Хорошо забытое левое
Фото: Getty Images
Хорошо забытое левое

На днях Нетаниягу обрушился с суровой критикой на блок Авода – а-Тнуа. Глава правительства припомнил членам Аводы отказ от сионистской идеи, призыв не отправлять детей в армию, обвинения в расизме в адрес израильского гимна. Итогом этой риторики стало заявление о невозможности союза между Ликудом и антисионистским, несмотря на название, блоком. 

Упреки премьера справедливы. Впечатление портит лишь то, что прозвучали они, когда опросы общественного мнения неожиданно показали рост рейтинга списка Авода – а-Тнуа. Согласно разным источникам, если бы выборы произошли сейчас, он получил бы от 22 до 26 мандатов, Ликуд – от 20 до 24. При этом более половины опрошенных категорически не желают видеть Биби на посту премьера и только 36% хотят, чтобы он снова возглавил правительство. 

Очевидно, эти цифры напугали Нетаниягу, что и проявилось в очередной порции критики в адрес противников. Но вряд она поможет Ликуду – испуганных лидеров народ не любит. 

Формирование лево-центристского правительства – все еще маловероятная перспектива. Но и реальность узкой право-религиозной коалиции теперь под вопросом. Именно перспектива договариваться с идеологическими противниками раздражает Нетаниягу. 

Как же вышло, что левые вырвались вперед в заведомо невыигрышной ситуации, в условиях ужесточения внешней угрозы и эскалации насилия внутри страны, когда общество обычно «правеет»? 

По большей части виноват сам Ликуд, погрязший в скандалах и разборках, которые особенно обострились в ходе партийных праймериз. Выяснения отношений и проявления недовольства в крупных старых партиях – обычное дело. Но в предвыборную пору они производят особенно неприятное впечатление. 

Распад союза с НДИ произошел по инициативе партии Либермана, нонегативно отразился на репутации Ликуда. Даже коррупционный скандал вокруг НДИ бросил тень на соратников Нетаниягу, которые еще недавно работали в одной команде с теми, кого сегодня обвиняют в злоупотреблениях. Для общества же этот скандал стал подтверждением того, что власть и коррупция неразрывно связаны, и это также не добавило популярности партии власти. Многие разделяют мнение, что Нетаниягу сводит счеты с бывшим партнером и старается ослабить НДИ, приурочив расследование к выборам. 

Заслуга самого левого лагеря в его успехах тоже есть. Прежде всего, это объединение. На первый взгляд, оно кажется невыгодным, поскольку электорат близких по идеологии партий частично совпадает. Но предвыборная арифметика сложнее. На избирателей всегда благотворно действует умение политиков договариваться и приходить к компромиссу. Для общественности это ясный сигнал: мы едины, мы ответственны, на нас можно положиться. 

Даже система ротации, которую избрали Ливни и Герцог, дает израильтянам надежду, что власть левого блока будет более контролируема и менее авторитарна. 

«Биби – царь Израиля» и все, кто претендует на роль царя,уже не внушают доверия. От ностальгии по сильным лидерам страна переходит к желанию видеть во власти опытных профессионалов без завышенных амбиций. Правда, назвать Ливни и Герцога такими профессионалами можно с большой натяжкой, но хорошо уже то, что оба они не стремятся к единоличному правлению. Сторонники Аводы отмечают, что в предвыборный список включен профессор экономики Трахтенберг, бывший глава комиссии по разработке социальных реформ, который рассчитывает стать министром экономики. В период правления Нетаниягу из так называемой программы Трахтенберга было реализовано только повышение налогов, сами же реформы не проводились. 

Рост цен, инфляция, отсутствие доступного жилья и прочие экономические проблемы все больше вызывают раздражение народа против власти. За время своего правления Ликуд так и не сумелвнести позитивные изменения в экономическую и социальную сферу. 

Нетаниягу все время упоминает угрозу, исходящую от Ирана и ИГИЛ, и общество видит в этих «страшилках» ясный посыл: пока существует ИГИЛ и ядерный Иран, цены будут расти, а реальные доходы – падать. Иными словами, населению предлагается добровольно и на неопределенный срок затянуть пояса, поскольку Израиль никак не может повлиять на эти факторы внешней политики. Вероятно, это и есть суровая правда жизни, но перед выборами люди не хотят слышать такую правду. Им куда больше по сердцу экономический рывок, который обещает – скорее всего, безосновательно - блок Авода – Ха-Тнуа. 

Еще одна стратегическая ошибка Нетаниягу состоит в том, что он подчеркивает: при мне все будет стабильно, как и раньше, без меня – хуже. Но израильтян уже перестало устраивать «как раньше», а ничего другого Биби предложить не может. Впрочем, даже если бы Ликуд выдвигал какие-то принципиально новые пункты программы, никто бы ему не поверил – у Нетаниягу было достаточно времени, чтобы провести любые реформы.Этого не произошло, а значит, не произойдет и дальше. 

Плюсы стабильности имеют свой предел. Избиратели уже знают, что ждет их при правительствеБиби, и хотят попробовать что-то другое. Фактор новизны всегда был настолько важен в израильской политике, что в качестве нового может выступать даже хорошо забытое старое. В данном случае, левый лагерь, который за всю историю государства неоднократно находился у власти и не принес нам ничего, кроме соглашений Осло. 

Однако постоянные спекуляции на теме безопасности сделали свое дело.Часть обществапришла к выводу, что войны неизбежны, но при Ликуде они будут сопровождаться ростом цен, а при Аводе – а-Тнуа – строительством дешевого жилья. Конечно, это примитивная и ничем не аргументированная позиция, и разделяет ее не так много людей. Именно поэтому преимущество левого блока над Ликудом сегодня минимально. Если бы не реальные угрозы внешней политики, оно было бы гораздо больше. 

Своим бездействием, коалиционными интригами и пренебрежением к интересам общества Ликуд сделал все, чтобы оттолкнуть от себя избирателей.

counter
Comments system Cackle