Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авив
+24+15

Мнения

А
А

Гетто внутри

История, говорящая о том, что удел каждого еврея стать жертвой, так укоренилась в сознании и подсознании, что самый ничтожный инцидент вызывает совершенно несоразмерное извержение жалости к себе. Каждый еврей знает, что мы все вместе стоим перед лицом враждебного мира, что нападение на одного еврея – это нападение на нас всех. C каждым днем Израиль становится все более еврейским и все менее израильским.

ortodox
Фото: Getty Images

История, говорящая о том, что удел каждого еврея стать жертвой, так укоренилась в сознании и подсознании, что самый ничтожный инцидент вызывает совершенно несоразмерное извержение жалости к себе... Как было сказано: «проще вывести евреев из гетто, чем гетто из евреев».

РАСИСТСКИЕ преступления на почве ненависти особенно отвратительны!

Еще отвратительнее, когда жертвами становятся дети.

И невероятно безрассудны, когда совершаются арабами против еврейских детей.

На этой неделе мы снова стали этому свидетелями.

Если действительно сторонник арабской Аль-Каиды расстрелял трех еврейских детей и одного взрослого в Тулузе, после того как убил поблизости троих небелых французских военнослужащих, он не только причинил страшное горе их семьям, но и страшный вред палестинскому народу, дело которого он, по его утверждению, защищал.

Потрясение всего мира вылилось в демонстрации солидарности с еврейской общиной во Франции, а косвенно – с государством Израиль.

Французский министр иностранных дело полетел в Иерусалим на похороны погибших евреев. Президент Саркози в пылу борьбы за свое политическое выживание появлялся повсюду, где можно было наскрести на этой трагедии хоть унцию политического капитала. И еще бесстыднее поступил Биньямин Нетаньяху.

Именно сейчас, когда во многих местах раздаются призывы к бойкоту Израиля, этот акт напомнил миру об ужасах антисемитизма. Нужна незаурядная храбрость, чтобы настаивать в такое время на бойкоте еврейского государства. Защитники Израиля могли бы запросто воскресить в памяти воинственный клич нацистов: «Kauft nicht bei Juden!» («Ничего не покупайте у евреев!»)

В последнее время Нетаньяху упоминает о Холокосте в любой своей речи с призывами напасть на Иран. Он пророчит Второй Холокост, если не сравнять с землей иранские ядерные объекты. В самом Израиле это называют циничной эксплуатацией Холокоста, но в атмосфере, возникшей после тулузского расстрела, такие критические высказывания стихли.

НЕКОТОРЫЕ считают подобную реакцию чрезмерной. В конце концов, это зверство совершил свихнувшийся 24‑летний одиночка. Его жертвами стали не только евреи, но и мусульмане. Не слишком ли много внимания уделяют этому событию?

Думающие так, не понимают подоплеки израильской реакции.

Йешияху Лейбович, блюдущий иудейские традиции, сказал много лет назад, что иудейская религия уже два века как скончалась, и что евреев объединяет только Холокост. В этом много верного, но Холокост в таком контексте следует понимать как кульминацию веков преследования.

Почти каждый еврейский ребенок в мире с раннего детства усвоил, что евреи всегда были жертвой. «В каждом поколении они поднимались, чтобы уничтожить нас», – сказано в священном тексте, который накануне Песоха читают в течение двух недель в еврейских домах по всему миру. «Они», что вполне понятно, это «гои», все неевреи.

Евреев, в соответствии с общепринятым у нас повествованием, преследовали повсюду, всегда и почти без исключений. Евреи должны быть готовы к тому, что на них могут напасть в любом месте и в любой момент. Это непрерывная история избиений, изгнаний, устроенной крестоносцами резни, испанской инквизиции, погромов в России и на Украине. Холокост – лишь одно звено этой цепи и, возможно, не последнее.

В еврейской историографии рассказ о превращении евреев в жертву начинается даже не с христианской Европы, а с рассказа о (мифическом) египетском рабстве, разрушении храма в Иерусалиме вавилонянами, а затем римлянами. Несколько недель назад праздновался веселый Пурим в память о библейском (и тоже мифическом) рассказе о замыслах уничтожить всех евреев в Персии, современном Иране, которые разрушила прекрасная бесстыдница Эсфирь. (В конце концов, именно евреи перебили всех своих врагов, включая женщин и детей).

История, говорящая о том, что удел каждого еврея стать жертвой, так укоренилась в сознании и подсознании, что самый ничтожный инцидент вызывает совершенно несоразмерное извержение жалости к себе. Каждый еврей знает, что мы все вместе стоим перед лицом враждебного мира, что нападение на одного еврея – это нападение на нас всех, что погром в дальнем Кишиневе должен пробудить и взволновать евреев в Англии, что стрельба по евреям в Тулузе должна пронзить до глубины души евреев в Израиле.

