Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель Авив
+19+13

Мнения

А
А

Коалиционный кризис. Почему он случился и чем закончился?

Истеричным крикунам с красно-арабскими знаменами придется продолжить осыпать проклятиями и бранью правительство из той самой оппозиции, откуда "с огромным наслаждением" наблюдает за правительством Ицхак Герцог.

bennet_753
Фото: mnenia.zahav.ru

Историческое отступление 

Согласно легендам, гений политической тактики бедуин Захир аль-Умар, правивший Галилеей в XVIII столетии на протяжении едва ли не полувека, вынуждал своих сыновей всего добиваться силой. Чтобы получить от отца то или иное назначение в руководящей иерархии, им регулярно приходилось направлять свои дружины друг на друга, а порой и против отца. 

В то же время, если с севера подступали правительственные войска Оттоманской Порты, посланные усмирить строптивого наместника, семья немедленно прекращала склоки и совместными усилиями громила непрошеных гостей. 

Таким незатейливым, хотя и весьма жестоким способом аль-Умар, добившийся в жизни всего самостоятельно и проделавший путь от последнего сына в семье сборщика налогов до влиятельного ближневосточного правителя, эффективно воспитывал в сыновьях, которым все уже досталось по праву наследования, умения, необходимые в реалиях государственного управления. 

С тех пор в искусстве политического маневрирования и хитросплетениях человеческих амбиций мало что изменилось. И потому те из израильских политиков, кто это осознает, играют по существующим правилам, остальные хлопают дверью и… выбывают из игры. 

Конфликт исчерпан 

В ночь на понедельник СМИ сообщили, что премьер-министр Биньямин Нетаниягу принял компромиссное предложение замминистра здравоохранения Яакова Лицмана, ранее уже устроившее министра просвещения и главы партии "Еврейский дом" Нафтали Беннета. 

Таким образом, конфликт, грозивший развалить правительство изнутри, был исчерпан. Беннет сообщил, что поддержит соглашение о присоединении НДИ к коалиции, и уже на следующий день оба министра из этой партии были приведены к присяге.

Чего добивался Беннет? 

Требование Беннета, выдвинутое неделю тому назад, состояло в том, чтобы весь так называемый военно-политический (узкий) кабинет, все входящие в него десять министров, а не только министр обороны и глава правительства, получали регулярную и актуальную информацию от военного командования и были в курсе происходящих событий. 

В ходе военной операции "Несокрушимая скала" летом 2014 года, по словам Беннета, члены кабинета не имели доступа к соответствующим данным, не были должным образом подготовлены, а потому не могли выполнять свои обязанности. 

Для исправления этой ситуации Беннет предложил назначить при кабинете военного атташе, задачей которого стало бы своевременное обеспечение министров всеми необходимыми материалами. Кроме того, он рекомендовал увеличить для членов кабинета количество выездов на территорию и упростить министрам доступ к оперативной информации. 

Прежний министр обороны, Моше Яалон, пришедший в политику напрямик из армейского руководства, по-военному прямолинейно и безапелляционно пресекал любые попытки других министров, в первую очередь Беннета и Либермана, посягнуть на его профессиональную епархию. 

В некотором смысле Яалона можно было понять. Вероятно, он, как отставной генерал с впечатляющим послужным списком, с сомнением относился к способности "штатских" разобраться в военных делах и категорически не желал, чтобы они "путались у него под ногами". 

Возможно, отчасти он и был прав. Но, к сожалению, исходя из отчета государственного контролера Йосефа Шапиры о действиях правительства и генштаба во время операции "Несокрушимая скала", военное руководство, включая и самого министра обороны, допустило ряд серьезных просчетов. И, в первую очередь, не сумело в достаточной мере оценить угрозу туннелей ХАМАСа. 

Это стало известно из содержания стенограмм заседаний кабинета во время операции "Несокрушимая скала", которые и легли в основу отчета. На протяжении почти трех недель накануне наземной операции в секторе Газа члены кабинета, прежде всего Беннет и Либерман, пытались добиться у министра обороны Яалона и начальника генштаба Ганца ответа на вопрос, готова ли армия к угрозе использования ХАМАСом туннелей. 

Однако вместо конкретной информации члены кабинета получали лишь общие заверения в духе того, что "ХАМАС не намерен использовать туннели". Более того, на одном из заседаний кабинета, когда министры стали задавать вопросы командующему Южным военным округом генерал-майору Сами Турджеману о готовности армии к борьбе с туннелями, Ганц и Яалон фактически запретили Турджеману отвечать. 

Неделю спустя началась наземная фаза операции. В тот же день 13 боевиков ХАМАСа осуществили нападение через подкоп возле киббуца Нахаль-Оз, доказав несостоятельность прежних оценок армейского руководства. 

