Победа идиота над империей
Фото: пресс-служба
Победа идиота над империей

Я стараюсь попасть на все премьеры в национальном театре "Габима", но комедию "Бравый солдат Швейк" мог бы пропустить без больших угрызений совести. Книгу Ярослава Гашека читал еще подростком, восхитился в свое время замечательным фильмом, видел пару спектаклей по ней. Что нового мне может открыть "Габима" об этом добродушном, никогда не унывающем, наивном до идиотизма герое с нескончаемым чувством юмора?

Но тут получил сообщение на свой телефон из театра "Габима" с предложением, которое невозможно отвергнуть: билет на их "Швейка" за полцены да вдобавок – кружку пива бесплатно в театральном буфете. Я глянул на календарь – выходит, что свои приключения Швейк начал ровно сто лет назад – летом 1914 года, с объявлением войны, позже названной Первой мировой; кроме того вспомнил, что любимый напиток Швейка – как раз пиво, и решил пойти на спектакль.

Книга Ярослава Гашека – многогранная, есть в ней несколько центральных идей, которые можно продвигать со сцены. До поднятия занавеса ломал себе голову: на какой из них остановится театр? Ведь нельзя объять необъятное.

Сквозной пафос книги – пацифизм. И оно понятно, начинали войну – веселились, потом подсчитали – прослезились: 20 миллионов погибших из-за авантюризма нескольких европейских лидеров. Это проходит красной  нитью через все произведение великого чешского писателя.

Но найдет ли отклик тема пацифизма в сердцах сегодняшних израильских зрителей? Можно ли внушать "непротивленчество" народу, не оправившемуся от операции "Несокрушимая скала", которую почти все считают войной вынужденной? А кроме того – ушли в прошлое те времена, когда правители объявляли войны, насильно призывали в армию подданных, а потом лучшие писатели создавали романы, в которых клеймили правителей и осуждали войны. Недавние события в Израиле показали, что мы живем в эпоху, когда вожди не спешат двигать в бой танки и пушки, и именно граждане и СМИ заставляют их действовать. Сколько времени ушло на то, чтобы наше правительство под давлением народа ввело войска в Газу! И вывело оттуда так быстро, что ни один лауреат Нобелевской премии по мирной литературе не успел бы даже рассказ антивоенный написать, не то что – роман. А сколько еще усилий придется приложить мировой общественности и прессе, пока Барак Обама начнет, наконец, всерьез воевать с боевиками ИГ!

И я подумал: "Если "Габима" будет привычно впаривать нам пацифизм – публика ее не поймет". Видимо, к этому же мнению пришел и театр: спектакль не стал акцентировать свое внимание на главной идее книги Гашека. Никакого пацифизма не чувствовалось. И хорошо. 

Вторая по важности идея в книге о Швейке: Кайзер и его чиновники гнали чехов (славян) воевать с Россией, страной славянской и близкой им по духу. Что внесло свой вклад в поражение Австро-венгерской империи и в ее распад. Эта идея могла бы лечь в основу спектакля в "Габиме", если бы в Израиле было принято гнать арабское население на войну с их палестинскими братьями. Но это же не так. 

И все же театр не остался без идеи, поскольку в этой замечательной книге их масса. И одна из них – противостояние рядового человека и высшей власти, с огромной бездушной бюрократической машиной, которая требует, чтобы человек был маленьким послушным винтиком. Машина, которая может легко перемолоть человека, даже не заметив этого. 

Швейк по замыслу Гашека – маленький человек, которому удается одержать победу над монстром, и делает он это, не восставая против властей, а послушно выполняя все требования – даже самые нелепые, доводя их до крайности и тем самым показывая их полный идиотизм. 

 

"Габима" взяла на вооружение эту тему, и передала нам мысль Гашека замечательным образом. Ави Кушнир играет Швейка со свойственным ему мягким юмором. Природное обаяние, кажущаяся простота, знакомая израильскому зрителю по другим его работам в театре и на телевидении – благодаря всему этому Кушнир идеально подходит на эту особенную роль. В определенный момент у меня мелькнула мысль, что стоило "Швейка" ставить хотя бы ради того, чтобы позволить актеру раскрыть свои таланты в создании этого столь необычного и особенного образа. 

"Вот он я – говорит герой Кушнира, - идеальный человек с точки зрения системы, который воспринял все лозунги властей, безоговорочно согласился со всеми требованиями, даже с самыми дикими. И если из-за меня все вокруг ломается, портится, идет в тартарары – то не по моей вине; это вы создали такие правила игры". И улыбается своей знаменитой идиотской и пленяющей улыбкой. 

Образ Швейка далеко не однозначен. С одной стороны – он положительный герой, но в то же время он мелкий жулик, крадет собак, мошенничает, о нравственности имеет довольно смутное понятие. И все равно Кушниру удается вызвать симпатию к своему далеко не идеальному герою. 

Созданию атмосферы полного абсурда, неразберихи, способствуют своей замечательной игрой Натан Равиц (который блистал в роли трагического бонвивана капитана Лукаша) Шимон Коэн ("сопровождающий"), Джесан Аббас (судья), Ури Гохман (пастор-еврей) и другие. Нужно похвалить декорации, которые позволяют легко переносить действие из одного места в другое, из страны в страну, из тыла на фронт (декорации Эрана Ацмона). Костюмы Офры Конфино помогают оказаться во временах Первой мировой войны. Только позволю себе одну придирку: Швейк не может пить свое любимое пиво из бутылки! Он пил только из кружки. Достаточно посмотреть на его скульптуры в разных городах Восточной Европы. 

Кстати, пиво в буфете "Габимы" было отличным, нисколько не уступало тому, которое мы пили месяц назад во время поездки в Прагу. 

Фото: Жерар Алон

На иврите статья опубликована здесь

Источник: mnenia.zahav.ru
counter
Comments system Cackle