Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель Авив
+19+12

Мнения

А
А

Демократия и эффективные менеджеры

"Огромная, неуязвимая, вечная рабовладельческая империя не состоится, а если и состоится, то не устоит, потому что рабство уже не может быть прочной основой человеческого общества".

Yalta_Conference_753
Фото: Getty Images

При акценте на управляемости рано или поздно мыслителю начинает казаться, что только тоталитарная диктатура способна обеспечить идеальное управление. Однако история это опровергает. Оруэлл считал: "В любом случае, русский режим либо демократизируется, либо рухнет. Огромная, неуязвимая, вечная рабовладельческая империя не состоится, а если и состоится, то не устоит, потому что рабство уже не может быть прочной основой человеческого общества". 

"Лучший аргумент против демократии - пятиминутная беседа со средним избирателем…" - говорил великий Уинстон Черчилль. Британские избиратели отказали в доверии Черчиллю в мае 1945 года. Это считается фактом величайшей несправедливости. Но если бы он продолжил руководить Британией, то, вероятно, Третья мировая война последовала бы сразу же за Второй. Не был бы начат необходимый Великобритании процесс деколонизации. Усугубились бы экономические проблемы, которые не сильно заботили великого Уинстона, занятого глобальными геополитическими играми. Прав в данном случае был избиратель, а не Черчилль. 

В большинстве споров с постсоветскими ниспровергателями демократии или ее институциями видишь такой феномен. Люди исходят из положения, что, если идеальной (в их понимании!) демократии нигде нет, то демократии - вообще нигде нет (варианты: есть только иллюзия демократии - просто, народу дурят голову), а значит нет никакой разницы между демократией и авторитаризмом, тоталитаризмом и т. д. При этом от демократии требуется рай земной, а авторитаризму прощается даже откровенное адское пекло. 

У Джорджа Оруэлла хорошо сказано по этому поводу: " С таким же успехом можно сказать, что полупустой стакан не лучше пустого". 

Коллективный разум невежд 

"Представьте, что произойдет, если вы попросите сто человек пробежать стометровую дистанцию, а затем вычислите среднее время пробега. Оно не будет лучше, чем время, которое покажут самые быстрые бегуны. Оно будет хуже … Но попросите сто человек ответить на вопрос или решить проблему, и усредненный ответ часто будет как минимум не хуже, чем у самого умного участника. В большинстве случаев усреднение ничего не даст. Но при принятии решений оно часто приносит отличные результаты. Можно сказать, что нас как будто кто-то запрограммировал, чтобы мы были коллективно умны" - говорил американский теоретик Джеймс Суровецки. На этом убеждении собственно и строится демократия. 

Оппоненты говорят, что всеобщая невежественность избирателей, возможность коллективного внушения и политического манипулирования подразумевают, что демократия будет работать плохо. Если вы спросите о чем-нибудь человека, который собирается голосовать, то достаточно часто, вы, к своему ужасу, скорее всего сделаете тревожный вывод, что он не понимает, что делает. Люди, которые принимают жизненно важные для страны решения, то есть избиратели, являющиеся к урнам для голосования, будто делают операцию на сердце, но в то же время не знакомы с элементарной анатомией. 

Черчилль и избиратели 

"Лучший аргумент против демократии - пятиминутная беседа со средним избирателем…" - говорил великий Уинстон Черчилль. Но правилен и другой парадоксальный афоризм, который приписывают Черчиллю: "Демократия - наихудшая форма правления, если не считать всех остальных". Трудно даже представить, что бы натворили господа "черчилли", если бы им не пришлось учитывать волю избирателя. Сама возможность среднему избирателю спорить с Черчиллем - это аргумент за демократию. 

"Никто не притворяется, что демократия - идеал или ответ на все вопросы. Действительно, утверждалось, что демократия является наихудшей формой правления за исключением всех тех других форм, которые применялись время от времени; однако, в нашей стране распространено мнение, что править должен народ, править продолжительно, и что именно общественное мнение, выражаемое всеми конституционными способами, должно оформлять, направлять и контролировать действия министров, которые являются их слугами, а не хозяевами" - говорил Черчилль в речи в Палате общин 11 ноября 1947 года. 

