Почему до сих пор невозможен палестино-израильский мир
Фото: Getty Images
Почему до сих пор невозможен палестино-израильский мир

Репортер Пьер Рехов анализирует палестино-израильский конфликт после десяти лет присутствия ХАМАС в секторе Газа. В частности, он указывает на основные причины того, что мир до сих пор остается маловероятным. 

Ситуация на Ближнем Востоке за последние 60 лет не очень соотносится с известной поговоркой: «Помириться можно только с врагами». Дело в том, что для начала необходимо определиться с врагом. 

У террористической гидры множество голов, мусульманский мир в своей совокупности отверг Израиль с момента его формирования, а Палестинская национальная администрация (ПНА) символизирует лишь камень преткновения в более широком конфликте. Кроме того, само переименование арабо-израильского конфликта (он охватывает еще и Иран после революции 1979 года) в палестино-израильский скрывает намного более объемную картину, с которой без конца приходится иметь дело израильтянам. 

Хотя у нас есть полное право критиковать израильское правительство (как и власти любой другой страны) и даже возмущаться некоторыми направлениями его политики, не стоит закрывать глаза на ряд истин, из-за которых у израильтян возникают сомнения по поводу навязываемого им партнера на мирных переговорах. 

1. ПНА выплачивает пособия участникам терактов и их семьям 

Хотя Махмуд Аббас утверждает, что нацелен на примирение, он по-прежнему выделяет часть палестинского бюджета на пособия сидящим в израильских тюрьмах палестинским террористам и их семьям (это касается также родственников погибших в ходе терактов боевиков). В этом плане палестинский закон однозначен. Сумма пособий и пенсий пропорциональна тяжести наказания, то есть числу жертв (как евреев, так и не евреев) террориста. 

Эта практика издавна критикуется израильским правительством, а с недавних пор также Белым домом и властями ряда европейских стран. 

Проникновение в дом и убийство мирно спящей девочки, стрельба по изумленным посетителям на террасе ресторана, взрыв в толпе подростков в ночном клубе - все это акты сопротивления израильской оккупации - так, видимо, считают палестинские власти. Стоит отметить, что подобные «акты борьбы с оккупацией» были обычным делом еще до 1967 года и завоевания Израилем территории, которая до того была занята Египтом и Иорданией. 

По палестинскому гражданскому кодексу, эти террористы обладают статусом «моджахеда» (бойца), если они живы, или «шахида» (мученика), если потеряли жизнь на «задании». 

Совсем недавно Махмуд Аббас даже назвал «расистом» израильского премьера, который заявил, что огромные суммы (7% бюджета ПНА) идут на финансирование и продвижение терроризма. На вопрос о необходимости подобной практики он ответил, что таково «прописанное по закону социальное обязательство». 

Представьте, что Франция захотела бы помириться с «Исламским государством» (запрещенная в России террористическая организация - прим.ред.), хотя последнее продолжало бы сулить пособия и вознаграждения всем, кто захотели бы повторить убийства в Париже и Ницце. 

Подобное просто немыслимо. 

Но именно с такой ситуацией приходится иметь дело Израилю, пока его единственным собеседником является ПНА. 

2. Махмуд Аббас избран на четыре года в 2015 году, до сих пор у власти 

Этот факт подрывает позиции лидера ПНА, который, таким образом, не обладает ни малейшей демократической легитимностью. Он - меньшее зло в привыкшем к диктатурам регионе. Тем не менее западные лидеры до сих оказывают ему поддержку только потому, что в опросах за ним по пятам идет террористическая организация ХАМАС. Если Аббас примет хотя бы малейшую уступку по отношению к Израилю (чтобы вернуться за стол переговоров), то может растерять остатки легитимности или даже лишиться жизни. Кроме того, он не хочет остаться в истории первым палестинским лидером, который нормализовал отношения с врагами-сионистами. 

3. Палестинские арабы не готовы отказаться от «права на возвращение» 

Хотя часть требований арабов действительно можно обсудить, это определенно не касается права на возвращение потомков «беженцев» 1948 года, которые находятся в лагерях в соседних арабских странах (в частности в Ливане и Сирии), причем практически без прав. Их возвращение означало бы исчезновение Израиля под неконтролируемым потоком не обладающих никакой квалификацией и ненавидящих его людей. 

Аббас в свою очередь настаивает, что это их неотъемлемое право. 

Его представление о мире с формированием двух государств предполагает существование Палестины, куда не пустят ни одного еврея, и многонационального Израиля, где мусульмане должны быстро стать большинством. 

