Шел отряд по правому берегу
Фото: Getty Images
Шел отряд по правому берегу

Ремесло сатирика вдруг оказалось в центре внимания мировой общественности. Жанры, украшавшие последние страницы изданий, поселились на первых, а постоянные персонажи погибших бросились выражать соболезнования семьям авторов. Отдельные даже несут плакаты "Я - Шарли”, хотя им больше подошло бы "Я - Калашников". 

"Марш миллиона", вышедший в воскресенье на улицы Парижа и собравший около 2 млн. человек, стал самой естественной реакцией цивилизованной Европы на бандитское нападение двух мусульманских отморозков на редакцию сатирического журнала. Отморозков нашли и пристрелили, как бешеных собак, не спрашивая мнения правозащитных организаций, но арабские погромы и взрывы в мечетях во Франции не начались. Почти два миллиона возмущенных французов, вышедших в этот день на улицы Парижа, достаточно ясно продемонстрировали гостям, кто в доме хозяин. 

Только шеренга медийных лиц, возглавлявшая шествие и пытавшаяся олицетворять свои страны, явно здесь была лишней. В свободное от этой народной акции время они, как правило, олицетворяют совсем другое. 

Всего за несколько дней до теракта правительство Франсуа Олланда признало суверенным государством террористическую организацию, десятилетиями не выпускающую из рук автоматы братьев Куаши. А ХАМАС - оперативное подразделение этого нового государства - Евросоюз недавно вычеркнул из террористического списка. 

Палестинское государство в этой шеренге представлял благообразный Абу-Мазен, но если бы ХАМАС, который годами забрасывает Израиль - даже не гранатами, а ракетами, пожелал участвовать в этом шествии, интересно, кто-то из мировых лидеров покинул бы ряды? 

Во всяком случае, не Сергей Лавров, от имени России выражавший на правом берегу Сены солидарность с французами. Никто не видел российского министра на демонстрациях в защиту четырех девочек, которые учинили живую карикатуру в главном кремлевском храме. Конечно, если бы оскорбленные в своей духовности поборники православия расстреляли их из автоматов, главный дипломат страны, наверное, не одобрил бы такого поведения. Но ведь Россия - цивилизованная страна, здесь за пасквили и фиглярство не расстреливают, а только сажают или, в крайнем случае, натравливают на пасквилянта прессу. 

Уверенней всех в этой лицемерной шеренге мог бы чувствовать себя премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу. Вот уж где-где, а в Израиле сатирикам ничего не угрожает, а сам премьер - главный герой многочисленных сатирических изданий, телепередач и стендап-шоу. Но вот незадача, в те самые минуты, когда Нетаниягу маршировал по Елисейским полям, в 200 метрах от его канцелярии, из недавно открытого комплекса "Синема-сити" выносили статую древнего человека, которая, как неожиданно обнаружилось, необычайно похожа на бывшего министра обороны Амира Переца, включая усы и бинокль. Правда, древний человек, в отличии от экс-министра, в бинокль смотрел не с обратной стороны, а с правильной, но это неандертальцу не помогло - вынесли как миленького. 

Посетителям "Синема-сити" объяснили, что их задевает это сходство скульптуры с уважаемым политиком. А другие уважаемые политики не только не нашли в этом варварстве ничего общего с исламистской дикостью, но и заклеймили скульптора. 

Рядом с Нетаниягу выражал отношение англичан к исламистскому фанатизму премьер-министр Великобритании Дэвид Камерон. 35 лет назад исламский фанатик аятолла Хомейни приговорил к смертной казни его соотечественника, британского гражданина - автора книги "Сатанинские стихи" Салмана Рушди, который, по мнению не читавшего книги аятоллы, оскорбил Пророка. Свободолюбивая отчизна Камерона де-факто согласилась с этим приговором, хотя и заменила его на пожизненное заключение - уже 35 лет писатель пребывает под охраной. Причем, за счет британского налогоплательщика. Никаких "Маршей миллионов" или хотя бы тысяч по этому поводу в Англии не случилось, но если бы случились, премьер-министр, конечно, их посетил бы, какие могут быть сомнения. 

Правда, тогда британскому премьеру едва исполнилось 13 лет, а братья Куаши еще даже не родились. Но почва для них уже удобрялась. Европа, только успевшая отдышаться после Второй мировой, наслаждалась покоем и не видела опасности в подступавшем исламском фундаментализме. На наш век хватит, считали тогдашние лидеры Европы. 

На их век хватило.

counter
Comments system Cackle