Zahav.МненияZahav.ru

Среда
Тель Авив
+31+24

Мнения

А
А

Оценка алии из бывшего СССР в израильском обществе. Итоги опроса

Oпрос позволил выяснить оценку роли "русской" алии в различных секторах израильского общества – среди коренных израильтян и репатриантов.

17.08.2015
Источник: NEWSru.co.il

Институт Public Opinion Research of Israel (PORI), по заказу редакции NEWSru.co.il, провел исследование, в рамках которого различным категориям израильских граждан был задан вопрос "Как вы считаете, принесла ли алия из бывшего СССР пользу или вред Израилю, и в какой мере?"

Подобные вопросы задавались израильтянам и раньше – в том числе, в рамках опросов, приуроченных к 20-летию и 25-летию "большой алии". В 2010-м опрос проводился министерством абсорбции, тогда более половины опрошенных заявили, что "большая алия" принесла больше вреда, чем пользы: 50% заявили, что новые репатрианты виноваты в резком росте преступности в стране, 62% возложили на "олим" ответственность за широкое распространение алкоголизма среди израильской молодежи, более 30% обвинили репатриантов из бывшего СССР в том, что с их прибытием в страну местным жителям стало гораздо труднее найти работу и жилье. В июне этого года похожий опрос проводил институт "Маагар Мохот" по заказу академического центра "Руппин": этот опрос показал, что 68% израильских евреев считают вклад "большой алии" в развитие Израиля значительным или очень значительным, но в то же время 59% считают, что "русские" репатрианты навредили или ничего не дали израильской политике.

Мы решили задать вопрос о роли "русской" алии во время очных интервью с представителями различных слоев израильского общества. Всего были опрошены 1035 респондентов: среди участников опроса пропорционально представлены светские и религиозные евреи, арабы и друзы, уроженцы Израиля и репатрианты из различных стран. 70% участников опроса родились в Израиле, 30% – репатриировались из других стран (59% из них репатриировались из СССР или стран бывшего Советского Союза).

Наш опрос позволил выяснить оценку роли "русской" алии в различных секторах израильского общества – среди коренных израильтян и репатриантов, в зависимости от уровня образования, религиозной идентификации и политических предпочтений.

Среди всех респондентов результат был таким: 25% заявили, что алия из бывшего СССР внесла большой вклад в развитие Израиля, 38% выбрали ответ "небольшой, но значительный вклад", 18% – "несущественный вклад", 8% – "никакого заметного вклада", 6% – "нанесла только вред Израилю".

Среди израильских евреев, не являющихся репатриантами из бывшего СССР, 18% выбрали ответ " большой вклад", 46% – "небольшой, но значительный вклад", 22% – "несущественный вклад", 4% – "ничего не принесла", 5% – "только вред".

Сами репатрианты из бывшего СССР дали такую оценку: 77% – " большой вклад", 17% – "небольшой, но значительный вклад", 1% – "несущественный вклад", 1% – "ничего не принесла", 0% – "только вред". При этом наиболее высоко роль алии из б.СССР оценивают репатрианты, прибывшие в Израиль из разных стран в 1989-1993 годах (период "большой алии") – 79% из них считают, что алия из бывшего СССР внесла большой вклад в развитие Израиля, аналогичного мнения придерживаются 68% репатриантов 1994-1998 годов и 69% репатриантов, прибывших в Израиль после 1999 года. Однако лишь 24% репатриировавшихся до 1988 года согласны с ними.

Примечательно, что только 13% репатриантов из Северной Америки считают вклад алии из бывшего СССР в развитие Израиля "большим", при этом 87% выбрали ответ "небольшой, но значительный вклад". Схожего мнения придерживаются репатрианты из Западной Европы: 17% из них назвали вклад алии из б.СССР "большим", 75% – "небольшим, но значительным". Репатрианты из арабских стран Северной Африки и Ближнего Востока еще ниже оценивают роль "русской" алии: 11% из них считают вклад таких репатриантов "большим", 54% – "небольшим, но значительным".

