Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авив
+21+14

Мнения

А
А

Блуждающий фотограф, клубок линий и ванная комната

В Ашдодском музее искусств открылись три новых выставки: Павел Вольберг – «Маскарад», Шарон Полякин - «8 уроков рисования» и Иехезкель Штрайхман - «Ванная комната», которые продлятся до 25 июня. В дни Песаха вход в музей искусств "Монарт" и в археологичес

01.04.2012
Источник:mnenia.zahav.ru
Zahav.ru пресс-служба

Три новых выставки в Ашдодском музее искусств "Монарт"

24 марта в Ашдодском музее искусств открылись три новых выставки: Павел Вольберг – «Маскарад», Шарон Полякин - «8 уроков рисования» и Иехезкель Штрайхман - «Ванная комната», которые продлятся до 25 июня. 

Выставка Павла Вольберга " Маскарад" - вторая крупная персональная музейная экспозиция этого яркого израильского фоторепортера. Первая прошла ровно десять лет назад в Тель-Авивском музее искусств, когда Вольберг получил одну из израильских престижных премий, выдаваемых молодым дарованиям - премию Леона Константинера 2002 года. Тогда Вольберг был подающим надежды фоторепортером, его снимки были свежи и динамичны. Сейчас он стал куда более известен, называет себя фотографом-передвижником, фотографом-путешественником, путешествующим ради репортажа, ради редкого снимка. Его репортажи – актуальны, эффектны, легко запоминаются. Снимки Павла Вольберга известны не только в Израиле, но и в мире, где его вполне заслуженно оценили на международных смотрах: только в прошлом году Вольберг стал лауреатом международного фотоконкурса Sony WPA 2011. Он участвовал также в 52-м Венецианском художественном биеннале и в выставке в Еврейском музее Берлина «Что касается Израиля» несколько лет назад.

Этот блуждающий фотограф, много работающий для периодических изданий, проникает со своей камерой повсюду - во все места в мире и во все слои общества, ровно и спокойно фиксируя происходящее, не скрывая своего эмоционального и неравнодушного отношения. Спокойствия ему хватает на то, чтобы скадрировать рамку, мгновенно обдумать экспозицию. Неравнодушия – чтобы сделать снимок таким, чтобы на него нельзя было не отреагировать.

Zahav.ru undefined

 

Стиль Вольберга – между традициями уличной фотографии и газетного репортажа. В лучших традициях западной фотожурналистики он фиксирует некое явление, придавая ему в буквальном смысле новое освещение, новый смысл, заставляя по-новому взглянуть на него. Вольберг фотографирует, как другие охотятся: его снимок должен быть точным как выстрел, но выстрел не вредящий, а выстрел света, по-новому освещающий привычные явления, так или иначе связанные с жизнью общества, государства, общин. В уличном потоке сцен и явлений Вольберг находит пиковые яркие моменты, те единственные кадры, которые запомнятся и потому будут правильными. Вольберг любит фотографировать на задворках города, культуры, толпы. Многие его работы сделаны в общинах, которые считаются заброшенными (далекими от внимания и влияния той самой толпы, обтекающей задворки) и в то же время выгодно визуально-живописными – от африканских племен до иерусалимских ортодоксов. Вольберг любит и маргиналов всех сортов, потому со своей камерой захаживает в гей-клубы, в бедные ешивы, за кулисы модных шоу, пробирается в толпы православных паломников у христианских святынь, в клубы молодежи из Эфиопии, в еврейский квартал Хеврона, где он ежегодно фотографирует детей и солдат в Пурим. Усредненного у Вольберга нет – всегда крайности между рамками снимка. Крайности религиозные, национальные или общинные. Крайности арабо-израильского конфликта. Крайности и фанатизм часто приводят к маскараду, вынуждают надеть маски, прикрыть лица, отсюда и название выставки. Маскарад, маски, костюмы - иная форма накидок, хиджабов. Из-под масок и платков сверкают глаза – глаза детей, солдат, маскирующихся перед боем, глаза задержанных арабов с повязками на лицах. Маскарад лиц, карнавал костюмов, свистопляска снимков – такова наша уже взорванная реальность. Фотограф Павел Вольберг увидел свет от ее вспышек.

