Есть ли выход?
Фото: Getty Images
Есть ли выход?

На днях многие израильские СМИ были взбудоражены содержанием интервью президента Шимона Переса Второму каналу ИТВ, в котором он сообщил: "что в 2011 году достиг соглашения с лидером ПНА Махмудом Аббасом о принципах урегулирования большинства кардинальных вопросов израильско-палестинского конфликта. Перес заявил, что перед встречей, в ходе которой планировалось подвести итог переговоров, их заблокировал премьер–министр Биньямин Нетаниягу". Представители Нетаниягу не опровергли ни факт переговоров, ни их результаты, ни что Нетаниягу их прервал. Значит, Перес сказал правду.

Почему такой резонанс вызвало это заявление? Дело в том, что, как известно, длившиеся девять месяцев переговоры Израиля с Палестинской автономией потерпели крах. Обе стороны в провале обвинили друг друга.

Израильская сторона сослалась на многократно повторяемое клише, что Абу-Мазен в очередной раз бежал, когда надо принимать решения и вести серьезные переговоры. Но теперь оказывается, что не всегда он бежал. Оказывается, что был случай, когда переговоры были результативными. Значит, подвергается сомнению основная аксиома правых. Может быть многое зависит от того кто и как с израильской стороны, какое правительство (каковы его истинные цели) ведет переговоры?

Представляют интерес последние высказывания бывшего посла США в Израиле Мартин Индика, ныне занимающего пост представителя Вашингтона на палестино-израильских переговорах, в выступлении на конференции Вашингтонского института по ближневосточной политике. Хотя в целом он пытался сделать взвешенные оценки и заявил, что оба руководства не способны к настоящему компромиссу, но затем все-таки в продолжение речи многим стало понятно, что в большей степени вину за срыв переговоров администрация США (они владеют точной информацией) возлагает на израильскую сторону: "строительство в поселениях не только подрывает шансы на мирное урегулирование, но и ведет к созданию двунационального государственного образования и ставит под сомнение шансы существования Израиля в качестве еврейского государства".

После возникшего кризиса в переговорах из-за освобождения четвертой партии палестинских заключенных Абу-Мазен сделал неоднозначный и проблемный шаг - примирение с ХАМАСом для достижения единства палестинцев. В свое оправдание Абу-Мазен сказал: "Новое правительство откажется от насильственных методов борьбы и признает все раннее заключенные ПА международные договоры. В том числе, разумеется, оно будет признавать право Израиля на существование", "Между примирением и переговорами нет никаких противоречий. Мы стремимся к установлению справедливого мира на основе сосуществования двух государств".

Израильское руководство не ожидало таких действий палестинской администрации и восприняло их крайне неудовлетворительно. Оно заявило, что это является доказательством нежелания Абу-Мазена заключать мирное соглашение. Но примечательно, что США и Европа оценили указанное примирение ХАМАСа и ФАТХа не так отрицательно, а увидели в нем определенные положительные возможности. Аналогичная оценка прозвучала со стороны спецпредставителя ближневосточного квартета (ООН, ЕС, США, Россия) Томи Блэра: "Невозможно противодействовать союзу ХАМАСа и ФАТХа". Он назвал достижение внутрипалестинского единства "положительным фактором на пути к продвижению мирного процесса», а также добавил, что таково мнение всех представителей квартета".

Теперь прогнозы на скорое возобновление переговоров очень пессимистические. Чтобы согласиться их продолжить палестинцы выдвигают еще больше требований и они более жесткие (весомые). Наверное, понимают, что из-за безынициативности израильского руководства время работает на них. Известный политический обозреватель газеты "Маарив" Шалом Иерушалми оценивает ситуацию с палестино-израильского конфликтом еще трагичнее: "Вы спросите: что же делать? Как выйти из этого невозможного положения? Ответ один: нет выхода. Все пропало.

Собственно говоря, все предсказывали, что шансы на успех в этих переговорах очень малы. Известно, что обе стороны пошли на них под большим давлением администрации США. Израильское население сильно разочаровано предыдущими неудачами, палестинцы тем более. Обе стороны не доверяют друг другу и в переговорах были не заинтересованы. Многие полагают, что переговоры велись для видимости, но так, чтобы обвинить в их срыве и отрицательных последствиях противоположную сторону.

Было понятно, что нынешнее руководство Израиля, возглавляющая правящую коалицию фракция "Ликуд Бетейну", большинство членов коалиции предпочитают сохранить существующее статус-кво, оставить все как есть. Тем более, когда в регионе происходят большие изменения. С одной стороны, бывшим основным нашим противникам (Сирия, Египет, "Хизбалла") не до нас, арабы конфликтуют и воюют между собой. С другой стороны, в этот неустойчивый период арабской "весны" опасно что-то менять, как бы не прогадать или дать врагу (палестинцам) дополнительные козыри, преимущества.

