Резолюции не будет, но…
Фото: Getty Images
Резолюции не будет, но…

Палестинцы снова решили напомнить о себе миру, подав в СБ ООН проект резолюции о создании "суверенного и жизнеспособного" палестинского государства в границах 1967 года. На этот раз в документе обозначены четкие и сжатые сроки – 12 месяцев. 

Момент обращение выбран удачно. Запад подводит итоги года, прежде чем уйти на рождественские каникулы, и в памяти мировых политиков останется осадок нерешенной палестинской проблемы. Тем легче будет к ней вернуться в новом году. 

В Израиле это обращение вызывает некоторую тревогу, поскольку резолюции СБ ООН обязательны для выполнения, в отличие от рекомендательных резолюций Генеральной ассамблеи. С другой стороны, можно особо не беспокоиться, поскольку США имеет право вето в Совете Безопасности и госсекретарь Керри уже обещал заблокировать палестинский проект. 

В другое время Обама бы постарался немного попугать недруга Нетаниягу, продемонстрировав ему свои колебания по поводу вето в СБ. Но в канун выборов израильского парламента у Белого дома крепнет надежда, что в следующей каденции Биби уже не будет раздражать их своим упрямством. Правда, есть опасность, что его место займет другой правый лидер. На этом делали акцент Ципи Ливни и Шимон Перес, объясняя Керри, что принятие палестинского проекта приведет к усилению правых в Израиле. Однако сам факт палестинского обращения в Совбез уже играет на руку правым, а точнее – Либерман, который провозглашает, что у него одного из всех израильских лидеров есть программа действий по палестинскому урегулированию. 

В связи с этим возникает интересный вопрос: как отнесется международное сообщество к израильскому проекту, если он будет подан в международные инстанции? До сих пор Израиль осуществлял свои односторонние шаги самостоятельно – например, размежевание с Газой или введение моратория на строительство за зеленой чертой. Впрочем, заранее ясно, что палестинская сторона отвергнет любые, самые заманчивые израильские предложения – ведь в 2000 году Арафат отказался даже от половины Иерусалима. Нет сомнений, что Абу Мазен не примет заселенные арабами территории, которые готов предложить ему Либерман. 

Если бы сейчас Совбез вдруг утвердил палестинский план, Аббас и его соратники не знали бы, что с этим делать. Но в Рамалле хорошо известно, что США будут блокировать подобные проекты. Ведется своего рода игра – палестинцы требуют, Израиль критикует, США накладывает вето. 

Но игра эта так уж не безобидна. Страхуясь от ответственности, которую накладывает на них создание государства, палестинские лидеры все время требуют того, на что Израиль заведомо не согласится. Но Израиль – вероятно, к удивлению его партнеров – тем не менее соглашается, пусть не на все требования, но на их часть. И мало-помалу то, что раньше было кошмарной сказкой, становится былью. 

В нынешнем палестинском проекте обозначено полное отступление Израиля за границы 1967 года. Никакого обмена территориями, никаких переносов границ. Еврейские поселения в Иудее и Самарии объявляются незаконными. Вопрос о Маале-Адумим, Ариэле, Гуш-Эционе, таким образом, разрешается автоматически. Восточный Иерусалим – столица Палестины. 

Понятно, что для Израиля это не приемлемо, и проект не будет принят, но… 

Но в сознании международной общественности и ее лидеров останется убеждение: вот справедливые палестинские требования, которые не выполняются, потому что Израиль не признает законные права палестинского народа, а США ему потворствуют. Пройдет время, изменится состав Совбеза, или правила принятия резолюции (давно уже говорят, что надо отменить право вето для постоянных членов СБ). Или кто-то предложит более умеренный проект (на это претендуют Франция и США), а в уме будет держать этот, радикальный. 

Когда-нибудь "справедливые" требования палестинского народа будут выполнены, и его лидерам, чтобы и дальше привлекать к себе внимание, придется выдумывать что-то еще. Что они тогда потребуют – Яффо? Половину Хайфы? Аэропорт Бен-Гурион? 

Символично, что шум вокруг палестинского плана происходит во время израильской предвыборной кампании. Опыт показывает, что в еврейском государстве нет ничего более непостоянного, чем "красные линии". Они меняются даже у одного политического деятеля: Шарон в свое время заявлял, что Газа для него не менее важна, чем Тель-Авив. Что уж говорить о разных правительствах: даже если одно декларирует, что Иерусалим – неделимая столица Израиля (что, собственно, и было сделано во время его аннексии в 1967 году), другое вынесет этот вопрос на переговоры. 

Очевидно, еврейскому государству нужна Конституция или какой-либо другой документ, четко обозначающий его границы. Пусть он не будет признан ООН и Европарламентом, но о нем будут знать, как весь мир знает о палестинских требованиях. 

counter
Comments system Cackle