Шарон Полякин. 8 уроков рисования.

Прекрасная выставка Шарон Полякин также проходила в Тель-Авивском музее - сравнительно недавно, около полугода назад. Нынешняя - "8 уроков рисования" - ее естественное продолжение.

Выставка построена из серий рисунков – небольших и гигантских во всю стену, инсталляций, скульптур, объектов – серебристых птиц из проволоки, переходящей в фирменную, тонкую, запутанную нить из случайно размотавшегося клубка идей Шарон Полякин на ее почти монохромных работах, силуэты которых будто бы выбиты как точка-тире-точка. Суть всего этого – линия и искусство рисунка, буквально "вытекающие" из клубка закрученных связей. Каждая серия работ на выставке, крупноформатные рисунки-картины с тонкими перепутанными линиями, будто прорезанными мастихином в краске и инсталляции – это отдельное пространство идеи и отдельный зал. В Ашдодском музее – 13 галерей, так что места хватило на несколько пространств-миров, сформированных объектом, линией и связями между ними.

Шарон Полякин – известная израильская художница, график и рисовальщица. Она удостоена многих призов, в том числе и приза Рапопорта за 2010 год, по следам которого и была устроена ее выставка в Тель-Авиве. Шарон Полякин – символ авангарда, выпускница "Бецалеля", где дух свободы равнозначен умению рисовать. С 2007 года она возглавляет факультет искусств Хайфского университета. До этого, почти 20 лет, с 1987 по 2006 год работала в "Семинаре печати" в Иерусалиме как художница и график, и стала известной специалисткой по различного вида гравюрным работам – области, требующей огромных знаний как традиционных видов гравюры, так и новых. Отсюда – ее фирменная прорезанная линия.

Zahav.ru undefined

 

Многие художники на определенном этапе обращаются к гравюре, но мало кто именно из методов гравюры развивает свой стиль живописи – так, как это удалось Шарон Полякин. Силуэты, образы, фигуры, "цитаты" с полотен великих (Гойя, Дюрер и Веласкес), воины и цикламены - все прорисованно одной линией. Шарон разработала особую технику, ставшую для нее средством "перевода" гравюры в живопись. Она рисует чернилами на бумаге, переводит рисунки на пергамент и проецирует их на холст, по которому уже пишет красками, создавая сцены в традициях рисунка и гравюры. Отсюда – и впечатление чертежа, отпечатка гравюрного пресса, того, что Шарон Полякин называет своим альтер-эго - "рабочий рисунка у гравюрного станка в грязной одежде, заляпанной пятнами краски, погруженный в физический процесс создания картины". Она точно обрабатывает поверхность картины, закручивая все спиралью линий, нанизывая на них птицы, ноты, цветы, людей, объекты, проверяя границы художественного опыта.

Выставка гравюр Полякин экспонировалась в Тель-Авивском музее в 2002 году, первая выставка видео – четыре года назад, живопись и скульптура - в прошлом году в Тель-Авивском музее, и сейчас – новая выставка в музее Ашдода, которым до недавнего времени руководил известнейший специалист в области современного искусства искусствовед Йона Фишер, работавшей в свое время куратором Иерусалимского и Тель-Авивского музеев. Он вывел на орбиту немало имен, и долгие годы именно его мнение считалось определяющим в оценке негласного рейтинга мастеров израильского искусства. В 1977 году Йона Фишер был удостоен высшей награды страны – Государственной премии Израиля, за вклад в развитие израильского искусства. В 2004-м году Фишер, уже будучи на пенсии, согласился помочь ашдодскому музею, открытому за год до этого – в 2003-м, и все эти годы определял направление его развития, тематику и экспонаты его выставок, привозил в Ашдод собрания других музеев из Израиля и из-за рубежа. В том, что «Монарт» получил недавно статус государственного музея  - большая заслуга Фишера.