До недавнего времени глава партии НДИ А.Либерман считал невозможным в ближайшем будущем заключить с палестинцами постоянное мирное соглашение. Большинство лидеров "Ликуда" все еще придерживаются старой установки против создания независимого палестинского государства. К этому надо прибавить совсем крайние взгляды партии Н.Беннета "Еврейский Дом" и размытую позицию партии Я.Лапида "Еш Атид". Остается только некоторая надежда на, хотя и очень настойчивую и упрямую, но малочисленную партию Ц.Ливни "Ха-Тнуа". Поэтому палестинцы понимали, что нынешняя коалиция может предложить им только вариант соглашения, который не будет приемлемым.

В этой ситуации, осознавая свою слабость в военном и экономическом отношении, кажется наилучшим для палестинцев попытаться получить приемлемое для них государство с помощью международной поддержки, путем обращения в ООН. Если обращение будет иметь положительные результаты, то можно предположить, что это окажет международное давление на Израиль и будет надежда, что израильская сторона будет вынуждена предложить более-менее реальный вариант соглашения и условий создания палестинского государства. Такой представляется логика поведения палестинцев. Конечно, если не исходить из пропаганды правых о том, что целью палестинцев является полное уничтожение существующего мощного еврейского государства (они понимают нереальность такого), что их начальство руководствуется только личной наживой и погрязло в коррупции, что палестинцы не хотят своего государства, они не способны быть самостоятельными, нет палестинского народа и т.п., а предположить, что руководители автономии не являются полными дураками, осознают и отстаивают интересы своего населения.

Переговоры велись девять месяцев. Однако разногласия остались огромные, даже к рамочному соглашению не смогли прийти. Многие в Израиле поспешили обвинить палестинскую сторону. Преобладает мнение, что Абу Мазен еще раз и окончательно раскрыл свое лицо, показал, что он в любом случае не желает вообще никакого мирного соглашения с Израилем. Но не все так очевидно, наоборот, если посмотреть непредвзято, больше оснований думать иначе. Во-первых, даже формально, как считают многие за рубежом, виновата наша сторона. Израиль не выполнил обязательство – четвертый этап по освобождению палестинских заключенных (террористов-убийц). Предположительно переговоры должны были закончиться 29 апреля. Нетаниягу понимал, что после их провала палестинцы обратятся в ООН. Очевидно поэтому наш мастер по трюкам решил предложить новую пакетную сделку, чтобы переговоры продлить еще на год, но включив в нее четвертую группу палестинских заключенных. Как говорится попытаться продать дважды тот же товар. К сожалению, вот такое не очень солидное поведение у нашего главы правительства.

Прошел почти год – достаточный период времени, чтобы определиться и понять хотят ли стороны прийти к соглашению. Так как, похоже, что практически продвижения не было, значит надо бы открыто заявить и обосновать для граждан имеет ли смысл продолжать переговоры. Если они бесперспективны, то объяснить конкретные причины, по каким проблемам разногласия, суть позиции каждой из сторон, какова дальнейшая стратегия правительства по разрешению конфликта? Эти вопросы кажутся наивными, мы привыкли, что обычно такие переговоры ведутся секретно, закрыто. Но в данном исключительном случае, ввиду судьбоносности темы нужна открытая, четкая, ясная политика. Прежде всего, для израильтян, а также для всего мира. Однако, у Нетаниягу всегда и во всем туман и тайна (такая чересчур мудреная тактика), никогда не понятно точно что он хочет, куда ведет. Это делается, чтобы потом была возможность трактовать и объяснять последствия переговоров так, как ему выгодно, в зависимости от политической ситуации, чтобы удержаться у власти.

Возможно, Абу-Мазен действительно не партнер. Но в этих переговорах я этого опять не увидел. Кстати, как и в переговорах с Эхудом Ольмертом. Тогда переговоры просто не были закончены, значит не корректно делать какие-то выводы. Абу-Мазен не согласился на предложение бывшего премьера(он не сказал ни да, ни нет), так как знал, что его руководство уже не релевантное. Говорить, что он отказался – передергивание и неправомочно, о чем неоднократно заявлял сам Ольмерт. Выдвигать те переговоры, как доказательство, что Абу-Мазен не является партнером нельзя. Однако скрытность позиции нашего правительства на этих переговорах, половинчатость, недоговоренность не позволяют мне сказать, что оно само является удовлетворительным партнером. Какие рассматривались вопросы, что не устраивает ту или иную сторону, какой вариант соглашения был предложен палестинцам? Хотя бы в общих чертах, в главном. Тогда можно было бы понять и оценить содержание и ход переговоров. Иначе остаются только предположения, домыслы, слухи. Каждый может трактовать как хочет, в чем он заинтересован. У меня есть основания считать, что в большей степени виновата израильская сторона. Вероятнее что, Нетаниягу пытался предложить настолько урезанное и не суверенное государство, что палестинцы никак не могли согласиться? Ведь не случайно во время переговоров видными деятелями правительства, "Ликуда" и израильских СМИ муссировались вопросы о необходимости присутствия длительное время израильской армии в Иорданской долине, сохранении за Израилем большинства многочисленных поселений, невозможности соглашения на основе границ 1967 года и другое.

