Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авив
+21+14

Мнения

А
А

Дети разводов

Неравенство еврейских мам и еврейских пап заложено Законом об опекунстве 1962 г., который утверждает, что исключительное право на воспитание ребенка в возрасте до 6 лет имеет мама.

15.12.2011
Источник:mnenia.zahav.ru

В ближайшее время министерская комиссия министерства юстиции под руководством профессора Шнита опубликует окончательную версию своего доклада. Речь идет о комиссии, созданной еще 6 лет назад тогдашним министром юстиции Ливни для выработки рекомендаций по одному из самых болезненных проблем израильского семейного права - вопроса равенства родителей в воспитании ребенка. Кстати, участие русскоязычных общественных организаций в работе этой комиссии канцелярия министра письменно отклонила с совершенно дикой шовинистической формулировкой, не включив в список неправительственных организаций, вошедших в состав комиссии ни одной, представляющий русскоязычную общину.

Неравенство еврейских мам и еврейских пап заложено Законом об опекунстве 1962 г., который утверждает, что исключительное право на воспитание ребенка в возрасте до 6 лет имеет мама. То есть, при разводе ребенок автоматически остается на попечении матери. Де факто, степень участия отца в его воспитании определяется матерью, и превращается в милость с ее стороны. И наоборот, участие отца в воспитании ребенка превращается для него из обязанности, родительской ответственности, в ту же милость, но уже с его стороны, основанную исключительно на его желании.

Если речь идет о  разумных и вменяемых родителях, то они находят какой-то компромисс. Если же это положение накладывается на бурный разводной процесс, или на психологические, а, порой, и психопатологические особенности "главного" родителя, то ребенок лишается одного из них физически, и обоих психологически. Крайние случаи произвола "главного родителя", направленные на выдавливание из жизни, а порой и из памяти ребенка второго родителя описаны психиатром Гарднером. Это явление названо синдромом отлучения ребенка от одного родителя другим родителем (Parental Alienation Syndrome) Причем, начинаясь как психопатологический синдром "главного " родителя, он превращается затем в проблему ребенка.

Вне сомнений, нет хороших для детей разводов. Есть только разводы, где вред ребенку сведен к минимуму, и разводы, где этот вред искусственно раскручен до максимума.

Проблема усугубляется тем, что именно те службы, которые должны сделать все, чтобы обеспечить минимальный вред ребенку, сутью своего подхода делают все для его максимализации.

Изначально ставя  вопрос ребром – "кто из двоих родителей остается родителем, а кто превращается в посетителя, имеющего только право свиданий", эти службы разжигают огонь борьбы вместо достижения компромисса.

Корень этой проблемы в разной правовой возможности каждого из родителей повлиять на достижение такого компромисса. Существующий закон позволяет матери произвольно лишать отца родительских прав, оставляя за ним только родительскую обязанность полностью содержать ребенка до 15 лет (это касается, правда, только еврейских пар). Несмотря на декларацию законом равенства родительских прав, вне зависимости от того, кто опекун, конкретное, не декларативное положение, то, что юристы определяют как "судебная практика", прямо противоположное. Закон об исключительности родительских прав матери на ребенка до 6 лет создает основу для реального неравенства в пользу матери для всех детей, и младше, и старше 6 лет. До недавнего времени концепция преимущества матери как родителя при равенстве "родительских способностей", была негласной аксиомой израильских семейных судов. Положение медленно. но начало меняться в первом десятилетии этого века.

Во-первых, благодаря десяткам и сотням судебных процессов, где отцы отстаивали свои родительские права, благодаря десяткам отцов, и матерей, кстати, которые вынесли эту проблему на обсуждение общества. Например, в Кнессете прошлой каденции они добились создания подкомиссии по вопросам семьи, при помощи рава Амсалема из ШАСа, не побоявшегося феминистского лобби.

Во-вторых, благодаря Конвенции ООН о правах ребенка, подписанной Израилем. Практически все страны внесли уже соответствующие изменения в свое семейное право. Приведение израильского семейного права к нормам Конвенции и было поставлено задачей комиссии проф. Шнита.