Естественно, от ошибок не застрахованы даже профессионалы, каковым в своей области, безусловно, являлся Яалон, тем не менее именно потому и существовал узкий кабинет по вопросам безопасности, включающий отнюдь не только его одного, премьер-министра и начальника генштаба. 

Суть претензий Беннета как раз была связана с тем, что во время военной операции "Несокрушимая скала" Яалон лишил министров, входящих в узкий кабинет, доступа к необходимой информации, нейтрализовав их попытки "соваться не в свое дело". Это же в свою очередь помешало своевременной оценке угроз, исходящих от туннелей, и принятию решений в отношении борьбы с ними. Что в конечном счете повлекло за собой жертвы, которых можно было бы избежать. 

Почему сейчас? 

Яалон категорически отказывался даже обсуждать какие-либо изменения в работе кабинета, не подпуская к армейским делам других министров. 

Теперь же, когда в руководстве Министерства обороны произошла замена, Беннет озвучил свое требование, фактически превратив его в ультиматум, учитывая хрупкость нынешней коалиции, состоящей из 61 голоса. 

Надо заметить, что, вероятно, на этот раз у премьер-министра было больше готовности принять предложения Беннета, чем в прошлом. В конце концов, "штатский" министр обороны - отнюдь не то же самое, что бывший начальник генштаба. 

В то же время не исключено, что, став кандидатом на эту должность, Либерман перестал быть сторонником идеи обеспечения информационного доступа из своего министерства другим членам узкого кабинета. 

Так или иначе, Нетаниягу попробовал (или сделал вид, что пытается) и на этот раз спустить на тормозах инициативу министра образования. Однако Беннет доказал, что научился у более опытных коллег играть в политический покер и "не моргнул" первым, сообщив, что "готов защищать солдат Армии обороны Израиля, как в правительстве, так и вне его", другими словами, не остановится перед развалом коалиции. 

Его угроза состояла в том, что если реформы в работе военно-политического кабинета не состоятся, "Еврейский дом" проголосует против назначения новых министров от партии НДИ. 

После чего Нетаниягу был бы вынужден исключить Беннета и остальных двух министров "Еврейского дома" из правительства, а коалиция, лишившись 8 мандатов в Кнессете, потеряла бы большинство. 

Не исключено, что если бы Ицхак Герцог пришел в этот момент к Нетаниягу, Беннет бы действительно оказался снаружи. Но глава "Сионистского лагеря" в этот момент "с огромным наслаждением" наблюдал за правительством со стороны, в итоге так в стороне и оставшись. 

Что Беннет получил? 

Поначалу Нетаниягу предложил создать специальную рабочую группу, которая должна была подготовить рекомендации о предусматривающем сохранение секретности порядке передачи информации министрам. 

Рабочую группу возглавил бывший председатель Совета национальной безопасности Израиля, генерал-майор запаса Яаков Амидрор. А в ее состав вошли бывший военный секретарь премьер-министра, генерал-майор запаса Йоханан Локер и Йосеф Чехановер, в прошлом генеральный директор МИДа и бывший юридический советник Министерства обороны. Группа должна предоставить рекомендации в течение трех недель. 

Однако такое решение Беннета не удовлетворило. Он справедливо посчитал, что подготовка отчета комиссии может затянуться на неопределенный срок, а в это время его инициатива окажется погребенной в бюрократических проволочках. 

Компромисс замминистра Лицмана включил важное дополнение. Согласно этому предложению, нынешний глава Совета национальной безопасности или его заместитель будут временно отвечать за предоставление информации членам военно-политического кабинета. Эту функцию члены Совета будут выполнять до тех пор, пока не закончит работу комиссия Амидрора. 

Этот вариант в конечном итоге устроил и премьера и министра просвещения.

Выводы 

Как скоро (если вообще) произойдут реформы в работе военно-политического кабинета, пока неясно. Однако не сдавший свои позиции (несмотря на мощное давление со стороны премьер-министра, СМИ и даже изнутри партии) Беннет добился серьезного политического успеха. 

Возможно, эта история вообще стала его первой настоящей политической победой. Он явно перешел на следующий уровень в этой непростой игре. 

Так или иначе, на выборы, к которым уже, казалось, начали готовиться самые нетерпеливые противники нынешней коалиции, уже никто не идет. Поэтому истеричным крикунам с красно-арабскими знаменами придется продолжить осыпать проклятиями и бранью правительство из той самой оппозиции, откуда "с огромным наслаждением" наблюдает за правительством Ицхак Герцог.

Источник: 9tv.co.il

Метки:

Читайте также