Правительство национальных разногласий
Фото: Getty Images
Правительство национальных разногласий

Как только Ликуд и Сионистский лагерь на предвыборных опросах пошли голова к голове, СМИ и политологи начали обсуждать шансы на создание правительства национального единства. В Израиле это означает, что правительство будет состоять из левых и правых – сочетание этих двух позиций, как предполагается, и означает национальное единство. 

Аналитики диаметрально расходятся в оценках: одни считают, что правительство национального единства станет оптимальным политическим решением, другие – что оно недопустимо. 

Первая точка зрения обосновывается тем, что страна стоит перед серьезными угрозами в сфере безопасности и внешней политики - Хизбалла на Севере, ХАМАС в Газе, Исламское государство, признание палестинской независимости. В такой ситуации нужно действовать сообща, отбросив идеологические распри. 

Другие возражают: разногласия между соперниками принципиальные, правительство должно выражать позицию большинства избирателей. Левая или правая коалиция, пусть даже неустойчивая, будет лучше, чем неестественное объединение людей, имеющих противоположные мнения по важным вопросам. Такое правительство не продержится долго, как уже не раз случалось в истории Израиля. 

История, впрочем, не особенно балует нас примерами. Правительства национального единства формировались у нас редко, скорее, как исключение из общего правила противоборства левых и правых.

Впервые это случилось в 1967 году, после почти 20 лет безраздельного царствования социалистов. Тогда Леви Эшколь заключил союз с правым списком Гахал, предшественником Ликуда. Политическое единство помогло победить в Шестидневной войне, но с окончанием каденции власть снова вернулась к левым. 

В следующий раз левые и правые объединились в 1984 году, когда требовалось преодолеть тяжелый экономический кризис. Правительство Шамира – Переса было построено на основе ротации: каждый лидер по два года занимал пост премьер-министра. Оно сумело снизить инфляцию и стабилизировать экономику. В следующей каденции опыт поочередного правления решили повторить. Однако национальное единство разбилось об мирный процесс - США требовали, чтобы Израиль начал переговоры с палестинцами. Несмотря на очень щадящую, на нынешний взгляд, программу (например, она не предусматривала изменения статуса Иудеи, Самарии и Газы), Шамир от нее отказался. Тогда лидер «Аводы» Шимон Перес, объявивший главной целью своей партии урегулирование конфликта с ООП, осуществил свой знаменитый «вонючий трюк», развалив правительство. Шамиру удалось выстроить новую коалицию, но уже без левых. 

В 2000 году Ариэль Шарон поставил создание правительства национального единства одним из пунктов своей предвыборной программы. Такое правительство, с участием и левых, и правых, и центристов, и религиозных, и списков репатриантов было сформировано в 2001 году. Оно оказалось не только самым широким, но и самым дорогим в истории Израиля – в разное время в нем работало от 26 до 29 министров, из них 8 – без портфеля. Такова была цена коалиционной лояльности фракций. Шарон собирался расширить правительство еще больше, но уже в 2002-м «Авода» по инициативе ее председателя Биньямина Бен Элиэзера вышла из коалиции под предлогом разногласий по проекту бюджета. Ранее из правительства вышли НДИ и «Ихуд Леуми», уходил и снова вернулся ШАС, но их перемещения не грозили целостности коалиции. 

Демарш «Аводы» был вызван амбициями Бен Элиэзера и опасениями, что «Авода», находясь в одном правительстве с Ликудом, «теряет свое политическое лицо» перед избирателями. В следующем правительстве блок «Авода» - Меймад опять присоединился к правящему Ликуду, чтобы поддержать план одностороннего размежевания, и покинул коалицию после создания «Кадимы» в ноябре 2005 года. 

Напрашивается вывод, что правительство национального единства необходимо для осуществления важнейших задач, таких как победа в войне, вывод экономики из кризиса или крупные территориальные уступки. Но и без этого объединения Израиль выигрывал войны, налаживал экономику и отдавал территории. Кроме того, правительства национального единства всегда оказывались крайне непрочными. Можно было бы объяснить это невозможностью консенсуса, но поскольку прецеденты совместного правления левых и правых все же имеются, причина распада скорее кроется в политической конкуренции и личных амбициях партийных лидеров. 

Нетрудно предсказать, что ждет правительство национального единства, если оно будет сформировано после мартовских выборов. Либо оно начнет проводить политику уступок (иначе для чего Нетаниягу нужен союз с Сионистским лагерем?), и развалится из-за разногласий по отдельным вопросам урегулирования, либо будет создано исключительно для сохранения власти Биби и развалится еще быстрее.

counter
Comments system Cackle