Надо отметить, что комиссия проф. Шнита не первая министерская комиссия на тему "детей разводов", и их блага как права на обоих родителей. После присоединения в 1991 г. Израиля к Конвенции о правах ребенка, Минюстом в 1997 г. была создана комиссия во главе с судьей Рутлеви, задачей которой было дать рекомендации по "подгонке" израильского законодательства к положениям конвенции. В 2003 г. комиссия представила свои выводы и рекомендации. В разделе "Ребенок и его семья" комиссия предложила вообще отказаться от понятия родительских прав. заменив его на понятие родительской ответственности. В плане разводов это означало ответственность каждого родителя за выполнение своей части родительского долга, в том числе и ответственность за сохранение для ребенка второго родителя. На практике это означало признание принципа равенства в вопросах воспитания, обучения ребенка, вместо определения главного родителя, определяющего жизнь и воспитание ребенка, и родителя второстепенного, имеющего обязанность содержать ребенка и право на свидания с ним. Кроме того, комиссия рекомендовала расширить права несовершеннолетних, в соответствии с их возрастом, представлять свои интересы в семейных судах, в том числе и в решении вопроса с кем из родителей они хотят жить.

По сути комиссия судьи Рутлеви так или иначе повторила то, что уже существовало в семейном законодательстве США, Канады, Австралии и ряда других далеко не отсталых стран, где нормативным распределением "родительства" после разводов являлось "совместное родительство", а не определение родителя главного и второстепенного, как это законодательно принято в Израиле.

И, скорее всего, именно такой естественный путь, при всей его болезненности, единственно возможен. Когда законодательная норма, особенно касающаяся столь автономной от государства области, как родительство, будет создаваться не как решение, пусть даже великих специалистов, а как саморазвивающаяся социальная норма.

Единственное, что необходимо сделать, это ликвидировать те механизмы, которые мешают этому естественному правовому процессу в ходе судебных слушаний, лишая эти процессы соревновательности.

Первая попытка в этом направлении была предпринята комиссией профессора Гилада в 2002 г. Комиссия рекомендовала ограничить произвол "пкидот саад" (особых социальных работников, которые, по сути, являются и "следователями" и "прокурорами" семейных судов, по Закону еще 1955 г.). Предложением комиссии было создание особых структур, которые бы могли контролировать и оспаривать решения "пкидот саад" - "ваадот ахлата". Эта рекомендация была отвергнута министерством соцобеспечения и ассоциацией соцработников. В 2004 г. была создана комиссия проф. Голдбергера, тогдашнего генерального директора Минсоцобепечения, которая в 2006 г. представила свои рекомендации, сутью которых, в отличие от рекомендаций комиссии проф. Гилата, было создание "ваадот ахлата", как внутренних совещательных комиссий министерства, что и было сделано. От предложения комиссии проф. Гилада осталось только название, а "ваадот ахлата" превратились в "отбеливателя" произвола социальных работников.

В 2006 г. тогдашний замминистра соцобеспечения покойный рав Равиц, по требованию ряда общественных организаций, создал министерскую комиссию во главе с профессором беэр-шевского университета Слоним. Комиссия была создана для проверки деятельности службы "пкидот саад". Тот факт, что работа комиссии была просто заморожена после очередных выборов, и она так и не предоставила своих, хотя бы промежуточных результатов, даже по требованию комиссии Кнессета два года спустя, говорит сам за себя.

Родительский форум. который я представлял, инициировал объединение всех групп и отдельных граждан, которые хотели участвовать в работе этой комиссии в коалицию "На благо наших детей".

На первом заседании  этой комиссии мы сумели добиться поразительных результатов – во- первых, нас признали не свидетелями, которых милостиво согласились заслушать, а постоянными участниками работы комиссии, правда, без формального членства в ней, во-вторых, по результатам работы комиссии мы должны были подать свой альтернативный доклад министру соцобеспечения. Это было очень серьезным прецедентом в намного более широком поле - взаимоотношений исполнительной власти и гражданского общества в работе министерских, парламентских и государственных комиссий. Так что последующее превращение такой комиссии в ежика, исчезнувшего в бюрократическом тумане, было неудивительно.

Коалиция представила комиссии доклад, который суммировал все нарушения законов и подзаконных актов, которые систематически игнорировала служба "пкидот саад" во главе с ее начальником Ронит Цур. Одновременно доклад коалиции предлагал как конкретные меры для исправления просто скандальной деятельности государственной службы., так и предложения по ее реформированию, утверждая, что нарушения не являются выражением халатности отдельных соцработников, а представляют собой политику всей службы

Родительский Форум  вынес на обсуждение коалиции, а затем и комиссии Слоним, следующие предложения:

1. Ввести изначальное право каждой из сторон судебного процесса в семейном суде быть представленной, наряду с адвокатами, также и социальным работником/ детским психологом в ходе всего судебного процесса, в том числе, и при встречах с назначенным по решению суда "социальным следователем", поскольку суд не рассматривает адвокатов, и справедливо, как специалистов в социологии и психологии, лишая судебное рассмотрение заключений "пкидот саад" принципа соревновательности.

