Zahav.МненияZahav.ru

Среда
Тель Авив
+31+25

Мнения

А
А

Обама выбрал Иран

Борьба идет не за ядерную программу Ирана, остановить которую уже нереально, а за восстановление доминирующей региональной роли Ирана в союзе с США. Таким образом, "плохая" сделка при ближайшем рассмотрении оказывается еще хуже.

07.04.2015
Источник: MIGnews.com
GettyImages

"Плохая" сделка между Ираном и "шестеркой" заключена. В ИРИ празднуют победу и возвращение к нормальной экономике – без санкций. Не менее доволен американский президент.

Обозреватели считают, что примирение с Ираном было изначальной целью Обамы, именно об этом он говорил в своей знаменитой каирской речи, когда обещал "открыть новую страницу в отношениях между мусульманским миром и Соединенными Штатами". Но в тот момент никто не подозревал, что в мусульманском мире он выберет себе в союзники шиитов, а не суннитов и Израиль, как было прежде. Поэтому заверения Обамы, что соглашение не представляет никакой угрозы для региона и его предложение монархиям Персидского залива участвовать в дальнейших переговорах, уже никого не вводят в заблуждение.

Еще остается шанс, что Конгресс заблокирует по крайней мере отмену американских санкций против Ирана. В марте группа конгрессменов направила аятолле Хаменеи послание с предупреждением, что договор может быть отменен новым президентом. Обама, со своей стороны, пугает конгрессменов тем, что альтернатива соглашению с Тегераном – новая война на Ближнем Востоке и ответственность за эту войну будут нести США.

Между тем, практика применения санкций показала, что не угроза войны и не уступки, а экономическое и политическое давление на Иран заставляло режим аятолл прислушаться к международному сообществу. Об этом постоянно и тщетно напоминал Бараку Обаме израильский премьер-министр Нетаниягу.

Израиль в этой ситуации чувствует себя преданным и обманутым. Большая часть инфраструктуры для создания ядерного оружия у Ирана остается, за рамками переговоров оказалась разработка других видов вооружений и поддержка Ираном террористических группировок.

Смягчение режима санкций и укрепление экономики позволит увеличить эту поддержку в десятки раз. Только на днях правительство Исламской республики Иран выделило военизированному крылу ХАМАСа "Бригадам Изз ад-Дин аль-Кассам" миллионы долларов на восстановление подземных туннелей и новые ракеты. Не обсуждалось также признание Ираном права Израиля на существование.

Маловероятно, что Израиль будет решать проблему силовым путем. Помимо всего прочего, у ЦАХАЛа нет сверхмощных глубинным бомб, подобно той, что испытал в январе Пентагон, а часть иранских ядерных объектов спрятана в подземных бункерах. Но ощущение войны носится в воздухе, и в регионе уверены, что спровоцировал ее Обама.

Для суннитского мира главную угрозу представляет даже не атомная бомба Тегерана, которую он вряд ли пустит в ход, а возвращение ИРИ в международное сообщество и влияние, которое получает Иран как ядерная держава.

Нефтяные монархии опасаются, что сближение США и Ирана будет продолжаться, вдохновляя шиитских радикалов на выступления по всему региону. Операция арабской коалиции в Йемене против шиитских повстанцев Хути, пользующихся поддержкой Ирана, не случайно началась на фоне переговоров Тегерана с "шестеркой" - Саудовская Аравия и ее союзники дали понять Западу, что готовы бороться с иранской экспансией.

В преддверии сделки Эр-Рияд начал планировать собственное производство обогащенного урана; намечается также более тесный союз саудитов с Пакистаном, обладающим ядерным оружием. Иными словами, в регионе начинается гонка ядерных вооружений. Одновременно принято решение о создании объединенной арабской армии стран – членов ЛАГ.

На первый взгляд, создание такой армии для противостояния Ирану и шиитским группировкам на руку Израилю – ведь сегодня у еврейского государства и суннитского мира общие враги. Но в будущем эта сила может оказаться не меньшей угрозой для Израиля, чем армия Ирана. Тем не менее, в ходе нынешнего передела влияния в регионе Израиль может обрести новых союзников.

Пока арабские страны не выразили определенного отношения к сделке, они лишь дали понять, что считают ее неудачной и больше не надеются на помощь США.

Операция в Йемене укрепила лидеров стран региона в уверенности, что "мы можем решить свои проблемы без американцев и без их одобрения". Эта уверенность, однако, может породить прямое столкновение между Ираном и силами ЛАГ, и Израилю потребуются большие усилия, чтобы остаться в стороне от конфликта.

Особую роль играют экономические последствия иранской сделки. Возвращение Ирана на нефтяной рынок грозит обрушить цены на энергоносители и серьезно подорвать экономику нефтяных держав.

Следует помнить, что за годы эмбарго у Ирана накопился изрядный запас нефти, которую он начнет продавать немедленно после отмены санкций. По прогнозам Международного валютного фонда больше всех от падения цен пострадают именно монархии Персидского залива – их совокупный ВВП снизится примерно на треть. Падение уровня жизни в этих странах может, в свою очередь, вызвать массовые протесты, особенно при содействии агентов Ирана.

Интересна в этой ситуации позиция России, которая безусловно пострадает от снижения цен на нефть. Тем не менее, представители РФ в составе "шестерки" активно стремились к заключению вредной для них сделки.

Вероятно, в Кремле не сбрасывают со счетов, что укрепление Ирана все же вызовет в регионе хотя бы локальную войну, в результате которой цены поползут вверх. Косвенно на это указывает требование Москвы как можно скорее отменить эмбарго на продажу оружия Ирану. Таким путем Россия надеется переиграть Запад, для которого иранская нефть должна заменить российскую, избавить Европу от "нефтяной иглы" Москвы и позволить без оглядки применять санкции против Кремля.

В целом, угроза войны сегодня актуальна, как никогда. Для нее есть все предпосылки, а кроме того, имеются стороны, непосредственно в ней заинтересованные. Как полагает ряд обозревателей, борьба идет не за ядерную программу Ирана, остановить которую уже нереально, а за восстановление доминирующей региональной роли Ирана в союзе с США. Таким образом, "плохая" сделка при ближайшем рассмотрении оказывается еще хуже.

Читайте также