Своим отвратительным преступлением тулузский убийца достиг еще большего единения с Израилем евреев во Франции и во всем мире. Такие связи в последние годы значительно окрепли. Многие французские евреи – выходцы из Северной Африки – отдали предпочтение Франции перед Израилем, и поэтому одержимы национализмом еще более яростным, чем большинство израильтян. Они вкладывают деньги и скупают дома в Израиле. В августе на тель-авивском пляже французский язык можно услышать чаще, чем иврит. Теперь многие из них могут поселиться в Израиле навсегда.

Убийство в Тулузе, как и каждый акт антисемитизма, укрепляет Израиль, и, прежде всего, антиарабский правый фланг.

ДУМАЮ, что палестинский премьер Салам Файад был совершенно искренен, когда осудил это злодеяние и в особенности приписываемые убийце слова, что тот хотел отомстить за смерть детей в Газе. Никто не должен произносить имя Палестины, свершая подобную презренную акцию, сказал Файад.

Я вспоминаю моего покойного друга, Исама Сартави, палестинского «террориста», который стал видным борцом за мир и был за это убит. Он рассказал мне как-то, что к нему в Париже зашел один из лидеров французских антисемитов и предложил стать его союзником. «Я выставил его вон, – сказал он мне. – Я знаю, что антисемиты – злейшие враги палестинского народа».

Как неоднократно было замечено, современный сионизм – пасынок современного европейского антисемитизма. И действительно, слово «сионизм» появилось всего через несколько лет после того, как один немецкий идеолог придумал слово «антисемитизм».

Без антисемитизма – от «черной сотни» в России до «дела Дрейфуса» во Франции – евреи могли бы благополучно тосковать о Сионе еще 2000 лет. Именно антисемитизм и вызванные им страхи сорвали их с места и придали убедительность идее, что у евреев должно быть свое государство, где они станут хозяевами своей судьбы.

Первые сионисты не собирались создавать государство, которое играло бы роль Генерального Штаба Всемирного Еврейства. Напротив, они считали, что никакого Всемирного Еврейства не останется. В их представлении все евреи должны были собраться в Палестине, а еврейская диаспора – исчезнуть. Именно об этом писал Теодор Герцль, именно в это верили Давид Бен-Гурион и Владимир Жаботинский.

Если бы так и случилось, не было антисемитского убийства в Тулузе, потому что в Тулузе не было бы евреев.

Бен-Гурион едва сдержался от того, чтобы не выложить американским сионистам всё, что он них думает, а относился он к ним с крайним презрением, будучи убежден, что сионист не должен находиться нигде, кроме Сиона. Если бы он услышал, как угодничает Нетаньяху перед тысячами еврейских «лидеров» на конференции ЭЙПАК, его бы стошнило. Оно и понятно, потому что те самые евреи, которые хлопали в ладоши, вскакивали в безумном восторге и подзуживали его на катастрофическую войну с Ираном, после собрания вернутся в свои уютные дома к прибыльным занятиям в Америке.

Их говорящие по-английски дети учатся в колледжах и мечтают о будущих богатствах, когда их современники в Израиле идут в армию и тревожатся о том, что случится с их беззащитными семьями, если обещанная война с Ираном действительно разразится. Может ли не стошнить?

КСТАТИ, симбиоз американских политиков с сионистским лобби произвел на этой неделе один курьез. Конгресс США единогласно принял закон, облегчающий переезд израильтян в США на постоянное жительство. Для этого достаточно купить в Америке небольшой бизнес, например, кондитерскую в Бруклине, что обойдется в полцены квартиры в Иерусалиме. Такие люди автоматически становятся постоянными жителями США, а со временем и – и гражданами.

Можно ли вообразить более антисионистскую акцию, чем этот план по опустошению Израиля? И всё из любви к Израилю и еврейским голосам?

Израильские СМИ, разумеется, приветствовали это удивительное доказательство американской благосклонности к Израилю.

Так что, мы наблюдаем в Тулузе с одной стороны тулузского убийцу-антисемита, подгоняющего евреев в Израиль, а с другой – трусливый конгресс сионистов в США, заманивающий израильтян обратно в «изгнание»

Когда был основан Израиль, мы думали, что еврейским жертвам пришел конец, и, прежде всего, конец ощущению себя жертвой.

Вот мы здесь, евреи нового типа, мы можем защитить себя всей мощью суверенной страны.

Обиженный и плачущий ребенок остался в презренной диаспоре, в рассеянных и беззащитных еврейских общинах.

Но чувство жертвы вернулось с удвоенной силой – и как универсальная политическая хитрость, и как умонастроение. Иранская бомба, реальная или мнимая, дала ему мощный толчок. И до тех пор, пока Израиль находится в состоянии в состоянии страха, представления о Втором Холокосте будут довлеть над ним с прежней силой.

C каждым днем Израиль становится все более еврейским и все менее израильским. Как было сказано: «проще вывести евреев из гетто, чем гетто из евреев». Особенно в состоянии непрекращающейся войны.

Здесь мы приходим к тому же выводу, что и в других случаях. Ответ – в достижении мира.

Источник: Гуш Шалом

Метки:

Читайте также