Британские избиратели отказали в доверии Черчиллю в мае 1945 года. Однако прав в данном случае был избиратель, а не Черчилль. 

Эффективные менеджеры 

Демократия, конечно, не гарантирует безошибочность, но уменьшает возможность ошибки при принятии важных политических решений. История эпохи Черчилля - тому наилучшее подтверждение. Однажды я задал в своем журнале вопрос: "А вправду, кто придумал "эффективный менеджер" по отношению к Сталину? Когда и кем впервые Сталин стал рассматриваться как "менеджер", а его режим через менеджеристскую призму?". Пообещал, что докопаюсь - напишу. И выяснил, что первым Сталина назвал эффективным менеджером не Анатолий Вассерман, не авторы новейших российских учебников, не апологетики сталинизма в постперестроечной России. И даже не Виктор Суворов. 

Впервые определение "эффективный менеджер" по отношению к Сталину возникло в американской экономической публицистике в тридцатые годы, сразу же после Великой Депрессии, когда плановая экономика СССР не могла не приковывать взгляды западных мыслителей. Тогда появился и стал разрастаться жанр "менеджеристской литературы". Это литература типично американская, родная сестра книжек Карнеги и популярных пособий того же времени, которые почти всегда начинались со слова "Как…" Однако, в отличие от книжек "Как отпадно одеваться" и "Как затащить девчонку в постель", управленческая литература должна была презентовать не только разнообразные техники, но и собственную философию, собственный идеологический конструкт, собственный мировоззренческий путь. В основе была идея, что все разговоры о демократии, свободе, равенстве, братстве, все революционные движения, все проекты утопий, "бесклассового общества" или "царства Божия на земле" - все это для оболванивания доверчивых масс. Единственная подлинная революция, изменяющая мир и ведущая народы вперед - это "Революция менеджеров" (название книги вероятно главного основоположника менеджеристской философии - Джеймса Бернема). 

Демократия великим эффективным менеджерам мешает. То ли дело у Сталина…. Впрочем, хвалили менеджеристы не только Сталина. Время от времени они поднимали на щит и Муссолини, и Гитлера. При особом акцентировании на вопросе управляемости рано или поздно мыслителю начинает казаться, что только тоталитарная диктатура способна обеспечить идеальное управление. Что же касается нравственной стороны вопроса, то менеджеристы-макиавеллисты учили, что порядочности в политике просто не существует. 

У Джорджа Оруэлла есть хорошая статья "Джеймс Бернем и революция менеджеров", в которой он пишет, что, восхищаясь эффективным менеджментом тоталитарных режимов, Бернем игнорирует военные и социальные преимущества демократической страны. Он не видит, что хвалимый им молодой, новый, крепнущий социальный строй нацизма, расшиб себе голову, главным образом, благодаря "менеджеристскому" (т. е. недемократическому) строю, которым восхищается Бернем. 

Оруэлл пишет: "Непосредственной причиной поражения немцев была неслыханная глупость: напасть на СССР, когда еще не разгромлена Британия, а США явно готовятся вступить в войну. Ошибки такого масштаба могут происходить только - по крайней мере, чаще всего будут происходить - в странах, где бессильно общественное мнение. Пока простому человеку дают высказаться, гораздо меньше вероятности, что будут нарушены такие элементарные правила, как не вступать в драку одновременно со всеми врагами". 

Завершая статью Оруэлл пишет: "Бернем не мог понять, что преступления и безрассудства нацистского режима тем или иным путем должны привести к катастрофе. То же самое со сталинизмом, которым он восхищается теперь. Еще рано говорить, каким именно образом разрушит себя русский режим. Если бы мне пришлось заниматься предсказаниями, то я бы сказал, что продолжение русской политики последних пятнадцати лет, - а внутренняя политика и внешняя, разумеется, две стороны одного и того же - может привести только к атомной войне, по сравнению с которой гитлеровское нашествие покажется чаепитием. Но в любом случае, русский режим либо демократизируется, либо рухнет. Огромная, неуязвимая, вечная рабовладельческая империя, о которой, по-видимому, мечтает Бернем, не состоится, а если и состоится, то не устоит, потому что рабство уже не может быть прочной основой человеческого общества".

Источник: Релевант

Метки:

Читайте также