Войны и миры Шимона Переса
Фото: Getty Images
Войны и миры Шимона Переса

Кончина Шимона Переса, 9-го президента Израиля, старейшего в мире политика, снова всколыхнула полемику, десятилетиями не стихавшую вокруг этого самого противоречивого персонажа новой израильской истории. 

Истинные патриоты припомнили покойному все жертвы палестинской интифады, забыв упомянуть, что за мирные соглашения с палестинцами, архитектором которых считался Перес, проголосовало большинство народных избранников в кнессете. При этом сами избранники – непримиримые политические соперники покойного – не только не упустили возможности выступить на его похоронах, но и выкинули из списка выступающих Ицхака Герцога, председателя «Аводы» – той самой партии отцов-основателей государства, в которой прошла почти вся политическая жизнь Шимона Переса.

Не отстали от израильских патриотов и палестинские. Уже на следующий день после похорон одна из высокопоставленных функционеров Палестинской автономии Ханан Ашрауи на страницах газеты «Нью-Йорк Таймс» уличила Переса в том, что он лишь на словах был «голубем и миротворцем», а на деле «ястребом и оккупантом» и даже предложила посмертно судить его. 

В таких полярных оценках прошла вся политическая деятельность Шимона Переса, начавшаяся еще до провозглашения в 1948 году государства Израиль. Свою трудовую карьеру молодой репатриант из Польши начинал на должности скотника. Опыт общения со стадом, приобретенный в хлеву, помог Пересу быстро сделать карьеру в политике. Уже в 29 лет вчерашний скотник был заместителем министра обороны и сподвижником легендарного основателя государства Давида Бен-Гуриона. 

На этой новой должности глубокое понимание инстинктов, по-видимому, сыграло решающую роль. «Овца боится собаки, собака боится дубинки, – значит, молодому, неокрепшему государству нужна хорошая дубинка», – рассуждал Шимон. В те времена такой дубинкой было атомное оружие, которым располагали только 4 страны, победившие во Второй мировой войне и пополнившие свои исследования трофейными разработками побежденной Германии. 

Дерзкая идея обеспечить ядерной дубинкой свою страну, у которой и простых-то винтовок не хватало для зашиты от арабских полчищ, пришла Шимону Пересу, когда он, по его собственному признанию, валялся с книжкой на диване. Об этой ядерной авантюре написаны сотни книг, хотя основные факты до сих пор остаются засекреченными и Израиль ни при каких обстоятельствах не признает, что располагает ядерным арсеналом. Кстати, превосходящим совокупный арсенал Англии и Франции. Но даже это непризнание уже многие годы охлаждает пыл арабских соседей, мечтающих уничтожить Еврейское государство. 

Обеспечив своей стране надежную защиту на многие десятилетия и предоставив будущим поколениям защитников возможность смело рассуждать о безопасности, политик всю оставшуюся жизнь посвятил попыткам заключить мир с противником, который, по его представлениям, должен был осознать невозможность реализации своей разрушительной мечты. Но видимо, вчерашний скотник недооценил силы инстинктов, которые оказались сильнее стремления к лучшей жизни, основанного на разуме и культуре. Эта трагическая несовместимость цвилизационных ценностей и по сей день остается причиной раздоров на Ближнем Востоке, которые уже выплескиваются за его пределы. Но для Шимона Переса этот непредсказуемый сбой всю жизнь оставался еще и личной драмой – ведь в расчетах все было правильно. 

Личную драму породила и глубокая засекреченность его оборонной деятельности. Симпатии общества всегда, – а в те героические времена в особенности – были на стороне славных полководцев, героев многочисленных войн. В памяти современников, как правило, остается победоносный кулак, а не мозг, направлявший этот кулак. Шимон Перес был мозгом многочисленных военных операций, которые принесли славу израильской армии и спецслужбам. Одной из них была легендарная операция «Энтеббе» – спасение захваченных палестинскими террористами заложников. Министр обороны Перес был тогда единственным, кто выступил против сделки с террористами и уговорил премьер-министра Рабина на рискованную операцию в аэропорту Уганды, за сотни километров от Израиля.

