Конец правления Обамы. Будут ли "Братья-мусульмане" объявлены в США вне закона?
Фото: Getty Images
Конец правления Обамы. Будут ли "Братья-мусульмане" объявлены в США вне закона?

В минувшую среду Законодательный комитет Конгресса проголосовал за законопроект, призывающий правительство США определить "Братьев-мусульман" как террористическую группировку, либо ясно аргументировать свой отказ поступать таким образом. Он был поддержан 17 голосами против 10, в соответствии с раскладом сил в комитете между демократами и выдвинувшими билль республиканцами, которые мотивировали свою инициативу заботой о безопасности жителей США. 

Проект был предложен в ноябре прошлого года республиканцами Тедом Крузом, представившем его в Сенате и Марио Диаз-Балартом из Флориды, лоббирующем его в Конгрессе. 

Два года назад аналогичный законопроект уже выдвигался Мишель Бахман, представляющей в Конгрессе республиканцев Миннесоты, связанных с "Чайной партией", и относящейся к консервативному крылу. Тогда ее инициатива не получила достаточной поддержки даже внутри республиканских кругов. Нынешнее голосование, однако, показывает, что хотя до утверждения билля в качестве закона еще очень далеко, сама идея, судя по всему, утвердилась в позиции республиканского мейнстрима. 

Стоит заметить, что аналогичное изменение отношения к "политическому исламу" наблюдается и в консервативных кругах Великобритании. В конце прошлого года специальная комиссия представила премьер-министру Дэвиду Камерону отчет, указавший, что "организация "Братьев-мусульман" использует Лондон в качестве базы для своей деятельности в Европе и на Ближнем Востоке", "…их деятельность тесно связана с поддержкой террористических группировок, а их идеология и тактика идут вразрез с национальными интересами и безопасностью Великобритании". 

Надо полагать, что осознание угрозы, исходящей от "Братьев-мусульман" в немалой степени пришло к британским властям вследствие разворачивающегося сейчас на европейском континенте исламского нашествия, кокетливо именуемого некоторыми СМИ миграционным кризисом. 

По мнению авторитетной израильской арабистки, исследователя исламских политических движений д-ра Дины Лиснянской: 

"Именно идеология "Братьев-мусульман" стала в странах Европы превалирующей среди местного мусульманского населения. Именно она, привела к росту антисемитизма среди коренного населения Франции, Англии, Бельгии, Скандинавии, и других стран. 

Именно она стала главным двигателем продвижения односторонних интересов палестинских арабов, одновременно с пропагандой ненависти к государству Израиль. Идеология "Братьев-мусульман" стала той самой радикальной базой, на основе которой выросли фундаметалистские исламские движения и даже террористические организации".

"При этом, - считает Лиснянская, - благодаря умению "Братьев-мусульман" просачиваться во все политические движения и "играть по правилам", многие считают их умеренной альтернативой радикальным салафитам. Последние, конечно, вызывают массу рейтинга и притягивают внимание своим внешним видом и зрелищными терактами, но именно "Братья-мусульмане" смогли за последние полвека создать экономическую, медийную и даже политическую империю в странах Европы и Северной Америки". 

"Давно пора определить "Братьев-мусульман", в качестве террористов и весьма реальной угрозы, которую они представляют для национальной безопасности Соединенных Штатов, - заметил глава Законодательного комитета Конгресса республиканец Боб Гудлейт из Вирджинии после голосования, - Ведь, это позволит значительно уменьшить шансы на проникновение активистов организации в США". 

Понимание опасностей, связанных с растущим влиянием радикальных мусульманских сил в Европе, скорее всего, сыграло свою роль и в изменении настроений среди американских законодателей. 

При этом, другим немаловажным фактором, похоже, стало соответствующее лоббирование пресечения деятельности "Братьев-мусульман" со стороны ряда влиятельных арабских политиков. В первую очередь, президента Египта Абдель Фаттаха аль-Сиси, а также лидеров Саудовской Аравии и ОАЭ, ведущих бескомпромиссную войну с "Братьями-мусульманами" в своих государствах и объявивших их вне закона. 

