Последствия возможной бомбардировки Ирана
Фото: AP
Последствия возможной бомбардировки Ирана

А что если Израиль в конце концов примет решение нанести удар по иранским ядерным объектам?

Посол Франсуа Никуло, который прекрасно знает это тематику, анализирует все возможные последствия такого шага. Смертоносная эскалация, выход Ирана из ДНЯО, терроризм на Западе… В этой ситуации победителем не будет никто.

Мы хотели бы побиться об заклад, что Израиль не будет бомбить Иран. Однако обычно из-под контроля выходят именно те сценарии, авторам которых кажется, что они прекрасно все контролируют. Так что давайте рассмотрим гипотезу бомбардировки.

Нам объясняют, что к бомбардировке нужно приступить безотлагательно, поскольку завод по обогащению урана в Фордо, находящийся глубоко под землей, теперь заработал. Это подтвердили и инспекторы МАГАТЭ. Ежегодно он может производить необходимое количество высокообогащенного урана для производства одной или двух атомных бомб. Однако, поскольку мы не располагаем оружием, которое может проникать на 90 метров в глубину сквозь землю и бетон, и не можем использовать тактическое ядерное оружие, похоже, что уже слишком поздно, и мы не сможем добраться до центра этого объекта. Можно задеть выходы к нему, которые должны быть видны сверху. Что же касается центрифуг, которые являются довольно хрупкими машинами, им будет нанесен серьезный ущерб одной только ударной волной и прочими второстепенными последствиями взрыва. Для того чтобы вновь запустить этот завод, потребуется несколько месяцев. Это уже значительный ущерб, но отнюдь не решающий.

Объектам в Натанзе и Исфахане, которые в основном являются наземными, будет нанесен гораздо более критичный ущерб. В таком случае иранцы получат подтверждение того, что они сделали правильный выбор, спрятав под землю по крайней мере один из своих заводов. Напомним, что на протяжении долгих лет им угрожают авиаударами по всем ядерным объектам, при этом требуя от них оставлять небо открытым, уподобляясь беззащитным овечкам.

И наконец, очень важно, чтобы реактор Бушерской АЭС остался нетронутым. Ведь он сейчас уже работает и не создает никаких проблем в плане распространения ядерного оружия. Удар по нему может привести, конечно, в меньшей мере, к последствиям, подобным тем, что мы видели после аварии на Фукусиме, при этом АЭС находится на берегу закрытого моря, окруженного многочисленными прибрежными государствами, в том числе странами Персидского залива.

Что же касается ответа со стороны Ирана, каким он может быть? Иран вряд ли будет проводить операции классической войны, вроде длительного перекрытия Ормузского пролива, со своими слабыми наземными, морскими и воздушными вооруженными силами. Он может запустить по Израилю со своей территории несколько ракет, вооруженных неядерными боеголовками. Это будет болезненный акт мести, не имеющий стратегических последствий. Он может также попросить движение «Хезболла» запустить несколько сотен и даже тысяч ракет ближней и средней дальности, которыми Иран вооружал его с конца последней войны в Ливане. Последующая за этим война может полностью раздавить «Хезболлу».

Остаются операции устрашения на внешних территориях, в Европе и Америке, проводимые либо самим Ираном, либо его друзьями. Отметим, что подобных акций не проводилось уже около пятнадцати лет. За исключением, конечно, недавнего покушения на убийство посла Саудовской Аравии в Вашингтоне. Однако расследование этого фантастического дела, похоже, совсем не движется. Основной обвиняемый в конце концов отказался от явки с повинной. На политическом уровне интерес к этой теме также угас, в частности, после принятия Генеральной ассамблеей ООН, которая не дождалась результатов расследования, резолюции, осуждающей Иран.

И наконец, существует еще один возможный вид мести со стороны Ирана, о котором пока мало говорят. Это решение выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Ведь удары будут производиться по ядерным объектам, которые находятся под гарантиями МАГАТЭ, где не было установлено ненадлежащего использования расщепляющихся материалов. Тем более, что их может нанести страна, не являющаяся участником ДНЯО и не находящаяся под контролем МАГАТЭ, если речь идет об Израиле, либо страна-участник ДНЯО, которой разрешено иметь ядерный арсенал и уклоняющаяся от любых видов проверок, если это будут США. В таком случае Иран может, и это вполне правомерно, воспользоваться статьей 10 ДНЯО, разрешающей любому участнику выйти из Договора, если «исключительные обстоятельства, связанные с содержанием настоящего Договора, поставили под угрозу высшие интересы его страны».

