Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авив
+21+14

Мнения

А
А

Живопись выжженной земли

Само пространство в этом зале становится ощутимым искусством. Монументальные холсты - грубо-фактурны, рельефны, краска положена во много слоев, с вкраплением железных и деревянных фрагментов.

01.02.2012
Источник:Ботинок
Zahav.ru пресс-служба

Новый корпус Тель-Авивского музея искусств, открывшийся в начале ноября 2011 года, похож на шкатулку со многими потайными ящичками. Слой за слоем, этаж за этажом. Эскалаторы везут вверх, лестницы косо уводят в сторону, срезая слои выставок через светлый, диковинный спиралью вьющийся красивый атриум. "Светопад" – так назвал свою идею водоворота, воронки, всасывающий свет, живопись и зрителей, проектировщик здания – знаменитый американский архитектор, гарвардский профессор Престон Скота Коэн, составивший из 430 бетонных гнутых слитков разной угловатой формы 5 этажей музея, поблескивающего панелями, словно причудливая рыба чешуей, в чреве которой хранится крупнейшая в Израиле коллекция современного искусства, заложенная Меиром Дизенгофом еще в 1932 году. Поначалу музей находился в частном доме первого мэра Тель-Авива на бульваре Ротшильд (в этом же здании в 1948 году Давид Бен-Гурион провозгласил создание независимого еврейского государства). В 1971 году музей переехал в новое здание (отныне – старый корпус), в 1999-м году к нему пристроили еще одно крыло, и разбили Сад скульптур. В дополнение к основному зданию в 1959 году был открыт Павильон современного искусства имени Елены Рубинштейн.

Ансельм Кифер. Соль земли. 2011

 

Новое здание выглядит так, будто куда-то плывет, легко – несмотря на площадь этой рыбы-лодки свыше 18 тысяч квадратных метров. "Мы хотели совместить две на первый взгляд непримиримые вещи, – сказал Престон Коэн, одна из ключевых личностей в теории и практике цифровой архитектуры: его соавтором неизменно является компьютер. - С одной стороны, создать нейтральное пространство, "белую коробку", оптимальную и гибкую площадку для демонстрация предметов искусства, а с другой, превратить сам музей в нечто зрелищное, погружающее зрителя в особые переживания". Новый корпус музея уже назвали одним из самых инновационных зданий в области модернистской музейной архитектуры. Наклонные плоскости, соединяющие пространства, трехмерные панели, словно раскрывающиеся изнутри, свет, струящийся отовсюду, обилие треугольников, ощущение диссонанса и в то же время невероятная динамика.

Прозрачное, грандиозное футуристическое здание, а в нем – призрачное зрелище работ Ансельма Кифера, руины идей на его выставке "Разбиение сосудов", организованной к открытию нового корпуса благодаря энергии бывшего директора музея Моти Омера (светлой памяти).

Над руинами Кифера висят в воздухе стеклянные кубы залов фотографии, дизайна, архитектуры, израильской живописи, сотворенной уже ушедшими и еще присутствующими, новая библиотека, новый концертный зал. Новое здание за 3 месяца посетили 160.000 человек. "Разбиение сосудов" – в два раза больше. Потому как сделав круг, поднявшись наверх, вновь обязательно спустишься в огромное подземелье, где стены покрыты грандиозными картинами Кифера – 6 на 8 метров, где одна из комнат – сверху до низу – заставлена панелями-гербариями с засохшими гигантскими цветами – подсолнухами, папоротниками, репейниками. Где один из главных экспонатов – знаменитая "Перепись населения" – свинцовая книга в 32 тонны весом. Каждая вдавленная буква – судьба.

Ансельм Кифер – немецкий художник, супер-знаменитый, супер-дорогой, супер-эпатажный. До живописи изучал филологию, увлекается каббалой, мистицизмом, астрономией и шаманством. Ценитель поэзии Пауля Целана и Ингеборг Бахман – посвящает им живописные циклы полотен, заново осмысливая тезис Теодора Адорно "поэзия после Освенцима невозможна".

Одна из главных тем творчества – Катастрофа, развенчание германских мифов и новое вознесение символов. В 1980-е годы в Музее Израиля уже проходила его программная выставка на еврейские темы. В прошлом году немалая ретроспектива, вызвавшая восторженные стенания критиков, была устроена в галерее Гагусяна в Нью-Йорке, и была пророчески Кифером названа "В следующем году - в Иерусалиме". Но пока что - остановка в Тель-Авиве, где круговорот идей архитектурных приводит к круговороту идей Ансельма Кифера, а солнце через прозрачные стеклянные пролеты музея освещает битое стекло и руины идей на выставке "Разбиение сосудов". Где изменчивой новое здание музея оказалось идеальным вместилищем изменчивых живописных мифов Кифера – назавтра его картины отражают уже иную реальность и не похожи на то, что мы видели вчера.

