Для арабов "решение о двух государствах" всегда оставалось не более, чем частью мошеннического плана
Фото: Getty Images
Для арабов "решение о двух государствах" всегда оставалось не более, чем частью мошеннического плана

Концепция о "двух государствах" изначально возникла, как мошенническая стратегия, направленная на уничтожение государства Израиль. Арабы выдвинули ее в семидесятых годах, по аналогии с моделью, отработанной коммунистическим Северным Вьетнамом, в войне против Южного 

Предисловие переводчика 

Почти полвека назад, в конце января 1973 года в Париже было подписано мирное соглашение. Его цель заключалась в прекращении тянувшейся три десятилетия войны во Вьетнаме. Сами изнурительные переговоры продолжались четыре года. 

Главы делегаций США и просоветского Северного Вьетнама даже были удостоены Нобелевской премии мира. 

Никакого мира, разумеется, это соглашение не принесло. Сразу после заключения договора и выхода США из войны, коммунистический Север развернул массированное наступление на Юг, и в 1975 году свободный Вьетнам прекратил свое существование. 

Бывший глава румынской службы внешней разведки (DIE) Ион Пачепа, бежавший на Запад в 1978 году, рассказал в своих воспоминаниях, что уже в самом конце 60-х возглавивший тогда КГБ Юрий Андропов, подготовил тот же сценарий и для Израиля.

Глава КГБ был уверен, что изможденные Вьетнамом американцы и здесь ухватятся за малейший признак примирения, после чего их надежды на мир возведут террориста Арафата, созданного Андроповым из египетского марксиста, до уровня государственного деятеля. 

Вот только на Ближнем Востоке советский террористический проект пошел куда медленнее, чем на Дальнем. Давно уже не стало ни Андропова, ни его креатуры Арафата, но запущенный ими механизм по-прежнему угрожает еврейскому государству и новые поколения, уже не знающие исторической подоплеки, с легкостью ведутся на разработанные еще в те годы уловки. 

*** 

Д-р. Йоэль Фишман, научный сотрудник Иерусалимского центра по вопросам общества и страны 

Лозунг о "двух государствах" уже давно подается в СМИ в качестве желаемой цели, к которой ради достижения заветного мира следует стремиться и Израилю, и палестинским арабам. И всякий раз, когда кто-нибудь вновь озвучивает эту идею, само собой подразумевается, что Израиль должен пойти на жертвы и согласиться на серьезные уступки в обмен на некую, к слову, совершенно не ясную выгоду. 

В годы правления администрации Обамы, госсекретарь Джон Керри желчно обвинил правительство Израиля в том, что оно, мол, не считает себя обязанным "решению о двух государствах". 

Более того, около недели назад в Лондоне, премьер-министр Великобритании Тереза Мэй выступила с заявлением в пользу "решения о двух государствах", спросив премьер-министра Биньямина Нетаниягу, привержен ли он этому принципу тоже? Нетаниягу со своей стороны, не ответил напрямую, ограничившись фразой о том, что Израиль стремится к миру. 

Правда же состоит в том, что этот лозунг абсолютно лишен смысла. В свое время ООП выдвинула идею о "двух государствах" в качестве стратегии, задача которой заключалась в том, чтобы скрыть истинные цели сначала этой организации, а затем и ее преемницы - Палестинской администрации. 

И те, кто впервые ввел в обиход идею о "двух государствах", имели в виду нечто совершенно иное, чем ее потенциальные жертвы - израильтяне, нечто, совершенно отличающееся от того, что подразумевают и внешние силы, исходящие как будто бы из добрых побуждений в своем стремлении достичь решения этого конфликта. 

Первыми формулировку о "двух государствах" в годы войны во Вьетнаме, использовали лидеры Северного Вьетнама. И намерение их заключалось в том, чтобы скрыть свою стратегическую цель, представив ситуацию, будто бы они ведут борьбу исключительно за независимость Севера и вовсе не стремятся захватить всю страну. Применяя поэтапную стратегию, в которой общественное внимание каждый раз концентрировалось на промежуточных этапах борьбы, они шаг за шагом приближались к своей главной цели. Их реальная задача состояла в том, чтобы Северный Вьетнам захватил Южный, но при этом, они не прекращали говорить о "двух государствах". 