Представители арабского и друзского сектора дают преимущественно негативную оценку. Лишь 2% из них считают, что алия из бывшего СССР внесла большой вклад в развитие Израиля, 26% выбрали ответ "небольшой, но значительный вклад", 20% – "несущественный вклад", 29% – "ничего не принесла", 18% – "только вред".

Проведенный опрос показал, что наиболее высоко роль алии из бывшего СССР оценивают респонденты, имеющие вторую и третью академические степени: 57% и 39% из них, соответственно, заявили, что репатрианты из б.СССР внесли большой или значительный вклад в развитие израильского общества, экономики, политики и культуры.

Согласно данным нашего опроса, оценка роли алии из бывшего СССР существенно выше среди нерелигиозной части населения: среди тех, кто считает себя "антирелигиозным атеистом", 53% считают, что "русские" репатрианты внесли большой вклад в развитие Израиля, 37% выбрали ответ "небольшой, но значительный вклад"; среди тех, кто относит себя к "светским", таких 37% и 43%, соответственно. Среди "соблюдающих некоторые традиции" таких – 18% и 47%, среди "религиозных сионистов" – только 13% и 27%, среди "харедим" – 5% и 33%.

Опрос показал, что отношение к алие из бывшего СССР несущественно зависит от политической самоидентификации респондентов. Среди тех, кто относит себя к "крайне левым", 34% считают, что "русская" алия внесла большой вклад в развитие Израиля, и 27% выбрали ответ "небольшой, но значительный вклад". Среди "умеренно левых" таких 17% и 37%, соответственно. Среди "центристов" – 23% и 43%. Среди "умеренно правых" – 28% и 40%. Среди "крайне правых" – 31% и 29%.

Наиболее высокую оценку роли алии из бывшего СССР, как и следовало ожидать, дают респонденты, голосующие за партию "Наш дом Израиль": 74% считают вклад "русских" репатриантов в развитие Израиля "большим", 19% – "небольшим, но значительным". Среди избирателей "Ликуда" таких – 25% и 41%, соответственно. Среди избирателей "Сионистского лагеря" ("Авода" и "А-Тнуа") – 19% и 56%. "Еш Атид" – 36% и 50%. "Байт Иегуди" – 34% и 39%. "Кулану" – 16% и 46%. ШАС – 0% и 26%. "Яадут а-Тора" – 0% и 35%. МЕРЕЦ – 28% и 24%. Арабские партии – 0% и 20%. "Яхад" – 26% и 40%.

Комментарий профессора Владимира (Зеэва) Ханина

Начиная со второй половины 2009 года, и особенно – в последние полтора года в стране фиксируется значительное оживление алии из стран бывшего СССР (как и из других стран, особенно Франции и Северной Америки), что особенно заметно в на фоне почти десятилетия резкого спада репатриации из стран СНГ в 2001-2009 годах. В 2008, наименее удачном в этом смысле году, в Израиль приехало лишь 5.846 новых русскоязычных граждан – почти в 9 раз меньше, чем в 2000 году, последнем году "большой алии" 90-х. В 2014 году новыми гражданами Израиля стали уже более 12 тысяч репатриантов из стран б.СССР (абсолютное большинство – из России и Украины), и еще почти 8.000 – только за первую половину 2015 года. Что позволяет с высокой долей уверенности предположить, что прошлогодний десятилетний "рекорд" будет значительно превзойден до конца года.

Не удивительно, что эта тема вновь стал набирать популярность в израильских СМИ, предоставляющих свои страницы материалам разного рода – от сравнительно коротких информационных сообщений до журналистских расследований и аналитических комментариев. Понятно, что все эти процессы и их отражение в израильской и зарубежной прессе еще должны быть осмыслены. Но уже сейчас уместно задать вопрос: так ли уж рады коренные израильтяне и старожилы, включая и тех репатриантов из СССР и постсоветских стран, которые живут в Израиле уже не одно десятилетие, началу новой волны репатриации? Иными словами, считают ли они, в свете теперь уже более чем четвертьвекового опыта интеграции русскоязычных репатриантов в Израиле, эту алию "абсолютным благом" для страны, или издержки процесса превышают выгоды?

