Zahav.МненияZahav.ru

Среда
Тель Авив
N/A+26

Мнения

А
А

Трупы террористов и власть закона

Израиль с самого начала находится в непростой ситуации. Для нас особая чрезвычайность - это рутина. Мы с ней живем. Мы живем в окружении врагов. Но все это не повод отказываться от правового государства и вести себя как банда террористов.

22.12.2017
Источник: Релевант
רויטרס

Мы потому имеем государство, что не подражаем палестинским террористам. Когда применительно к юридической сфере речь идет об «особых случаях» и «чрезвычайном положении», то говорят как правило о вещах, которые должны рассматриваться вне соответствия с законом. И ли даже вопреки закону. Но государство Израиль с самого начала находится в непростой ситуации. Для нас особая чрезвычайность - это рутина. Мы с ней живем. Мы живем в окружении врагов. И противостоим им. Но все это не повод отказываться от правового государства и вести себя как банда террористов.

Даже очень либеральные люди, гордящиеся приверженностью к правопорядку, юридической грамотностью и передовым уровнем правового сознания, выражают неудовольствие решением Высшего суда справедливости, который двумя голосами против одного постановил, что «государство не может удерживать тела террористов в качестве козырей для переговоров, если в течение шести месяцев не будет принят соответствующий закон».

В решении БАГАЦ речь идет о «доблестных» подземных «строителях»- террористах, погибших в результате подрыва израильскими военными «туннеля джихада», один из выходов которого находился рядом с кибуцем Кисуфим. Операция проводилась 30 октября.

Наш глава правительства уже назвал это решение «проблематичным». Так же охарактеризовали закон и министр обороны Авигдор Либерман и министр транспорта и разведки Исраэль Кац, и министр внутренней безопасности Гилад Эрдан. Но это постановление критикуют и те, кто обычно соглашаются не с Нетаниягу и его министрами из антиправовой коалиции имени Давида Битана, а с БАГАЦем. «БАГАЦу не следовало бы вмешиваться в вопросы безопасности и политики, это излишне» — заявила министр юстиции Аелет Шакед.

«Вот уже три года ХАМАС отказывается вернуть останки лейтенанта Адара Гольдина и старшего сержанта Орона Шауля, погибших в секторе Газа летом 2014 года в «военной операции», ставшей еще одной войной. Иными словами, от ХАМАСа никто ничего не требует – ни ООН, ни Евросоюз, ни «Красный крест», ни импотентная «международная общественность». Его и террористической организацией мало кто считает. Но вот к Израилю предъявляют совершенно немыслимые моральные требования и кто? Собственный суд» — пишет в своих «Заметках» Владимир Лазарис.

Причину недовольства понять легко. Когда-то корифей израильского права и главыный теоретик «судебного активизма» БАГАЦа судья Аарон Барак очень четко сформулировал. В случае, когда речь идет о не конвенциональной войне — методы порой должны носить неконвенциональный и нерутинный характер. В том числе, когда речь идет о юридических актах, регулирующих борьбу с террором. Ведь война с терроризмом определению является не фронтальной и не конвенциональной. Войну с терроризмом государство ведет не с другим государством, в котором есть хоть какие-то, но законы и нормативные правила. А с бандой религиозных фанатиков, политических радикалов, подпольных группировок. А им по определению закон не писан.

Но даже учитывая это, не надо кивать в сторону палестинских террористов и кричать: «А вот палестинцы… На нас же нападают… Надо брать с них пример». Наше счастье, что мы не берем пример с террористов. Наше счастье, что мы не опускаемся до этого уровня. Поэтому у нас есть государство, а у них нет.

Мы имеем государство, а палестинцы нет, в том числе потому, что придерживаемся других правил игры. Мы не террористическая банда, а государство с законами, системой правопорядка и судами.

«Это очень проблематичное решение БАГАЦа. ХАМАС не должен ничего получать даром» — заявил Биньямин Нетаниягу. Но от правительства и не требуют, чтобы ХАМАС что-либо получал даром. В том числе и тела своих террористов, которые могут быть объектом торговли.

В решении БАГАЦ говорится, что у правительства имеется полгода для того, чтобы внести необходимые поправки в законодательство, которые бы позволяли службам безопасности удерживать тела террористов. Если исполнительная власть Израиля считает нужным удерживать тела террористов для использования их в переговорах о возвращении заложников и пропавших без вести граждан, то она должна безотлагательно подготовить закон, который позволит это сделать. И провести его по ускоренной процедуре. Как нынешняя коалиция умеет это делать, когда речь идет о других вещах.

«Это следовало сделать уже давно – принять закон, позволяющий нам удерживать тела террористов. Это очень важный шаг в борьбе с террором и для переговоров о возвращении тел наших солдат» — утверждает глава партии «Еш Атид» Яир Лапид.

Генерал-майор в отставке, депутат Кнессета Элазар Штерн также поддержал решение БАГАЦа: «Я неоднократно подавал законопроект, в котором говорится о том, что сделки по обмену пленными могут быть только тела в обмен на тела, а одного военнослужащего в обмен на одного террориста. Правительство раз за разом отклоняло мою инициативу. Теперь постановление БАГАЦа обяжет правительство принять закон, который отражает и мою инициативу. Я призываю министров принять закон как можно быстрее».

Депутат Кнессета из «Сионистского лагеря» Ицик Шмули призывает правительство не перекладывать ответственность и не прятаться: «Настало время раз и навсегда урегулировать эту проблему простым законом».

По поводу политического решения об удержание тел террористов для использования их в переговорах о возвращении заложников и пропавших без вести граждан кабинет министров просил рекомендаций юридического советника правительства. Там где есть место для официальной позиции и рекомендаций юридического советника — там есть место и для решения БАГАЦа.

Когда применительно к юридической сфере речь идет об «особых случаях» и «чрезвычайном положении», то говорят как правило о вещах, которые должны рассматриваться вне соответствия с законом. И ли даже вопреки закону. Но государство Израиль с самого начала находится в непростой ситуации. Для нас особая чрезвычайность — это рутина. Мы с ней живем. Мы живем в окружении врагов. И противостоим им. Но все это не повод отказываться от правового государства и вести себя как банда террористов.

Читайте также