Для тех, кто не был знаком с творчеством Кифера, его работы – откровение. На выставке "Разбиение сосудов" таких откровений немало, переплетенных проволокой (в буквальном смысле) и каббалистической символикой – в буквальном виде. Из женского стана в белом свадебном платье вздымается прозрачная панель с нарисованным "Древом жизни" – "Десять сфирот", 10 эманаций Божественного. "Лестница Иакова", "Меркава", "Сефер Хехалот", "Шхина", "Ной", "Самсон". Фрагменты с ящиками сожженных книг, сухими колючими ветвями и корягами, камнями, ветхой одеждой - все это отягощено отсылками к Каббале, исторической памяти и смерти. Понимать не обязательно – надо видеть. Его холсты – это материализовавшаяся история и трансформация вещества. То, чего еще не знаем, воспринимается эмоционально – через чувства и силу, заложенные в живописи Кифера.

Само пространство в этом зале становится ощутимым искусством. Монументальные холсты - грубо-фактурны, рельефны, краска положена во много слоев, с вкраплением железных и деревянных фрагментов. Живопись выжженной земли: картины, нарисованные ржавчиной и пеплом, золой от сгоревших книг, корешки которых прикреплены к холстам. Модели лодок, самолетов, перекрученная проволока на снежном поле, разорванные страницы сожженных стихов в сером небе, следы взрывов. Черные беспросветные картины цвета грязной земли, бренность и тлен. Трехмерный, уходящий вдаль ландшафт с бороздами букв. В него входишь и идешь как по полю, где в лицо дует мерзлый ветер и летит сухой песок, глаза слезятся от дыма, от секущего ливня. Холст, масло, акрилик, земля, трава, свинец, пепел, дождь, огонь, кислота – останки природных катаклизмов. Осыпи, напластования, коллажные вкрапления. Картины-пророчества мифических битв прошлого и будущего. В настоящем мы сами - замершие перед ними.

Мрачные аллегории и пророчества, засушенные гипертрофированные гербарии-метафоры и немного надежды на выход – три картины с поднимающимися цветами, будто возносящими вверх. Сделанная специально для выставки "Разбиение сосудов" "Библиотека": парадоксально увеличенный фрагмент книжной этажерки: свинцовые полки, свинцовые переплеты, книги перерезаны листовым стекло, битое стекло преграждает к ним путь. Воздействие – сильнейшее. "Писать красками - сжигать огнем" - так Кифер назвал одну из своих работ, но то, что восстало из пепла, уже не исчезнет. Кифера интересуют мифические силы зла и разрушения. В каталоге одной из своих выставок он пересказал мидраш: "Человек, - сказал рабби Элиэзер, - кусок бечевы, а за ее концы дергают Господь и Сатана. Господь в конце выходит сильнее". И добавил: "Я же, напротив, убежден, что исход неясен".

Известность пришла к Ансельму Киферу - ныне главному монументалисту современного искусства, любимому ученику Йозефа Бойса, когда в Западной Германии в 1969-м был показан цикл его фотографий "Оккупации", запечатлевших самого художника в различных уголках Франции, Италии и Швейцарии, с рукой, вскинутой в гитлеровском приветствии. Это не было шуткой. Лейтмотив творчества Кифера – разрушительное влияние прошлого на настоящее; тесная связь искусства и политики. Он восстал против официальной истории, сотворив реальность из своих картин – бойня и постмодернизм, балансирующие на грани сохранения и исчезновения, резкости и полустертости. Ныне, он - лауреат множества самых престижных международных премий, которые вручаются деятелям искусства, в том числе и израильской премии Вольфа. Но лучше всего его характеризует "Премия мира" 2008 года Союза немецких книготорговцев, где он назван "Гениальным завоевателем".

Ансельм Кифер. Арарат. 2011.

 

Родился Ансельм Кифер в 1945-м году в Донауэшинге в семье школьного учителя. В 1965 году поступил во Фрайбургский университет, где изучал право, романские языки и литературу, но уже через год перешел на факультет искусств. Продолжил художественное образование в Карлсруэ.

В начале 1990-х голов Кифер поселился на юге Франции - в городке Баржаке. Там, на заброшенной фабрике шелковых тканей, располагается его мастерская: 35 гектаров пустырей, холмов, цехов, бункеров и мусорных свалок - из всего этого вырастают скульптуры, картины и книги художника. Недавно он решил купить атомную электростанцию на западе Германии, не функционирующую с 1988 года. По словам Кифера, АЭС действует на него завораживающе, ведь она представляет собой одну из самых фантастических форм, которая производит энергии. Художник снова окажется среди руин – уже атомных.

А персональный музей у Кифера уже есть – в Манхайме, где в перестроенном фабричном здании хранится самое большое частное собрание его работ.

Выставка "Разбиение сосудов" продлится до 30 апреля 2012 года.

Сайт Тель-Авивского музея искусств: http://www.tamuseum.org.il/

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться. Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.