Объективные данные, вроде бы, однозначно свидетельствуют в пользу первой версии. В частности, это подтверждают исследование, проведенного в начале 2010 года к 20-летию "большой алии" министерством абсорбции, и другие аналитические работы последних лет. Например, что "технологическая революция" конца 90-х и начала 2000-х годов и быстрый рост израильского валового национального продукта в очень большой степени были связаны с прибытием в страну десятков тысяч высококвалифицированных инженеров, программистов и специалистов различных отраслей, имеющих не только профессиональное, но и фундаментальное академическое образование. Что при 16-17% доле в населении и примерной такой же – на рынке труда, выходцы из бывшего СССР принесли стране чистую и внушительную прибыль, и уже в первые годы после их прибытия в страну многократно перекрывают вложения государства в программы их профессиональной и социальной абсорбции. Что благодаря алие выросла емкость внутреннего рынка и возникли новые внешнеэкономические возможности для израильских производств. Что алия позволила на 20 лет отложить создание новых медицинских факультетов, потребность в которых была очевидна в конце 80-х годов. Что миллионная русскоязычная алия резко усилила социально-демографическую устойчивость израильского общества и укрепила социальную и географическую периферию страны. Она же решила проблему нехватки педагогических кадров в ряде дисциплин и создала необходимый контекст назревшим реформам в сфере образования; способствовала росту спроса на академические услуги – и соответственно, развитию израильских вузов, и т.д. И, наконец, реальный уровень преступности, асоциального поведения, выпадения из системы образования и армии, эмиграции из страны несопоставимо ниже, а уровень идентификации со страной, ее характером и проблемами – несравнимо выше тех, мягко говоря, не совсем проверенных данных, которые нередко представляют общественности публикации в отдельных СМИ.

Впрочем, не менее хорошо известно, что бытующие в любом обществе представления и стереотипы о той или иной группе населения, далеко не всегда совпадают с объективной картиной. Такова ли ситуация в нашем случае?

Попытка ответа на этот вопрос была частью репрезентативного опроса граждан Израиля в возрасте 18 лет и старше, проведенного социологическим агентством PORI (Public Opinion Research Institute) по инициативе редакции NEWSru.co.il в июле 2015 года.

Вопрос, который интересовал исследователей в упомянутом выше контексте, был сформулирован следующим образом: "Как Вы считаете, принесла ли алия из (бывшего) СССР пользу Израилю, его экономике и культуре, или нанесла вред, и в какой мере?" Как следует из полученных данных, представления о роли алии в этих сферах, несмотря на упомянутые выше, нередко негативные публикации в СМИ, все же оказались ближе к "объективной реальности". Две трети респондентов полагают, что эта алия принесла Израилю большую пользу (25%), или как минимум, внесла, если и не самый большой, то положительный и заметный вклад в национальную экономику, общество и культуру (38%). Чуть более четверти (в сумме 26%) респондентов оказались сторонниками нейтрального взгляда на этот вопрос, соответствующий утверждениям, что вклад алии в эти сферы если и был, то несущественный, либо не заметили ни позитивного и негативного влияния, и еще 4% затруднились ответить на этот вопрос. И только 6% опрошенных полагали, что репатрианты из бывшего СССР нанесли израильскому обществу вред.

Секторальные различия в подходе к этому вопросу были вполне очевидными. Самого высокого мнения о пользе, которую алия из бывшего СССР принесла израильскому обществу, были сами русскоязычные репатрианты: 77% определили свой вклад как "большой", и еще 17% как "небольшой, но значительный". Впрочем, репатрианты из других стран оценивают вклад русскоязычной алии тоже вполне позитивно, хотя и предпочитают выбирать менее эмоциональное определение ("заметный", а не "очень большой" вклад). Как можно заметить, на первом месте в этом смысле находятся "социально и географически близкие" репатрианты из (бывших) коммунистических стран Восточной Европы, далее идут репатрианты из западноевропейских и англо-саксонских стран (США, Канады, ЮАР, Австралии и Новой Зеландии), и только потом – выходцы из стран Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока. Впрочем, навеянный акциями стареющих "черных пантер" начала 90-х годов, более политкорректными, но нередко тоже негативистскими в отношении репатриации из СССР и СНГ заявлениями активистов "Восточной демократической радуги", и знаменитыми предвыборными роликами сефардской партии ШАС стереотипы о высокой степени "антирусской мобилизованности" "второго Израиля", данным исследованием, на первый взгляд, не подтверждаются. Мнения о том, что алия из бывшего СССР не повлияла ни в ту, ни в другую сторону или даже нанесла израильскому обществу вред, были среди этих респондентов не более популярны, чем в среднем по выборке.