Иначе говоря, две страны для одного народа. Эта прописанная в уставе ФАТХ концепция была признана устаревшей Ясиром Арафатом, однако ее так и не вычеркнули. Кроме того, никто, разумеется, даже не вспоминает о судьбе миллиона евреев, которых изгнали из арабских стран в 1948 году. 

4. Палестинские учебники не признают существования Израиля 

В докладе Института мира и культурной терпимости отмечается, что «в программе начальных школ ПНА детей учат быть мучениками, демонизируют Израиль и отрицают его существование, говорят о возвращении к исключительно палестинской стране». В частности, в нем указываются карты без Израиля и тексты с прославлением боевиков. В созданном в 1948 году Ближневосточном агентстве ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ недавно даже выразили возмущение по поводу новых школьных учебников, что в свою очередь спровоцировало гнев ПНА, которая наотрез отказывается их изменить. 

5. ПНА хочет отменить декларацию Бальфура 

ПНА потребовала от англичан век спустя извиниться за декларацию Бальфура (в ней евреям обещают страну на земле их предков), а также регулярно манипулирует ЮНЕСКО и прочими ооновскими структурами для демонизации Израиля при содействии арабского большинства (она всегда может положиться на него) и при самоустранении Европы. Палестина, по сути, выходит из соглашений в Осло, которые запрещают ей пытаться урегулировать конфликт иными путями помимо прямых переговоров. 

6. Арафат и Аббас никогда не принимали мирные предложения Израиля 

Как дал понять Ясир Арафат еще 10 мая 1994 года в соборной мечети Йоханнесбурга, любое соглашение с Израилем может быть лишь временным и направленным на его уничтожение. 

В августе-сентябре 2000 года, в ответ на предложение Эхуда Барака о признании демилитаризованного палестинского государства на 94% территории со столицей в Восточном Иерусалиме, а также разделе святых мест, Ясир Арафат бежал в Кэмп-Дэвид и с гордостью заявил народу, что не стал прогибаться под израильским и американским давлением. В результате все получили вторую интифаду с терактами и ответными мерами, тысячами жертв и еще большим недоверием с обеих сторон. Преемник Арафата считался относительно умеренным по сравнению с бывшим лидером террористов, однако тоже отверг еще более щедрое предложение Эхуда Ольмерта в 2006 году: 98% территории, неограниченное право на возвращение и полный контроль над Храмовой горой. Более того, Аббас даже не посчитал нужным ответить Ольмерту, чем хвастается при любом удобно случае. 

7. Уход из Газы привел к власти ХАМАС и породил три войны 

Раз возвращение Синая Египту привело к хрупкому миру двух стран (с тех пор его условия скрупулезно выполняются обеими сторонами), премьер Ариэль Шарон попытался повторить достигнутое, предоставив всю Газу ПНА в 2005 году (с переселением 10 тысяч еврейских жителей). Он стремился превратить этот бывший египетский анклав в новый Сингапур при содействии международного сообщества. Только вот государственный переворот и последовавшая за ним кровавая чистка привели к власти террористов ХАМАС. На Израиль же стали падать ракеты, что повлекло за собой три конфликта: в 2009, 2012 и 2014 годах. 

8. ПНА хочет получить гарантии до переговоров 

Махмуд Аббас постоянно об этом твердит: любые переговоры с Израилем должны основываться на формировании палестинского государства в границах 1967 года со столицей в Иерусалиме, а также справедливом решении вопроса беженцев. 

Иначе говоря, в качестве предварительного условия переговоров ПНА требует себе гарантии всего, чего хочет, но не желает при этом идти ни на какие уступки. 

Каждый раз, когда Израиль выражает возмущение по поводу упрямства ПНА, палестинцы обвиняют его в подрыве мирного процесса, что становится оправданием для терроризма. 

Отмеченные восемь моментов - бесспорные факты, которые подтолкнули нынешнюю американскую администрацию к пересмотру своей ближневосточной политики после визита Джейсона Гринблатта (Jason Greenblatt) и Джареда Куршнера (Jared Kushner) к обеим сторонам конфликта. 

Как бы то ни было, ситуация в регионе представляется все более неустойчивой, а на горизонте вырисовывается новый проект с привлечением соседних государств. 

Пусть Трамп и его советники не полностью поддержали позиции Израиля, они все же поняли, что тот совершенно не заинтересован в принятии мира таким, каким его видит ПНА, без полноправного участия арабского мира. 

Таким образом, конфронтация может вернуть себе облик арабо-израильского конфликта и создать условия для настоящего мирного проекта. Потому что о мире можно говорить только со всеми врагами, а не с верхушкой айсберга. 

Пьер Рехов (Pierre Rehov), Le Figaro, Франция

counter
Comments system Cackle