Мы в ответе за тех, кого приручили
Фото: Getty Images
Мы в ответе за тех, кого приручили

Сколько я себя в Израиле помню, столько и слышу о проблеме потомков евреев в четвертом поколении. Наш Закон о возвращении - зеркало Нюрнбергских законов Третьего Рейха. Нацисты детально копались в еврейском вопросе, устанавливали кто еврей (наличие трех еврейских бабушек-дедушек), кто полукровка, кто внук еврея. А вот четвертинки евреями не считались, они подвергались целому ряду ограничений, но сохраняли полноценное гражданство. (Почитайте подробно, весьма познавательно.)

Наш Закон о возвращении был принят в 1950 году как гарантия невозможности повторения трагедии Холокоста, унесшего 6 миллионов еврейских жизней, включая тех самых достаточно ассимилированных немецких евреев, их детей и внуков. О страстях и казусах вокруг Закона о возвращении, поправках 1970-го года, противостоянии Аводы и Мафдала вы тоже можете на досуге не без интереса прочесть. При всем несовершенстве закона, понимает большинство израильского общества, лучше его не трогать, не менять в ту и другую сторону, потому что последствия непредсказуемы.

А проблема четвертого поколения провисла. Не буду давить слезу и рассказывать о многочисленных случаях маленьких трагедий. До 17 лет эти ребята свой странный статус не ощущают, на них распространяется та же медицинская страховка и Закон об обязательном школьном образовании. Ментально они во всех случаях стопроцентные израильтяне, чей родной язык - иврит, во главе угла стоят израильские ценности, только не могут они идти в армию, голосовать и иметь полноценный израильский заграничный паспорт.

Периодически на страницы газет попадают эти печальные истории, снимаются интервью, где героям легче говорить на иврите, чем по-русски, а в студиях обязательно сидит "русский" депутат Кнессета и его оппонент - русскоязычный раввин ортодоксального направления. Когда СМИ начинают копать глубже, обязательно всплывают служащие МВД (их упрекают в бездушие), на что следует резонный ответ: - Мы действуем в строгом соответствии с инструкциями. 

Предлагаю не лезть на баррикады, а спокойно прочесть это сообщение: "Министр обороны Авигдор Либерман дал указание разрешить призыв в ЦАХАЛ юношей и девушек, потомков евреев в четвертом поколении, не имеющих статуса постоянного жителя или гражданина Израиля, но желающих проходить службу в армии. Свое решение министр объявил на встрече с начальником Генерального штаба генерал-лейтенантом Гади Айзенкотом и главой отдела планирования и управления кадрами ЦАХАЛа бригадным генералом Эраном Шани. 

С настоящего момента потомки евреев в четвертом поколении, не получившие статус постоянных жителей или граждан Израиля до 18 лет, могут быть призваны на военную службу по собственному желанию. До распоряжения министра обороны все лица, не имеющие статуса постоянного жителя или гражданина, не призывались в армию и получали отказ на просьбу о призыве. С этой недели все молодые люди призывного возраста, являющиеся "четвертым поколением", и изъявившие желание служить в Армии Обороны Израиля будут призываться наравне со всеми, на кого распространятся закон об обязательной военной службе".

Я позволю себе вернуться к одной из поправок к Закону о возвращении, принятой в марте 1970-го в рамках компромисса между партиями Авода и "Мафдал":

"В применении к настоящему Закону евреем считается тот, кто рожден от матери-еврейки и не перешел в другое исповедание, а также лицо, принявшее иудаизм".

В нашем случае в рамках системы армейского гиюра "Натив".

Вместе с борцами с гойским засильем я решил поинтересоваться: сколько же таких ребят призывного возраста? Вы хорошо сидите? Оказалось, от тысячи до двух на всю страну от Метулы до Эйлата.

Понятно, они не компенсируют собой число религиозных и светских (давайте говорить откровенно) уклонистов. Но их высокая мотивация и желание служить, в том числе и в боевых частях, укрепят ЦАХАЛ и помогут им в дальнейшем найти себя в израильской жизни.

Я вот немного знаю одного такого паренька из "четвертого поколения". Он вышел глубоко потрясенный из музея Яд ва-Шем и, по словам родителей, три дня не мог ни о чем другом говорить. Он увлечен новейшей еврейской историей и может работать экскурсоводом в бронетанковом музее Латруна. Во время поездки в Киев настоял на посещении Бабьего Яра. Ему вот-вот стукнет семнадцать.

"Мы в ответе за тех, кого приручили…"

counter
Комментарии