Израильский вариант "теории игр"
Фото: Getty Images
Израильский вариант "теории игр"

"Игра называется корпоративной, если игроки могут объединиться в группы и координируют свои действия".  

В некий исторический момент как по мановению волшебной палочки сдвигаются огромные социальные пласты и происходит сход общественных лавин: социальные взрывы, гражданское землетрясение, волны демонстраций. В одном регионе вскипает "арабская весна", в другой приходит "Захвати Уолл-стрит". Трясет весь мир: отголоски ощущаются и в Израиле. То лавой выплеснется на улицы "палаточный бунт", то баночка "Тнувы" как искра взорвет блогосферу.

Думается, в обстановке социальных потрясений, чтобы понять общую картину событий и сделать точные выводы – следует подключить к практике многовекторной политической жизни стройную "теорию игр". Такой перенос значений поможет найти оптимальный вариант решения.

"В корпоративных играх партнер может отказаться от конкуренции, подавая тем самым сигнал сопернику."

Начнем с последних эксцессов между светскими и религиозными. Хрупкое равновесие, статус-кво, достигнутое в результате многолетних усилий, было порушено, и стороны стали наносить друг другу запрещенные удары. То "харедим" оплевали девочку, то напали на женщину в автобусе, то играли в невинных жертв, переодевшись в евреев гетто, то воевали с полицейскими в Иерусалиме. В ответ израильская пресса обрушилась на невежественных ортодоксов:

"В молодых ультраортодоксах воспитывают абсолютное презрение к ценностям секулярного государства, и поэтому для них не составляет никакой проблемы до смерти перепугать ребенка или назвать израильских полицейских "нацистами". (Нехемия Штрасслер, "Гаарец")

Забеспокоились и депутаты Кнессета: тут же как Дамоклов меч вознесся над головами возомнивших о себе религиозных "Закон Таля". Закон об отсрочке религиозных от службы в армии, который пока еще не продлен.

Такого рода ситуации называются в теории игр антагонистическими. Участникам кажется: чем сильнее нанесен удар, тем глубже вбит в землю противник. Легитимны любые действия: оскорбления, демонстрации, провокации, коварные трюки и подножки.

Однако стратегия выигрыша иная. Но кому сейчас придет в голову руководствоваться системным анализом и хладной логикой, когда страсти туманят головы. Кто спокойно выслушает доводы и рассудит, что перед ним не противник, а партнер? Здесь-то и видно, сколь существенен зазор между мирной теорией и беспощадной практикой.

"Дилемма заключенного – это игра, в которой игроки стремятся получить выгоду, сотрудничая или предавая друг друга. Игрок максимизирует свой выигрыш, не заботясь о выгоде других".

Но есть еще более сложная политическая конфигурация. Когда в игре участвует не пара, а несколько игроков (партий). Когда на кону стоит не статус-кво - а голоса избирателей. Если участников игры много и каждый бьется за победу своей партии, отнимая голоса у партнеров,- то и стратегия должна быть иной.

Примитивное представление, будто ни стратегии, ни тактики у партий вообще нет, а есть хаос как в басне "Лебедь, рак и щука". Будто бы участники: что Ликуд, что Кадима, что Авода, что НДИ - рвут одеяла на себя и каждый тянет телегу в свою сторону. И чем больше становится игроков на столе, чем сильнее дробятся крупные партии - тем сложнее найти участникам верную линию поведения.

Кажется, будто невозможно подсчитать эффективную систему успеха. Ведь в теории стороны делают логически выверенные ходы. В политической практике же – все наоборот. Однако, вопреки логике странные и неожиданные маневры и ходы создают такие союзы и стратегии, что никакой самый гениальный математик предугадать не сумеет.

Ученые пришли к утопично звучащему выводу: эгоистичные стратегии, чтобы выиграть, должны стремиться быть добрыми, прощающими и не завистливыми.

Интуитивно кажется: взаимное предательство выгоднее любого союза. Теория же игр говорит, что такое поведение приведет лишь к проигрышу. А сотрудничество оказывается более мудрой, более успешной и выгодной стратегией.

Однако израильская пытливая мысль нашла третий путь. Потому и политическая модель выстроена оригинально.

Судя по некоторым деталям, мы приближаемся к предвыборному марафону. Кажется, будто политический ландшафт меняется. Появились и сразу же заявили о себе свежие и непредсказуемые игроки: телезвезда Яир Лапид, экс-председатель партии ШАС Арье Дери, Ноам Шалит и грозный отставной генерал-полиции Моше Мизрахи.

Чудится, новые харизматические лидеры поменяют приоритеты и наполнят содержанием устаревшие программы. Мнится, нас ждут приятные сюрпризы и эффектные повороты. Хотелось бы верить. Однако опыт говорит: в итоге все сведется к проверенной стратегии противовесов, уступок и дележки пирога.

Когда присмотришься к игре, которую ежедневно ведут партии, вникнешь в парадоксальную расстановку сил, отследишь систему голосований "за" и "против" в Кнессете – понимаешь: насколько практическая стратегия израильских политиков сильнее выдуманной стратегии "теории игр".

"Я израильский патриот, еврей и сионист, и все мои взгляды – производное от этого треугольника".

Хотя давно уже поговаривали о приходе в политику любимца публики, но все же решительный выход на сцену Яира Лапида оказался неожиданностью. И сразу же опытный журналист и новый политический лидер обозначил свою стратегическую задачу. И если его будущие избиратели чаяли найти в нем ультра-левого борца с религиозным засильем, смелого рыцаря европейских либеральных взглядов, то в первом же заявлении Лапид расставил все по местам.

Как видно, талантливый журналист решил стать умным политиком и не рубить сплеча, а воспользоваться советами "теории игр". В первую очередь не нападать и топить противника, а искать и находить союзника. Расчистить от сорняков как можно более широкую платформу, добиваться справедливого перераспределения государственных доходов, сфокусировать внимание не на "мирном процессе", а на решении острых гражданских и социальных задач.  

Своему электорату он четко дает понять, что не станет на сторону аморфной и неустойчивой Кадимы, не будет перепевать старые песни тающей на глазах Аводы, но в интересах дела готов протянуть руку даже НДИ и Ликуду.

Может быть, понял Лапид главный принцип теории игр: "Одним из успешных решений игры является стратегия "как ты мне, так и я тебе".

counter
Comments system Cackle