Из какого сора вырастает патриотизм
Фото: Getty Images
Из какого сора вырастает патриотизм

Когда б вы знали, из какого сора
Растут стихи, не ведая стыда… 

Поэтические метафоры - одно из средств постижения мира. Вспомните, к примеру, известное стихотворение Анны Ахматовой о рождении стиха. По ее мнению, порой совершенный стих вырастает не на божественном Олимпе под сенью прекрасных Муз, а в самой гуще обыденной жизни. Из случайных наблюдений, огрызков мыслей, житейского мусора и обломков недодуманных мыслей расцветает вдруг великолепный цветок, льется чистая мелодия нового стиха. 

Та же метафора может быть приложена к некоторым сторонам израильской действительности. 

Прошла неделя церемоний, поминаний и парадных выступлений руководителей страны. Здесь и День Катастрофы и героизма европейского еврейства, и День памяти жертв войны и терактов, и День Независимости Израиля. 

Много было говорено, много официальных речей произнесено, много патриотического лоска наведено. Казалось бы, чтобы так говорить, чтобы так восхвалять свою страну, чтобы так упиваться ее достижениями и прекрасными результатами, следует целый год капля по капле накапливать патриотический потенциал. А вот здесь, на пике, в День независимости, ошарашить публику грандиозностью свершений. 

В принципе, так и должно быть. Однако на практике все совершенно иначе. 

Растут стихи, не ведая стыда,
Как желтый одуванчик у забора,
Как лопухи и лебеда. 

Если стихи могут произрастать в самых неприглядных местах, то патриотизм, по моему убеждению, не может формироваться где-то на задворках, проявляться от случая к случаю или в экстремальных условиях и выражаться в неподобающее время. 

Для того, чтобы понять отклонение, следует признать норму. Примем за такую норму патриотизма официальную точку зрения премьер-министра. В своей церемониальной речи в День памяти жертв террора Нетаниягу сказал: "Весь последний год мы называли это "террором одиночек». Это еще одно, вроде бы новое имя - но террор, волны которого накатывают и отступают и снова накатывают…"  

По мнению Биньямина Нетаниягу, прошедший год был ознаменован мощным поступательным движением вперед государства, которое было осложнено "палками в колеса", террористическими атаками экстремистов. 

Но это лишь кажется, будто существует единая и понятная всем идея патриотизма - патриотизм оказался понятием относительным. Для "Сионистского лагеря - один, для "Ликуда" - другой, ну а для "Мереца" - и вовсе третий. 

Сердитый окрик, дегтя запах свежий,
Таинственная плесень на стене... 

Тем и отличается израильский подход к различным общественным понятиям: никто и не думает открыто выражать патриотические чувства, говорить о заметных свершениях государства, любоваться творением рук еврейских - никто особо не заморачивается положительными явлениями. Наоборот, чем сильнее прозвучит оплеуха нынешнему правительству, обвинение в предательстве интересов - тем приятнее слуху. 

В редакционной статье газеты "Гаарец", написанной по поводу Дня Независимости "Сшить по-новому флаг Израиля", патриотизм видится автору не как любовь к своей стране, не как гордость за ее достижения, а как сохранение "израильской идентичности": "Никогда прежде хрупкая израильская идентичность, состоящая из сложной мозаики верований, идеологий, вкусов и мнений, сотканная с колоссальным трудом в течение 68 лет, не переживала столь агрессивную атаку против нее - изнутри".

Те, кто за идентичность - патриоты; те, кто против - враги. Нынешнее правительство, по словам автора статьи, покусилось на сию "священную корову", нарушило хрупкое равновесие между "евреями и арабами, религиозными и секулярными гражданами, восточными евреями и ашкеназами, левыми и правыми (всеми элементами сложной израильской мозаики)". 

Отсюда вывод: прошедший год был самым страшным, самым напряженным и провальным за всю историю страны. И виновник этого безобразия - правительство Нетаниягу, замаравшее бело-голубой флаг израильской дружбы народов. 

По мне, в стихах все быть должно некстати,
Не так, как у людей. 

Вместо того, чтобы собирать, пусть, по крупицам положительную информацию, чтобы в итоге сложился положительный имидж Израиля - почему-то постоянно суммируется самое мрачное и черное, что только произошло в стране.

Такие речи, далекие от патриотических, ведутся официальными лицами на всех уровнях: членами Кнессета, министрами в правительстве Нетаниягу, военным руководством страны, редакторами и ведущими журналистами, членами различных партий. Такое чувство, будто бы идет соревнование, кто побольнее ударит, кто посильнее унизит, кто похлеще высечет.

То вдруг заместитель начальника Генштаба Яир Голан (по мнению военного обозревателя, один из талантливейших молодых офицеров) в канун Дня катастрофы еврейства разразился нелепым и неуместным выпадом в сторону Израиля: "Что касается памяти Холокоста, больше всего меня пугают страшные тенденции, которые получили развитие в Европе…, а теперь демонстрируют признаки своего существования здесь, среди нас, в 2016 году". 

Получается, что, с точки зрения Голана, одного из военных руководителей государства, непосредственно отвечающего за безопасность страны, есть опасения за правильность нашей политической линии. Если мужественный и честный офицер не согласен с курсом страны, то патриотический долг офицера такого уровня не только открыто рассказать о нарушениях, но и публично осудив их, уйти в отставку, как человеку, который не справился с ситуацией. 

Еще более нелепо выглядит позиция министра обороны Моше Яалона, не осудившего, а поддержавшего заместителя начальника Генштаба: "...офицеры должны выражать свое мнение - даже если оно не нраву политическому руководству".

Если Моше Аялон придерживается той же позиции, что и Яир Голан, то доля его вины еще больше. Потому его добровольная отставка, как патриота и правдолюба, должна быть единственным выходом из политического тупика, куда, по его мнению, может завести страну непатриотический премьер-министр.

counter
Comments system Cackle