2. Разделение функций "социального расследования" и "социальной прокуратуры" (подачу выводов и рекомендаций ) между уже существующими структурами - бюро "пкидот саад" министерства соцобеспечения и отделом соцработников при семейном суде, что соответствовало бы духу и букве Закона о семейных судах 1995 г.

3. Ведение полноценных протоколов "социального следствия", ведущегося по заданию семейного суда, с подписью расследуемого о его правильности, вместо написания по памяти кратких изложений бесед "пкидот саад" с родителями, которые этим нехитрым ходом превращаются в манипуляцию по подгонке следствия под предварительные субъективные выводы следователя.

4. Строгое соблюдение социальными работниками семейного суда всех положений "Устава социальных работников" ( раздел 3.20 Устава ).

5. Замена комиссий Кнессета по правам женщин и детей единой комиссией по проблемам семьи с соответствующими подкомиссиями.

После двух заседаний работа комиссии, сразу же после очередных выборов и прихода нового министра соцобеспечения Герцога ("Авода"), была " заморожена". Только после обсуждения столь вопиющего факта на заседании подкомиссии, возглавляемой Элькиным, министерство соцобеспечения было вынуждено дать комиссии Слоним закончить свою работу.

В мае 2009 года комиссия опубликовала свои выводы. Сказать, что они были скандальными, значит не сказать нечего.

То, что выявленное министерской комиссией систематическое нарушение законов государственной службой не стало общенациональным скандалом, свидетельствует только об одном - мы имеем дело с хорошо сорганизованной структурой, способной нейтрализовать и похоронить даже выводы министерской комиссии.

Основными выводами комиссии Слоним было:

1. Противоречие интересов - у части "пкидот саад" выявили предварительное знакомство с участниками судебного процесса.

2. Подача заключения в суд без того, чтобы, как определяет закон, участники судебного процесса смогли с ним ознакомиться перед судебным слушанием.

3 Составление заключения ("таскир") без соответствующей проверки фактов в ней, изложенных с нарушениями положения устава и существующих рекомендаций.

4. Рядовые "пкидот саад" боятся предоставить суду свое мнение, отличное от мнения их руководителей, хотя закон определяет именно их ответственными за расследование. "Проданная игра" - так определила комиссия это явление.

5. "Пкидот саад" и семейные суды своей деятельностью вместо того, чтобы уменьшить конфликт, только разжигают его и превращают разводный процесс в битву непримиримых противников.

6. "Пкидот саад" не обеспечивают адекватный контроль за выполнением решений семейного суда.

7. Заключения "пкидот саад" для суда пишутся ими произвольно, без соблюдения существующих требований, без достаточного контроля. Отдельно комиссия отметила полное отсутствие ведения какой либо статистики работы службы "пкидот саад" по стране и по районам. 8. "Пкидот саад", в нарушение закона, ведя расследование по заданию суда, когда любое свидетельство расследуемого может быть использовано против него, представляют "подследственному" свое вмешательство как " типулит ", лечебное.

Комиссия рекомендовала, кроме прекращения нарушения законов и подзаконных актов, ввести институт "гражданского представителя" – омбудсмена (должностное лицо, на которое возлагаются функции контроля за соблюдением законных прав и интересов граждан в деятельности органов исполнительной власти и должностных лиц).

Министерство соцобеспечения во главе с социалистом Герцогом, признало все выводы комиссии, но не нашло ничьей личной ответственности и наотрез отказалось от введения в службе "пкидот саад" института омбудсмена. 

Окажется ли комиссия проф. Шнита способной противостоять столь хорошо защищенной системе? Хочется верить, что да. Хотя, это больше надежда, чем реальность. Почему? Ответ мы получим в реакции депутатов Кнессета, хотя бы русскоязычных, на эту статью. Теперь они не смогут сказать "Не знали, не слышали"! Текст и выводы комиссии проф. Слоним перед ними. Официальная правительственная комиссия уже 2 года как опубликовала выводы о грубом и систематическом нарушении законов службой социальных работников министерства соцобеспечения, о систематическом введении ею в заблуждение судебного следствия семейных судов.

Простая логика правового  государства подсказывает, что как минимум после раскрытия и выводов комиссии, и факта их умолчания, будут созваны экстренные заседания Кнессета и правительства. Как минимум.

Посмотрим, насколько актуальна у нас прямая логика правового государства.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться. Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.