Криптография отчаяния: часть 2
Фото: Getty Images
Криптография отчаяния: часть 2

Начало 

Мы в настоящее время имеем дело с явлением, которое проявляет себя пока в весьма скромных, почти лабораторных формах, но которое грозит вылиться в большую жестокую войну, если идеологии глобального террора, как с одной, так и с другой стороны, не будет противопоставлена разумная миграционная политика. 

Все эти люди, которые взялись за ножи, мачете и дешевое стрелковое оружие, так или иначе, прибыли в Европу с территорий, на которых веками проживали их предки. Понимание их житейских проблем, нежелание, а, порой, невозможность противостоять этому не очень управляемому, как видно, потоку, привело к тому, что в их среде, обосновавшейся в современных цивилизованных мегаполисах, проявилось сначала изумление недоступным комфортом незнакомого им мира. А затем, почувствовав свою ненужность и здесь, и на родине, они осознали собственную бесперспективность, и занялись, по существу, партизанской войной в глубоком тылу идейного, религиозного и нравственного противника. 

Мы являемся свидетелями, но и участниками, большой планетарной ссоры нескольких мировых центров, не желающих и не могущих пойти на примирение один с другим. "Маленькие" люди, зависимые от этих центров, становятся жертвами этих ссор, как единственные живые ресурсы всех сторон. Жертва - это те, кого атаковали, но, как ни странно, и те, кто атаковал и был уничтожен, в конечном счете. 

Война миров 

Но что это за миры? Я вижу такую картину. 

Первый из них - самый глобальный и бесстрастный. Это мир "золотого тельца", объединяющий финансовые, промышленные, а иной раз, идеологические и политические ресурсы. 

Второй мир - религиозный. В основе его древние философии, неизменные, но и очень податливые требованиям эпохи и слишком часто - того самого первого мира, а именно мира "золотого тельца". 

Третий мир - мир Большой Политики, за которым стоят могущественные силовые ведомства, начиная с полиции и спецслужб и заканчивая огромными армиями. Этот мир способен делиться внутри себя, но и стремиться к образованию блоков и транснациональных союзов. 

Четвертый мир - мощные группы недостаточно развитых, в том или ином смысле, стран, больших и малых, располагающих природными, в первую очередь, энергетическими ресурсами, и непризнанные, самопровозглашенные "национальные" территории, на которых в богатстве проживает компрадорское буржуазное меньшинство, а в нищете большинство населения. Этот мир опирается на националистические, а, по существу, на уголовные теории, доминирования даже за пределами своего реального влияния. 

Пятый мир - ныне почти раритетный, исторический. Это мир классов и классовых теорий. Его принципиальная суть в отсутствии территориальных границ, он - интернационален. Он, однако, имеет свойство "засыпать" надолго, но, тем не менее, бессмертен, как, собственно,  и все остальные миры. 

Шестой мир - официальный мир, организованный нациями и государствами. Он издает свои законы, у него в подчинении вооруженные и полицейские силы, широкое солидарное финансовое обеспечение, множество обеспеченных чиновников-дипломатов и могучая полицейская охрана. Он главный, казалось бы, на планете. Но он вынужден считаться, а, иной раз, уступать реалиям, формируемым пятью другими мирами. 

Цепная реакция 

Миры эти постоянно сталкиваются, деля природные ресурсы, человеческий материал, сферы сбыта, торговлю, политическое влияние. 

Появление в нашей действительности, как крупных террористических банд, даже армий, и орудующих в тылу у всех этих миров террористических шаек, а также и террористов-одиночек (личностей психически, как правило, неустойчивых), совершенно естественно.  Ячейки, состоящие из малого количества людей, создаются одиночками на  очень короткий период - до первой атаки. Таким образом, они выполняют идеологическую задачу одного или нескольких крупных миров, о существовании которых могут даже не догадываться. Но широкая информация о подобных акциях разлетается по всем уголкам опасно шатающейся цивилизации и заражает новые неустойчивые элементы. 

Эта цепная реакция хорошо известна как психиатрам, так и полицейским, обычно занимающимся преследованием серийных убийц и насильников. Стоит в одном месте свершиться серии однотипных преступлений, и информация о них, со всеми деликатными подробностями, расползется по городам и весям, и случаи непременно будут скопированы. Тайные мечты тихого, скрытного психопата могут быть   осуществлены с чудовищной жестокостью. То же самое происходит и в области террора. 

На этот эффект, в своих целях, и рассчитывает тот мир, который поставлен нами под номером вторым. Рассчитывает, как видно, совсем не без оснований. 

Мир пятый, классовый, как уже было сказано, пока дремлет, но с нетерпением ждет своего часа. В его распоряжении тоже оказываются полоумные фанатики и психопаты, но он, в отличие от тех, кто пугает ножами, мачете и простейшим стрелковым оружием обомлевшую Европу, финансируется мирами, которые мы поставили под номерами первый, второй и четвертый. 

Однако же все эти миры требуют одних и тех же жертв - атакующих и атакуемых. 

В настоящее время мы являемся свидетелями и жертвенными участниками этого глобального процесса, который пока выражается во впечатляющих атаках отчаявшихся психопатов и фанатиков, криптограмма сознания которых, как видно предельно проста, но последствия и общий прогноз развития этого явления устрашает. 

Подобного рода террористы  не могут быть спрогнозированы (и спрофилактированы) ни спецслужбами и полицией, потому что не входят, как правило, в большие конспиративные террористические организации, ни высоколобыми правительственными аналитиками. Зато они объединены беспощадной к ним формой психических болезней (а это именно так) и диким фанатизмом.  В этом случае, их объединяют навязчивые исламские идеи покорения мира, а также навязывание элементарных  представлений об общественной нравственности и морали. 

Борьба с ними затруднена. Расследование преступлений массовых убийств в центрах европейской цивилизации всегда происходит уже по факту совершенной атаки. Изъятие из общества их последователей, активных или пассивных соучастников, порой, провоцирует новые акции. Европе пора обратиться к израильскому опыту работы специальных служб, которые доказали, что только кропотливая и терпеливая работа высокопрофессиональной разведки способна, если не остановить процесс образования сепаратных ячеек террористов-одиночек и фанатиков, то, во всяком случае, определить вероятную зону и время их появления и основные признаки возникновения преступных замыслов. 

Существуют ли в действительности эмиссары и связные, которых присылают с заданиями в стан противника к своим соотечественникам и единоверцами идейные вожаки? В каких-то случаях, наверное, существуют. Но их тайный приход обычно угадывается по масштабу акций, по объему финансирования террористических групп, типу и мощности вооружения, по правилам конспирации, которых они придерживаются, по планированию террористических операций, разветвленности агентурной и диверсионной сети… Это уже совершенно другая тема. То, что произошло во Франции относительно недавно и вылилось в серию эффективных операций спецслужб в Бельгии, относится к классике оперативно-разведывательной деятельности профессионалов, как с одной, так и с другой стороны. Разумеется, террористы использовали и неподготовленные, как того требовали их преступные планы, кадры непосредственных исполнителей  атак, но все же, руководство той чудовищной операцией осуществляли профессионалы. 

Мы же говорили о спонтанных случаях, когда руководят одиночками-психопатами и фанатиками далекие, чаще всего, неясные, для них самих религиозные, либо псевдо освободительные идеи, и собственные запущенные болезни психики. 

Но это и следствие того самого социального тупика, в котором вполне предсказуемо оказываются нелегальные переселенцы, эмигранты и беженцы.  Вот только это наш общий тупик, и пока света в конце туннеля не видно.

counter
Комментарии