Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авив
+19+14

Мнения

А
А

Акробатика иудаизма

Закон о национальном характере государства Израиль, проект которого утвердило правительство на этой неделе, спровоцировал немало критики.

jewish boy
Фото: Getty Images

Закон о национальном характере государства Израиль, проект которого утвердило правительство на этой неделе, спровоцировал немало критики.

Главная ее причина - опасения критиков, что в зыбкой формуле национального баланса "еврейское и демократическое государство" еврейская составляющая перевесит, потянув за собой демократическую.

А это, в свою очередь, приведет к большей харедизации повседневной жизни израильтян со всеми возможными вытекающими – например, закрытие "недобитых" тель-авивских магазинов, работающих в субботу, сокращение числа не кошерных магазинов и ресторанов, и, как следствие, понижение статуса национальных и религиозных меньшинств в стране.

Биньямин Нетаниягу преследует иные цели. Он пытается закрепить в законодательном порядке еврейский характер Израиля с тем, чтобы демократические силы внутри страны со временем не привели к фактическому размытию национальных границ, незаметно преобразовав еврейское государство в "государство для всех граждан".

Опасения его критиков отчасти справедливы. Это напоминает ситуацию, сложившуюся в Израиле в религиозной сфере, где существует монополия. Я имею в виду главный раввинат, контролируемый ультраортодоксами, из-за чего, например, израильтяне-евреи, желающие заключить брак без унизительных проверок на еврейство, а также израильтяне, не являющиеся евреями по Галахе, лишены этого права.

Монополия, как известно, хороша только какое-то ограниченное время. Сохранившись надолго, она обходится дорого и причиняет немало неудобств. А иудаизм практически всегда на протяжении истории отличался плюрализмом мнений.

Вспомним школы Гилеля и Шамая, вспомним саддукеев, фарисеев и ессеев. Все это различные школы в рамках иудаизма, которые спорили между собой до хрипоты, не соглашались, но, тем не менее, никто не отрицал, что все они относятся к иудаизму. Поэтому претензия ультраортодоксов на религиозную монополию в иудаизме не естественна для еврейского народа.

Ужесточение и монополизация культа начались в 19 веке как ответ на еврейскую эмансипацию. Непонятно только, почему ультраортодоксы отрицают право других течений иудаизма на существование, нехотя делая исключение только для некоторых ортодоксов, подмяв под себя и главный раввинат, и Министерство по делам религии. Эти структуры диктуют всему Израилю, как ему жить, не допуская легитимного диалога, консервируя иудаизм и тем самым лишая его живительной силы.

Любая религия похожа на живой организм. Если ей не дают расти и адаптироваться к веяниям времени, она все меньше отвечает потребностям людей. Разумеется, религии консервативны, они меняются медленно, оставаясь собой. Но нужно позволить им меняться. Иначе тот иудаизм, который мы знаем, умрет.

Под контролем ультраортодоксов главный раввинат и Министерство по делам религии превратились в самые настоящие монополии. Они и действуют, как монополии, всеми силами пытаясь задушить потенциальных конкурентов. Внутри них существует такая же скрытая коррупция, как в Ашдодском порту.

Целая армия лоббистов помогает им добиваться своих целей, в том числе, и в Кнессете. В результате, многие сотни ультраортодоксальных ешив по стране получают государственное финансирование. Это прекрасно.

Но такого финансирования лишены представители консервативного и реформистского иудаизма, что обескровливает их. Эти школы современного иудаизма борются за финансовое выживание в Израиле и вынуждены брать плату за свои услуги – например, проведение бар-мицвы и бат-мицвы.

У ортодоксов это все формально бесплатно. Ведь государство покрывает все сопутствующие расходы.

Ни одна монополия без боя и сопротивления не сдает позиций. На самом деле, Ашдодский порт - детский сад по сравнению с монополией ультраортодоксов. У последних все системнее и масштабнее. Однако, факт - все больше людей проводят свадьбу и проходят гиюр в рамках реформистского движения.

Если бы они получали какое-никакое финансирование от Израиля, то могли бы приносить больше пользы, укрепляя еврейский характер государства. Да, да, вы не ослышались.

Сегодня находятся те, кто не хочет заморачиваться с главным раввинатом при заключении брака. А у реформистов религиозный свадебный обряд хупа стоит денег. Если надо лететь на Кипр, чтобы зарегистрировать гражданский брак, то нет смысла вообще обращаться к раввинам. 

Если бы для израильтян существовала возможность жениться, не покидая пределов страны, но в обход главного раввината, она бы стала необычайно популярной. По всем опросам, 70% израильтян выступает за введение полноценных гражданских браков в стране.

Именно этого – сокращения доходов и влияния – как раз и боится ультраортодоксальный истеблишент. И существованием своей монополии он отталкивает людей, при других обстоятельствах вставших бы под хупу.

Среди израильтян высок процент людей, сочувствующих реформистскому движению, хотя вероятно в токбеках к данному тексту скорее проявят себя его радикальные противники.

Чтобы не быть голословным, вот цифры. По данным опроса Израильского института демократии, 59% от общего числа израильтян и 62% выходцев из стран СНГ выступают за равные права для реформистов и консерваторов.

И это при том, что, согласно результатам опроса, 56.6% опрошенных не идентифицируют себя с каким-то конкретным течением иудаизма, 26.5% идентифицируют себя с ортодоксами, а 3.9% - с реформистами и 3.2% - с консерваторами.

То есть, последователи двух последних течений иудаизма вместе набирают 7.1%. Мы говорим о 240 тысячах реформистов и 200 тысячах консерваторов. Их больше, чем арабов-христиан (130 тысяч – 1.5%) или друзов (140 тысяч – 1.7%) в стране.

Откуда такой огромный разрыв в статистике – 62% поддерживают более либеральные течения иудаизма, но себя с ними ассоциируют лишь чуть более 7%? Ведь логичнее было бы, если бы разница составляла считанные проценты.

Дело в так называемых "ленивых пользователях", в явлении, которое на Западе обозначают неологизмом slacktivism. В целом в обществе люди, готовые предпринять какие-то действия или совершить какие-то даже небольшие поступки в защиту того, во что верят, составляют мизерное меньшинство.

Большинство согласно поставить условный "лайк" реформистам, но не пойдет на демонстрацию в их поддержку. Именно поэтому реформистам и консерваторам предстоит еще долгий путь для своей легитимации в масштабах государства.

Указанный опрос, проведенный Израильским институтом демократии, показал еще одну интересную вещь, разбив стереотипы о политических предпочтениях реформистов, которых принято считать левыми. Так 39% из числа опрошенных последователей реформистского иудаизма определяют себя как правые, еще 42% - центристы, и только - 19% левые. То есть, израильские реформисты скорее правые, чем левые.

Возвращаясь к основному закону о национальном характере государства Израиль, стоит отметить, что его принятие укрепит еврейскую характеристику государства, и это хорошо. Но здесь важно следить за сохранением разумного баланса, чтобы не было перекосов ни в ту, ни в другую сторону.

Как необходимо наличие ультраортодоксального и ортодоксального иудаизма, чтобы они занимали ведущие позиции в стране для сохранения ее национально-религиозного стержня.

Но при этом следует приравнять к ним в правах реформистский и консервативный иудаизм, которые предоставляют разумную либеральную альтернативу в рамках того же религиозного сознания. Существуя вместе и условно конкурируя друг с другом, они обогатят все общество.

Источник: 9tv.co.il

Метки:

Читайте также