Таким образом, они маскировали свои истинные цели и манипулировали мировым общественным мнением. В конце концов, коммунистический Северный Вьетнам вымотал и ослабил Южный Вьетнам до такой степени, что сумел захватить его. В 1975 году последний американец бежал на вертолете с крыши посольства в Сайгоне. В равной степени, это стало поражением, как Южного Вьетнама, так и Соединенных Штатов. 

В начале семидесятых, Салах Халаф, один из основателей "Черного сентября", известный также под своей кличкой Абу Айяд, возглавил делегацию ООП в Ханой, чтобы в деталях изучить опыт вьетнамских коллег. Члены ООП познакомились там с легендарным генералом Во Нгуен Зиапом, а также политическими советниками, обучившими их методике, как сменив хорошо всем известный имидж террористов, представить мировому общественному мнению свою позицию. Абу Айяд описал этот важнейший визит в своей книге "Дом мой, моя страна" (написанной в сотрудничестве с французским журналистом еврейского происхождения Эриком Роло из "Ле Монд"). 

Абу Айяд указал на то, что именно северо-вьетнамцы посоветовали палестинским террористам привлекать общественное внимание к промежуточным этапам войны, признавая необходимость идти на жертву "временных уступок". 

"Не намекая явно ни на ФАТХ, ни на ООП, члены Политбюро (Северного Вьетнама) развернули перед руководством организации всю последовательность различных этапов борьбы самих вьетнамцев. Они объяснили, как были вынуждены пойти на многие и серьезные уступки, в том числе раздел страны на два отдельных независимых государства", - рассказывается в книге. 

Известный американский политолог израильского происхождения Йосеф Бодански, опубликовал в 1997 году результаты собственного исследования, проливающие дополнительный свет на ту встречу в 1970 году. "Вьетнамцы разъяснили, - пишет он, - что таким образом, (палестинские террористы) смогут предстать в качестве тех, кто согласился с разделом страны на два отдельных государства, не привлекая внимания к тому, что для них это лишь промежуточный этап, и таким образом сумеют нейтрализовать противников ООП на Западе". 

Слушать врага, извлекать уроки из истории 

Мы живем в мире высоких технологий, погруженные в культуру "саунд байтс" и СМС, Твиттера и комментариев на Facebook. Речь идет о простом и быстром распространении коротких сообщений, порой всего лишь в одну строку. Подобные стандарты лишают общество возможности внимательно и тщательно изучать опыт прошлого. И даже умудренные опытом представители разведсообществ порой берут в расчет ошибочные предположения, которые не были проверены должным образом. 

Поэтому, чтобы осознать, пагубность лозунга о "двух государствах", необходимо хорошо помнить и регулярно напоминать себе его происхождение. С самого начала эта формулировка была создана, чтобы ввести в заблуждение. Она возникла как инструмент политической борьбы, и эта цель никогда не менялась. Несмотря на это, она по-прежнему сильна, поскольку многие люди не знают прошлого или их бдительность была успешно усыплена. 

В то же время, обнаруживая ее истоки, мы можем быть уверены в том, что речь с самого начала шла об афере, и потому, те, кто продвигает это "решение", не могут считаться желающими добра Израилю. По той же причине, любому израильтянину, стремящемуся к благу для своей страны, не стоит поддерживать идею о "двух государствах".

Смысл этой уловки не более чем "полицид" Израиля (термин, введенный когда-то главой военной разведки Израиля Йехошафатом Харкаби, по аналогии с "геноцидом" и означающий последовательное уничтожение страны). Эта идея, возможно, и была в моде в эпоху Осло, но пришло время внимательно прислушаться к тому, что говорит враг и что он при этом, на самом деле, имеет в виду. 

Источник на иврите - MIDA 

Перевод Александра Непомнящего

counter
Комментарии