Очевидно, пойдя на эти переговоры, Нетаниягу решил быть хитрее. Возможно его логика была следующей. Во-первых, продемонстрировать, что он как бы продвигается к мирному соглашению. Кроме того, попытаться навязать соглашение, которое палестинцы не могут принять. Если свершится чудо, палестинцы согласятся – он на коне, победитель. Если нет – палестинцы виноваты, опять упустили возможность и не захотели. То есть он в любом случае не проигрывает. Выигрывают правые, поселенцы, часть религиозных, все радикалы и представители крайних взглядов. Проигрывают большинство израильтян и палестинцев, конечно американцы и европейцы, а также многие арабские страны.

Нетаниягу продекларировал, что он за два государства для двух народов. Он только не говорит, за какое палестинское государство, в каком виде. Может быть за фиктивное и урезанное, такое на которое палестинцы не согласятся? Если считать Абу-Мазена человеком, заботящемся об интересах палестинцев, то он должен согласиться на палестинское государство при более-менее реальных условиях. Исходя из этого, если бы израильская сторона предложила реальный вариант, а не то, что, скорее всего, пытается подсунуть Биби, большая вероятность, что палестинцы согласились бы. Понятно, что реальный вариант должен быть на основе границ 1967 года и процесс создания суверенного палестинского государства не должен быть растянут на много лет.

Существенным препятствием в переговорах явилось выдвинутое Нетаниягу условие признания палестинцами Израиля еврейским государством. С одной стороны, это требование действительно очень важное для нас. Но, с другой стороны, значимость этого требования уменьшается в случае достижения главной цели - существования двух государств. Появление палестинского государства может в корне изменить интересы, мотивы и поведение палестинцев. Государству придется взять ответственность за все, а население и чиновники будут заинтересованы в нормальном его развитии.

Надо понимать, что если через некоторое время будущее палестинское государство захочет нарушить мирный договор (у него будут силы и способности пойти на это), то причину оно найдет. Тот, кто решит возобновить военное противостояние, найдет повод нарушить (обойти) и признание. Зная Нетаниягу и его коалицию, подозрительно с какой целью он начал переговоры с признания, почему ставит телегу впереди лошади. Поэтому, о признании палестинцами нашего государства еврейским и окончания конфликта разумнее, логичнее и лучше говорить в конце переговоров. Сначала надо договориться по основным, коренным проблемам, решить вопросы сердцевины (либа): границы, безопасность, возвращение (невозвращение) беженцев, судьба еврейских поселений, Иерусалим. Остальное - после, если не использовать его, как повод, чтобы уйти от соглашения.

Можно оправдать намерение Нетаниягу тем, что если он будет знать, что договор означает окончание конфликта, тогда сможет дать палестинцам больше, предложить лучший вариант соглашения. С другой стороны, возможно, что только когда палестинцы увидят, что получают что-то приемлемое и реальное, смогут согласиться и на признание? Понятно, что для Израиля есть большой риск. Но деваться некуда: надо или идти на два государства со всеми плюсами и минусами, со всеми преимуществами и опасениями; или честно сказать, что сейчас достижение соглашения не реально - то, о чем говорят Либерман и Беннет. Может быть самое плохое то, что, похоже, делает Нетаниягу: не принимать решения, сохранять статус-кво, играть в переговоры, тянуть время, кто кого перехитрит - мы всех: палестинцев, американцев, европейцев. То есть продолжение стратегии Ицхака Шамира, чтобы все сложные проблемы отложить на потом, на будущее. Прошли десятилетия, а проблемы только усложнились.

Следует признать, что в этих переговорах обе стороны провалились, несут вину за кризис и отсутствие результатов. Однако, потому что Израиль сильнее и остается захватчиком, он должен предложить палестинцам приемлемый, реальный вариант договора. Только правительство национального единства (доверия), созданное новой широкой мирной коалицией "Ликуда" и "Аводы" (возглавляемой сейчас Б.Герцогом), желательно с участием НДИ, "Еш Атид", "Ха-Тнуа", ШАС позволит надеяться на существенное продвижение к мирному соглашению. Без "Аводы" не будет достигнуто компромиссное, взвешенное, приемлемое для двух сторон соглашение(согласие палестинцев), а без "Ликуда" оно не будет одобрено большинством израильтян и не будет возможности его реализовать из-за мощного сопротивления правого лагеря и поселенцев.

counter
Comments system Cackle