Каковы юридические последствия такого выхода? Иран не освобождается от своего обязательства принимать инспекции МАГАТЭ на существующих ядерных объектах, даже разрушенных, поскольку соглашения о гарантиях, подписанные с Агентством, не связаны с участием или неучастием Ирана в ДНЯО. Весь уран, обрабатываемый на этих объектах, учет которого МАГАТЭ тщательно ведет, безоговорочно останется под контролем Агентства, где бы он ни находился на территории Ирана. В то же время, ядерные объекты, которые Иран решит построить в будущем, и новые расщепляемые материалы, используемые на них, не будут подвергаться обязательствам по контролю. Эти объекты могут быть подземными и рассыпанными по территории Ирана либо тщательно спрятанными в городской застройке. В отсутствие инспекций на таких новых объектах мы потеряем ценный источник информации о ядерной деятельности Ирана. И наконец, эта страна получит юридическую свободу в создании бомбы, подобно Пакистану, Индии или Израилю.

В политическом плане, не столкнемся ли мы с волной желающих выйти из ДНЯО стран, которые не захотят оставаться беспомощными перед лицом иранской угрозы, таких как Египет, Турция, Саудовская Аравия? Это возможно, однако нельзя заявлять об этом со всей уверенностью, поскольку США будут использовать все возможные средства, чтобы убедить такие страны отказаться от этого.

Давайте продолжим развивать гипотезу выхода Ирана из ДНЯО. Если Иран окончательно не раздавят и режим в нем не сменится, освободившись от обязательств по Договору, он сможет, зализав свои раны, сделать первую бомбу через два-три года. После испытаний ему придется еще работать над постановкой ее на вооружение и над совершенствованием, чтобы оснастить ей ракеты и располагать надежным арсеналом: это еще как минимум пять-десять лет. И тут мы приходим к основному вопросу. Попытается ли Иран стереть Израиль с лица земли?

Как недавно об этом напомнил на страницах газеты «Le Monde» (от 3 февраля) Хусейн Мусавян, иранский дипломат, долгое время занимавшийся ядерной программой, в случае ядерного удара по Израилю могут погибнуть как евреи, так и палестинцы. В частности, потому, что иранские ракеты пока еще не отличаются высокой точностью. Земля, которую Исламская Республика Иран считает священной, окажется загрязненной на многие века. И, конечно же, неизбежный ответный удар со стороны Израиля или США имел бы для Ирана еще более трагические последствия.

Другая, более вероятная гипотеза состоит в том, что под иранским ядерным зонтиком враги Израиля осмелеют и, не колеблясь, будут создавать ему еще более серьезные проблемы. Однако в таком случае Иран окажется заложником своих собственных друзей, которые могут, увеличивая количество провокаций против Израиля, втянуть его в ядерную эскалацию. Нельзя сказать с уверенностью, что Иран действительно хотел бы катиться по этой наклонной плоскости, слишком хорошо понимая, что и в этом случае, по крайней мере, в ближайшие несколько десятилетий, удары, которые по нему нанесут,  приведут к гораздо большему количеству жертв, чем те, что сможет нанести он.

Остаются гнусные речи и недопустимые заявления иранского руководства в отношении Израиля. Пока это будет продолжаться, Израиль имеет полное право беспокоиться, а международное сообщество – возмущаться. Иран не вправе жаловаться на то, что пожинает бурю в результате ветра, который он продолжает сеять. Однако нам также необходимо быть осторожными с пережитками прошлого. Исламский иранский режим никогда не провозглашал себя носителем высшей цивилизации, которая имела бы право на подчинение или уничтожение окружающих его страну народов. Он хочет, чтобы с лица земли исчезла политическая единица, еврейское государство Израиль, что подлежит осуждению хотя бы с точки зрения Устава ООН. Однако он не призывает к созданию новых Освенцимов. Иранские вожди – это не Гитлер и не Геббельс. Это Хаменеи и Ахмадинежад, и этого уже достаточно.

Франсуа Никуло, "Le Temps", Швейцария

counter
Comments system Cackle