По сообщению портала "Аль-Монитор", накануне подготовки законопроекта Диаз-Баларт активно контактировал с лоббистами, представляющими интересы египетского президента аль-Сиси. Недаром значительная часть аргументации законопроекта связана с деятельностью "Братьев-мусульман" именно в Египте, где три года назад они были отстранены от власти, захаваченной ими годом раньше свержением президента Хосни Мубарака. 

"Администрация Обамы представила нам слишком радужную картину этой организации", - заметил Диаз-Баларт. Это исключительно политкорректное определение, по сути, относилось к тому факту, что, при Бараке Обаме представители "Братьев-мусульман" и аффилированных с ними структур вошли в администрацию президента и даже в руководство структур безопасности. 

В октябре 2010 года министр внутренней безопасности США Наполитано приняла в свой консультативный совет Мухаммеда Элибиари. Назначению не помешало ни то, что Элибиари является известным поклонником основателя современного мусульманского фундаментализма Саида Кутба, повешенного египтянами в 1966-м, ни то, что в 2004-м он выступил на конференции "Дань великому исламскому визионеру", посвященной "выдающейся" деятельности иранского лидера аятоллы Хомейни. 

Другим советником по вопросам национальной безопасности стал Мохаммед Маджид - президент Исламского общества Северной Америки, организации, которую всего несколько лет назад федеральная прокуратура назвала прикрытием "Братьев-мусульман", собирающим деньги на террористическую деятельность ХАМАСа (тоже филиал "Братьев"). Несмотря на это, Маджид стал консультантом Пентагона, ЦРУ и Управления директора национальной разведки, регулярно мелькающим в окружении президента. 

Еще одним приближенным к администрации Обамы оказался основатель и руководитель Мусульманского совета по общественным связям Салям аль-Мараяти, появившийся в Вене в октябре 2012 г. в качестве члена официальной делегации США при ОБСЕ на конференции по правам человека. Аль-Мараяти прославился тем, что назвал террористов-смертников "законным сопротивлением", сравнил боевиков ХАМАСа и "Хизбаллы" с американскими героями Войны за независимость и предположением о причастности Израиля к теракту 9/11. 

Влияние "Братьев-мусульман" на администрацию США стало еще очевиднее, после опубликования в 2010 году базового документа о борьбе с террором "Стратегии национальной безопасности", из которого был полностью удален термин "исламский радикализм". 

В соответствии с новой доктриной, из брошюры для подготовки агентов ФБР "Контртеррористический аналитический лексикон" исчезли понятия "джихад", "ислам" и даже сами названия террористических организаций - ХАМАС, "Хизбалла" и "Аль-Каида". Аналогично подверглись ревизии и другие учебные материалы и презентации ФБР. 

Для работы агентов спецслужб с мусульманами были разработаны новые инструкции, соответствующие исламскому религиозному законодательству - шариату. В рамках борьбы с "исламофобией" многие аналитики и специалисты по борьбе с террором - носители "устаревшей" концепции по отношению к исламскому экстремизму - были лишены возможности влиять на работу спецслужб, их участие в рабочих конференциях и подготовке агентов было заблокировано. Зато, благодаря новым критериям, значительно сузившим определение террористической деятельности, в роли инструкторов и консультантов оказались те, кто прежде сами были объектами наблюдения спецслужб. 

Результатом этой политики стали последовавшие вскоре теракты на территории США, совершенные прихожанами мечетей, подчиненных организациям, связанным с "Братьями-мусульманами": взрыв бомбы в 2013 году на бостонском марафоне братьями Царнаевыми, убийство пяти военнослужащих США в прошлом году Мухаммадом Юсефом Абдулазизом в Чаттануга, организованный Сайедом Фаруком кровавый теракт на рождественской вечеринке в Сан-Бернардино. 

Равно как и дестабилизация арабских стран Ближнего Востока, в ходе переворотов, организованных "Братьями- мусульманами" и поддержанных Бараком Обамой, а также последовавшая за тем утрата американского влияния в регионе. 

Теперь, когда время Обамы на исходе, и его влияние в стране, да и зарубежом стремительно сокращается, возможность минимизировать последствия сомнительного наследия лауреата Нобелевской премии мира стала более реальной. Впрочем, для этого, очевидно, американскому народу потребуется сделать в ближайшем ноябре соответствующий выбор, в корне отличный, от предыдущего.

counter
Comments system Cackle