Зачем создавать второе палестинское государство?
Фото: Getty Images
Зачем создавать второе палестинское государство?

Вновь и вновь западноевропейские страны пытаются принять решение о признании несуществующего "палестинского государства" и даже определить его границы. Параллельно Абу-Мазен  проводит дипломатические маневры с целью получения этим виртуальным государством официального статуса в Организации объединенных наций. 

Глава автономии надеется на то, что это заставит Совет безопасности определить точные временные сроки создания этого государства и конечные результаты палестино-израильских переговоров. 

Подобного рода дипломатические усилия беспрецедентны в истории государств и истории ООН. Они напоминают высокомерный призыв Шарля де Голля "Да здравствует свободный Квебек!", произнесенного французским лидером во время визита в Монреаль в 1967 году. Это, разумеется, ни на йоту не изменило статус Квебека.

Государства создаются иначе. Нет никаких сомнений, что европейские политики и парламентарии прекрасно это понимают. А если это так, то чем можно объяснить их действия?

Можно предположить, что они искренне верят в право палестинцев на самоопределение и  хотели бы силой навязать нам создание палестинского государства, удавкой сдавливающего горло Израиля.  Они очарованы лозунгом "два государства для двух народов". И действительно: как можно выступать против такой замечательной идеи? Не только европейцы и американцы влюблены в нее, но и многие израильтяне. Однако имеется одна проблема, которую они предпочитают не замечать. Дело в том, что у палестинцев уже есть собственное государство. Этим государством является Иордания, в котором 70% населения составляют палестинские арабы.

Если Иордания не является воплощением палестинского права на самоопределение, то чем тогда является эта страна? Во время событий 1970 года, вошедших в историю под названием "Черный сентябрь", глава ООП Ясер Арафат пытался захватить власть в этой Иордании, утверждая, что речь идет о палестинской территории. Почему же в таком случае Иордания не может представлять палестинцев и не требует присоединения к своей территории Иудеи, Самарии и сектора Газа?

Сторонники формулы "два государства для двух народов" слишком хорошо знают ответ на этот вопрос. Иордания не хочет, чтобы в ее границах жило еще несколько миллионов палестинцев. Значит, сегодня мы ведем речь создании еще одного Палестинского государства.  Сторонники данной формулы хотят, чтобы Израиль отказался от контроля над Иудеей и Самарией, положив конец "оккупации". Такова подлинная цель всех дипломатических трюков последнего времени.  Они хотят создать второе палестинское государство, используя все, имеющиеся в их распоряжении, средства, законные и незаконные.

Израильский левый лагерь отвечает на это лаконично: "Почему бы и нет?". Давайте, наконец, избавимся от бремени "оккупации". Кого волнуют последствия этого шага? И хотя после ухода израильской армии, территория Иудеи и Самарии может быть захвачена ХАМАСом или ИГИЛ, положение арабского населения в этих районах может стать в несколько раз хуже, крупные израильские города будет находиться под постоянным ракетным обстрелом, стабильность Иордании окажется под угрозой -  кого это волнует? По-видимому, подобные результаты окончания "оккупации" предпочтительнее для сторонников известной формулы, чем нынешний статус кво.

Еще один аспект, который игнорируют те, кто интенсивно продвигают создание второго палестинского государства: на сегодняшний день нет способа совершить переход из пункта А  в пункт В – то есть, от нынешнего положения до подписания договора о создании государства на территориях.  Абу-Мазен не является представителем всех палестинцев. Его статус в Иудее и Самари неустойчив, он зависит от поддержки израильской армии. Он не хочет заключать с Израилем какой-либо договор, он не способен сделать это, а если бы был способен, то был бы не в состоянии реализовать подписанные договоренности. Абу-Мазен прекрасно это понимает, но предпочитает стать главой виртуального государства в ООН.

Те, кто выступают с лозунгом "два государства для двух народов", полностью оторваны от реальности. Возможно, они этого не замечают. Либо не хотят замечать. Многие из них враждебно относятся к Израилю, какими бы ни были границы этого государства. Им не по душе тот факт, что Израиль превратился в сильное государство, способное защитить себя от агрессии и террора.

Моше Аренс, "Гаарец"

counter
Comments system Cackle