Но в Израиле человек, не служивший в армии, автоматически отодвигался на второй план, даже если эта армия многие свои возможности получила именно благодаря ему. Перес, занимавший генеральские должности и не раз принимавший стратегические решения, никогда не носил погоны, которые и по сей день остаются удостоверением героизма и открывают отставным военным путь в политику. Отказываясь от этого непобиваемого козыря, Перес сознательно усложнил себе и без того сложную задачу в борьбе – не за посты и должности, но – за власть. 

И богиня победы отомстила ему за пренебрежение к ее атрибутике и ритуалам – Перес никогда не побеждал на выборах. Причем, его наиболее заметные поражения происходили как раз тогда, когда ни у кого не было сомнений в победе опытного политика. Сражение за пост премьер-министра он проиграл новобранцу Биньямину Нетаниягу, борьбу за председательство в собственной партии – начинающему Амиру Перецу, а президентские выборы – законченному Моше Кацаву. 

Трагическое несоответствие происходящего задуманному преследовало его всю жизнь. Даже семейная драма случилась не в момент очередного падения, а в час триумфа. Когда Перес стал, наконец, президентом, его жена, с которой он прожил больше 60 лет, объявила, что остаток жизни хочет пожить для себя, и если Шимон не готов разделить с ней эту мечту, она осуществит ее сама. Последние годы Соня Перес провела в доме престарелых, бросив мужа в президентском дворце. 

Автору этих строк посчастливилось несколько раз встречаться и даже работать с этим удивительным человеком. 

В начале 2000-х в Израиле вышла книга бесед Шимона Переса с известным журналистом Хаимом Мисгавом – его идейным противником и беспощадным критиком. Зная, что придется отвечать на множество неприятных вопросов, Перес, тем не менее, согласился на главное условие собеседника: политик не просто не получит возможности править текст, но увидит книгу, только тогда, когда она уже выйдет в свет. Такое отношение к себе любимому редко встретишь у политиков – уже одно это внушало доверие к книге. 

 

В те годы я активно занимался книгоиздательством, и мне показалось, что такая книга может заинтересовать российского читателя. Я предложил совместное издание крупнейшему в те годы московскому издательству ОЛМА-ПРЕСС, они охотно согласились и вскоре книга Переса «По обе стороны стены» вышла в России. Предисловие, написанное М. С. Горбачевым, придавало нашему изданию особую пикантность – два нобелевских лауреата под одной обложкой! 

Книжная ярмарка в Иерусалиме. Ш. Перес оставляет запись в книге почетных гостей. Фото: П. Капшеева

 

Несколько лет спустя, помогая известному российскому режиссеру Владимиру Синельникову, снимавшему о Пересе документальный фильм «Девятый президент», я снова столкнулся с этой проблемой самооценки у человека, высоко ценимого другими. Президент не очень охотно участвовал в нашей работе – видимо, концепция российского режиссера, искренне восхищавшегося прославленным политиком, казалась ему непозволительно хвалебной. И в новый вариант сценария были включены эпизоды, о которых Перес многие годы вспоминал с содроганием. Один из них – знаменитое предвыборное собрание партии «Авода», на котором, вкратце перечислив свои достижения, бывший скотник риторически обращается к однопартийцам: «После всего этого я – лузер?!» И зал единодушно ревет: «Да-а-а-а!» 

Литературный вечер в резиденции президента. М. Галесник читает главу из своего романа "Пророков 48"

 

В 2011 году, выступая на юбилее Горбачева, где Перес был почетным гостем, он сказал юбиляру: «Михаил, после 80 все только начинается». Но жизнь берет свое. 28 сентября один из величайших политиков века, мечтатель и интеллектуал, успешный администратор и неудачливый игрок, рыцарь Британской короны и Нобелевский лауреат, противоречивый, но честный с собой и с другими человек покинул этот мир.

"Девятый президент". После съемок. Фото: Б. Беленкин

counter
Comments system Cackle