"Ванная комната" Йехезкеля Штрайхмана

"Ванная комната" – броское название для выставки в музее. Речь не идет ни о новых дизайнерских уловках, не об интимных откровениях. Название выбрано буквально по месту действия и описывает творческую кухню – в данном случае ванную комнату известного израильского художника Йехезкеля Штрайхмана, одного из лидеров "Новых горизонтов". Ванная комната в его тель-авивской квартире в конце 1950-х годов стала для него мастерской по применению керамики и местом для экспозиции того, что в веке 21-м именуют инсталляцией. Инсталляция – современное понятие, а изразцы – архаичное. Керамические плитки, изразцы для ванной комнаты в своей тель-авивской квартире Штрайхман (1906-1993) сделал сам, и их роспись естественным образом перекликается с его живописными работами. Штрайхман был не плиточник, а художник, и потому использовал изразцы разных форм и размеров, глазурованные и матовые, из разных сортов глины, землистого оттенка и разноцветные. Рисовал на них в сине-зеленой палитре Ближнего Востока и в красных оттенках глины морские волны, паруса, рыб, лебедей, вздыбленных скаковых лошадей, птиц, верблюдов, обнаженную натуру в веяниях Пикассо и Хуана Миро, этрусские мотивы – это уже от Брака. 

Выставленное в Ашдодском музее панно, составленное из этих изразцов - торжество реставрации, поскольку сама керамика была изготовлена в конце 50-х годов, а уже в начале 1960-х ее просто скололи со стен. Восстановил керамику художник и реставратор Шай Фаркаш, сумевший повторить стиль Штрайхмана от архаики глины до модернизма инсталляций, давший возможность почувствовать волшебное прикосновение Штрайхмана к материалу, выявляющее цвет и текстуру, оттенки красного, отношения между образным и абстрактным, между местным стилем и европейским, геометрические узоры и аморфные фигуры, аспекты материального и чувственного. Штрайхман начал работать с глиной благодаря помощи своего друга - художника Пинхаса Абрамовича, а технику керамики разработал известнейший израильский керамист Аарон Кахане (музей его наследия расположен в Рамат-Гане). Все трое были художниками группы «Новые горизонты» и возможно, что керамика давала им возможность отойти от им же придуманных рамок и направлений.

Zahav.ru undefined

 

Иехезкель Штрайхман родился в Литве в Каунасе в 1906 году в религиозной семье состоятельного торговца лесом. Учился в еврейской гимназии. В 1914 г. семья переехала в Россию и поселилась в Брянске, а в 1918 г. вернулась обратно в Ковно. В 1919 г. Штрайхман начал заниматься изобразительным искусством с частными учителями. В 1924 году уехал в Эре-Исраэль и поступил в "Бецалель", где учился у Бориса Шаца и Зеева Рабана вместе со Стеймацким, Арохом, Кастелем, Авни, Гликсбергом – теми, кто впоследствии сформировали израильский художественный авангард и группу "Новые горизонты". В 1926 г. Штрайхман отправился в Париж , изучая архитектуру в Эколь спесиаль д’аршитектюр, а в 1927–31 гг. учился в Академии искусств во Флоренции, В 1931 г. он уехал в Каунас, где жил до 1936 г., после чего снова вернулся в Эрец-Исраэль.

Сразу же после возвращения Штрайхман начал активную творческую деятельность: занимался живописью, выставлял свои работы, вступил в Ассоциацию живописцев и скульпторов, преподавал живопись. В 1945 г. вместе со Стеймацким открыл собственную студию. В 1948 г. Штрайхман стал одним из основателей группы «Новые горизонты», нового направления в израильской живописи - «лирического абстракционизма».

Штрайхман был лауреатом премии Меира Дизенгофа (1941, 1944, 1954, 1969), премии Сандберга, присуждаемой Израильским музеем (1974), Государственной премии Израиля , (1990) и других. В 1981 г. Штрайхман был избран почетным гражданином Тель-Авива.

Ашдодский музей изобразительных искусств (центр «Монарт, ул Дерех ха-Арец, 8) открыт в понедельник, среду, четверг с 10.00 утра до 16.00 часов; во вторник с 10.00 до 20.00; в пятницу и субботу с 10.30 до 13.30, в воскресенье – закрыто. Телефон: 08-8545180.

В дни Песаха вход в Ашдодский музей искусств "Монарт" и в археологический музей филистимлянского наследия имени Корин Маман – бесплатный.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться. Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.