Таинственная израильская кривая правда
Фото: Getty Images
Таинственная израильская кривая правда

"Сразу после образования Израиля, Давид-Бен Гуриону явился Бог и сказал ему: "Ты сделал доброе дело для моего народа. Теперь назови мне свое желание, и я его исполню!"

В своей первой статье о кривой еврейской правде я писал, будто с легкой руки Бабеля так повелось, что евреи всегда стояли перед выбором. На одной чаше весов у них лежало всеобщее благоденствие и благодатная свобода для всех, а на другой - лишь еврейское счастье. Просвещенный еврей, безусловно, выбирал первое, то есть, национальному предпочитал общечеловеческое. 

На нескольких примерах евреев галута я показал, как естественна и логична такая позиция у тех, кому выгодно скрывать еврейские корни, кто борется за голоса людей разных национальностей, кто связал свою судьбу со страной проживания.

Теперь, разобравшись с дилеммой Бабеля и его последователей, разбросанных по миру и живущих среди прочих народов, наконец-то понял дилемму израильтянина. Выбор тех, кто живет в своей стране, среди своего народа, где евреи сохраняют большинство. Оказалось, что их выбор во многом схож с выбором евреев, живущих вне Израиля. 

"Я хочу, чтобы Израиль был еврейским, демократическим и занимал всю страну от Средиземного моря до Иордана, - ответил Бен-Гурион". 

Дилемма израильтянина звучит так: каким должно быть государство Израиль - еврейским или демократическим? Что предпочтительнее: придерживаться ценностей интернациональных или национальных? 

Таинственной и непонятной делает правду израильтянина уже тот факт, что в течение тех шестидесяти с лишним лет, что существует страна, вопрос так и не был решен. И это после многочисленных войн, интифад, смен правительств и интенсивных законотворческих проектов - после всего этого у государства так и не дошли руки до принятия основополагающего документа, закона законов, Конституции, где решился бы, наконец, вопрос о характере самого государства. 

А разгадка-то кроется все в той же еврейской ментальности, тоске о всеобщем равенстве и братстве, о роли евреев в освободительном движении народов, в особом мессианстве избранного народа - все та же еврейская кривая правда. Все та же мечта о слиянии в едином порыве разных народов и наций, понятная лишь еврейской беспокойной душе, которая точит и израильскую душу. 

Потому-то столь длительное время не принимался закон, столь долгим было ожидание. Новый мир свободы должен был воссиять над всеми народностями, населяющими наш маленький Израиль, а не только светить евреям. 

"…я могу предложить тебе одно из трех: ты можешь выбрать между Израилем еврейским и демократическим на части страны, демократическим - во всей стране, которая не будет еврейской, или еврейским во всей стране, которая не будет демократической". 

Ну, хорошо, вековая тоска - тоской, еврейские мечты - мечтами - но это все лирика и субъективные впечатления. Государство же живет по объективным законам и руководствуется политическими интересами. Почему же тогда государство не приняло своих мер? Почему так долго раскачивалось? Почему после стольких-то лет нерешительных и осторожных шагов правительство так и приняло гарантированную Конституцию страны?

Наконец, правительство Нетаниягу решилось на некие действия: нет, речь не идет пока о принятии полноценной Конституции. Мы обсуждаем лишь проект нового закона. Но, судя по ожесточенным спорам внутри коалиции, сильному сопротивлению оппозиции, растущему недовольству арабского меньшинства и противодействию мировой закулисы, вряд ли даже этот закон будет принят. 

Точка зрения правительства: нет никакого противоречия между еврейским и демократическим определением страны. 

"…избран третий вариант: вся страна будет еврейской и не будет демократической". 

Теперь рассмотрим противоположную точку зрения - противников нового закона о еврейском демократическом характере Израиля. Приверженцы такого мнения не враги Израиля, не гнусные предатели, а просто сторонники традиционного еврейского интернационального идеала. Для них правильным является утверждение о демократической стране, принадлежащей и евреям, а арабам, и друзам, и черкесам, и бедуинам - то есть всем народам, живущим на этой земле. 

Какая разница, - скажете вы, - государство еврейское и демократическое или демократическое и еврейское. Разница здесь не в порядке слов - в порядке предпочтений, разница во мнениях и принципах. 

С наибольшей полнотой и отчетливостью выразил эту мысль лидер ультралевых Ури Авнери в статье "Когда бог отчаялся". Кстати, отрывки из его статьи я привожу в виде выделенных курсивом цитат.

Главная мысль его воинственной и восторженной риторики: прежде всего я гражданин мира, а затем уже еврей. Еврейство - ничтожная и несущественная подробность моей биографии; суть же ее - защита интересов угнетенных народов. А раз угнетенными, униженными и бесправными оказались арабы, а евреи - угнетателями, то я на стороне меньшинства. 

"Евреи были меньшинством примерно 2500 лет, со времени вавилонского изгнания. Тысячи лет все евреи были меньшинствами. Разве 80 поколений не достаточно, чтобы усвоить, как государство должно относиться к меньшинствам?" 

"Всевышний качает головой. "Эти человеки, - спрашивает Он Себя, - разве они когда-нибудь чему-то научатся?" 

Что можно сказать, как возразить и какие доводы привести, чтобы убедить такого фанатика идеи. 

Неожиданно для самого себя сделал небольшой открытие: последние сто лет евреи живут своей еврейской правдой, скрытой от глаз, со своими законами, логически непротиворечивыми и строгими.

Началось все с маленького рассказа Исаака Бабеля с его смутно брезжащей идеей о главенстве революционного Интернационала над местечковым еврейством. Потом стало понятно, что евреи, живущие в галуте, руководствуются в первую очередь интересами государства, где они проживают, а не интересами национальными.

Наконец, мы подошли к израильским реалиям, где сталкиваются два противоборствующих течения: интернациональное и национальное. Причем, так до конца и не ясно, какое из них правильное и какое из них одержит победу!?

counter
Comments system Cackle