Комбикорм для "полезных идиотов"
Фото: Getty Images
Комбикорм для "полезных идиотов"

Махмуд Аббас стремится "одним выстрелом убить двух зайцев": стать объединителем "земель палестинских" и сохранить образ миротворца

В октябре 2011 года МИД обнародовал анализ политической ситуации ПА, согласно которому престарелый глава Палестинской автономии взял курс на примирение с ХАМАСом. Указывалось, что Махмуд Аббас руководствуется двумя причинами:

- стремлением оставить "политическое наследство" и войти в историю, как лидер, положивший конец расколу в палестинском народе;

- желанием гарантировать относительное благополучие себе и своему клану, поскольку в случае военного столкновения с ХАМАСом, бунта в ФАТХе или анархии его участь может быть весьма плачевной.

"Махмудом Аббасом движет в первую очередь желание войти в историю и обеспечить себе личное благополучие. После революций, прокатившихся по арабскому миру, Махмуд Аббас опасается разделить участь правителей Туниса, Ливии и Египта, и крайне заинтересован в том, чтобы уйти с политической сцены, сохранив при этом авторитет и достоинство. С учетом этого, он хочет остаться в истории в качестве основателя палестинского государства и национального палестинского лидера, добившегося примирения двух враждующих фракций – ФАТХа и ХАМАСа", - говорилось в отчете.

Этот прогноз, сделанный два с половиной года назад, обретает черты реальности. На протяжении последних лет мы стали свидетелями многочисленных попыток двух палестинских группировок преодолеть застарелый конфликт, однако все они, после широковещательных заявлений, заканчивались "пустым выхлопом". Слишком велики были разногласия между сторонами, взаимное недоверие и застарелая вражда, чтобы придти к подлинному компромиссу.

Нынешнюю попытку создания "правительства национального единства" может постичь та же печальная участь – прежде всего, потому, что в ФАТХе испытывают панический страх перед ХАМАСом, а решения Махмуда Аббаса здесь – отнюдь не истина в последней инстанции.

Тем не менее, сегодня баланс сил между двумя "заклятыми друзьями" – ФАТХом и ХАМАСом – изменился, и это обстоятельство может способствовать плану Абу-Мазена по "объединению Палестины", если таковой у него, действительно, имеется, и речь не идет об очередном маневре с целью увеличить популярность.

До недавнего времени ФАТХ был слабейшей стороной конфликта. Коррупция, алчность и самоуправство властей ПА - хронические болезни палестинцев – подтачивали доверие населения. По данным Палестинского центра политических исследований, 70% жителей Западного берега возлагают ответственность за коррупцию на власти ПА. То обстоятельство, что на фоне кровавых кризисов по всему миру (от Ливии и Сирии до Украины) палестинская проблема значительно меньше привлекает интерес западных СМИ и политиков, еще больше подрывает популярность Аббаса. Получение ПА статуса "государства-наблюдателя" вызвало первоначальный энтузиазм у населения, но не решило проблем палестинцев, не принесло дивидендов и вскоре было забыто.

Между тем, популярность ХАМАС неуклонно возрастала: этому способствовало в немалой степени освобождение активистов и боевиков этой группировки в рамках сделки по обмену Гилада Шалита. ХАМАС воспрял духом в Иудее и Самарии, и начал демонстрировать свое присутствие и влияние: на улицах Рамаллы, Шхема и Калькильи вновь появились флаги ХАМАСа, в университете Бир-Зейт возле Рамаллы открылось студенческое отделение этой группировки, в ПА, впервые за последние годы, начали проходить марши в поддержку ХАМАСа с лозунгами этой организации, макетами ракет "Кассам" и призывами "убивать сионистов". Резко возросло число терактов и диверсий в Иудее и Самарии; по данным ШАБАКа, большинство из них были осуществлены активистами ХАМАСа.

Тем не менее, за последний год ФАТХ несколько уравнял силы со своим соперником. Освобождение в качестве "шага доброй воли" трех партий политических заключенных, многие из которых – известные активисты ФАТХа, позволило Абу-Мазену представить себя в качестве непреклонного защитника прав палестинского народа, а ХАМАС, в свою очередь, оказался загнан в угол. Египетские "Мусульманские братья", на которых делали ставку лидеры этой структуры, был свергнут армией во главе с генералом ас-Сиси. Придя к власти, новый правитель Египта предпринял беспрецедентно жесткие шаги против палестинских исламистов: практически все туннели в Рафиахе были разрушены, контрабанда оружием пресечена, а ХАМАС столкнулся с прямыми угрозами в свой адрес со стороны Каира.

При этом ХАМАС остался практически в изоляции в арабском мире. Поддержку Саудовской Аравии он потерял, когда переориентировался на Иран, а Ирана и Асада – когда выступил на стороне суннитских боевиков в гражданской войне в Сирии. И хотя сегодня Тегеран заявляет о готовности восстановить прежний союз, трещина по-прежнему глубока, а, кроме того, экономическое положение Ирана оставляет желать лучшего. Недавно власти этой страны вынуждены был отменить субсидии на бензин, что является шагом отчаяния для любого ближневосточного режима и свидетельствует о его экономической слабости.

Кроме того, ХАМАС, точно так же, как и ФАТХ, страдает от внутренних распрей. Если в ФАТХе все отчетливее назревает конфликт между "жирными котами" и молодым поколением, то в ХАМАСе не ослабевают трения между изгнанным из Дамаска Халедом Машалем и главой режима в Газе Исмаилом Ханией.

Изменившийся баланс сил мог подтолкнуть Аббаса к союзу со злейшим врагом в надежде, что ему удастся навязать ХАМАСу свои условия и войти в историю в качестве "патриарха" всего палестинского народа. ХАМАС, в свою очередь, несомненно, рассчитывает укрепить свои позиции в Иудее и Самарии и осуществить в ходе выборов "переворот" в Рамалле.

Обе палестинские фракции надеются извлечь тактические и стратегические выгоды из нынешней ситуации, и обе при этом хорошо осознают необходимость "хорошей мины при плохой игре" – т.е., создания впечатление миролюбия, умеренности и прагматичности. Некоторое время назад в Рамалле появились спекуляции о готовности ХАМАСа признать Израиль в границах 67-го года (позднее отвергнутые официальным представителем режима в Газе).

Этот пропагандистский комбикорм хорошо потребляется массой "полезных идиотов" в мире и в самом Израиле, и в этой ситуации главное – не допустить снижения Западом планки требований к ХАМАСу, и соответственно, к палестинскому правительству национального единства.

По словам Нетаньягу, Абу-Мазену предстоит выбирать "одно из двух": "перемирие с ХАМАСом или мир с Израилем".

Либерман не только потребовал от международного сообщества соблюдать три условия, выдвинутые Квартетом посредников ближневосточного урегулирования (отказ от насилия, признание Израиля, признание подписанных ранее соглашений), но развернуть пропагандистское наступление против лидера ПА. "Пришло время сорвать маску с Абу-Мазена и четко сказать, что он отвергает мир с Израилем, а также открыто призывает к уничтожению еврейского государства", - заявил он.

Такая активная атакующая позиция, без сомнения, наилучшим образом способствует интересам страны.

counter
Comments system Cackle