В целом, относительно высоко или очень высоко роль русскоязычной общины в развитии страны и благосостоянии общества оценили две трети уроженцев страны, старожилов и репатриантов "не русского" происхождения. А среди израильских арабов такого мнения придерживались меньше трети. Причем доля тех, кто полагал, что алия из СССР/СНГ в лучшем случае никак не повлияла (29%) или нанесла обществу вред (18%) оказалась, соответственно, в три с половиной и в три раза большей, чем в среднем по выборке. Большим сюрпризом это не стало: еще в начале 90-х гг. прошлого века были зафиксированы серьезные опасения израильских арабов по поводу того, что репатриация из СССР нанесет ущерб их экономическому и политическому статусу, надолго, если не навсегда снимет с повестки дня тему преобразования Израиля из еврейского государства в "государство всех граждан". А также послужит аргументом в пользу тех, кто выступает против урегулирования с палестинскими арабами на основе массированных территориальных уступок со стороны Израиля.

Обращает на себя внимание факт того, что чем старше были респонденты, тем более они были склонны высоко оценивать вклад репатриантов из бывшего СССР. Что, вероятно, можно объяснить весьма высокой интеракцией с выходцами из бывшего СССР (в связи с широким их там представительством) на рынке труда и возможностью получить представление об уровне их эффективности и профессионализма. Что подтверждается и аналогичной закономерностью в соотношении с образованием респондентов. Впрочем, радикальных различий между возрастными и образовательными когортами по этому вопросу не наблюдалось.

Некоторым неприятным сюрпризом (по крайней мере, для автора этих строк), было то, что положительная оценка вклада репатриантов в израильское общество, его экономику и культуру, оказалась обратно пропорциональна уровню религиозности населения. Если реакция ультраортодоксов, в глазах которых нерелигиозные, в массе своей, выходцы из бывшего СССР действительно могут представлять угрозу образу жизни и политическому статусу ультрарелигиозных общин, в целом понятна, настроения религиозных сионистов, лидеры которых не устают повторять, что алия – это "абсолютное благо", и без нее Израиль обессмысливает свое существование, вызывают удивление. Остается предположить наличие разрыва между идеологическими декларациями и бытовым сознанием, что, вероятно может иметь и политическую коннотацию.

Возможно, здесь и кроются причины, заставляющие многих "правых русских" утверждать, что лидеры МАФДАЛ и поселенческий истеблишмент относятся к ним как к "соратникам второго сорта". Но нет: по крайней мере, по данным этого исследования, потенциальные избиратели "Еврейского дома" (как и другой партии "угнетенного среднего класса" – "Еш Атид") были в полтора раза чаще, чем в среднем по выборке, склонны оценивать вклад русскоязычной алии в экономику, политику и культуру израильского общества как "высокий". Активнее них подобную позицию ожидаемо разделяли только избиратели НДИ.

С другой стороны, те же жалобы на "отсутствие желания принимать их в качестве равных партнеров", "русские" направляют и в адрес левых кругов. Что может быть ошибочным подходом, если верить данным этого исследования о том, что среди избирателей левых партий диспропорционально широко представлены атеисты и светские, которые, судя по данным этого исследования, вклад русскоязычных репатриантов ценят достаточно высоко.

Резюмируя, отмечу, что размежевание израильского обществ по этому, кардинальному для его настоящего и будущего вопросу остается довольно сложным, оставляя немало места для интерпретаций, и потому спешить с однозначными выводами, судя по всему, не стоит.

Читайте также