Кровавая валюта мирного процесса
Фото: Getty Images
Кровавая валюта мирного процесса

Палестинские политики отличаются завидным упорством, и все же изредка отступают от своих принципов. Но есть тема, по которой они не готовы сделать ни шагу назад – освобождение заключенных из израильских тюрем. Причем палестинская сторона требует для них свободы с таким пафосом, как будто речь идет о мирных заложниках, а не о кровавых убийцах, которые не увидели бы свободы ни в одной другой стране мира.
 
Израильские руководители могли бы уже давно понять, что освобождение убийц – единственная истинная цель палестинских переговорщиков. Все остальное проблематично – государство, которым некому управлять, территории, где на месте поселений и плантаций вырастают базы террористов. Об этом палестинцы могут говорить бесконечно долго, с перерывами на несколько лет, потому что на самом деле им это не нужно. Но отсрочка освобождения узников хотя бы на один день вызывает целую бурю.
 
Как известно, нынешний этап переговоров был начат благодаря двум факторам: палестинцы отказались от предварительных условий, а израильтяне согласились выпустить в общей сложности 104 заключенных. Освобождение должно было происходить в четыре этапа; срок последнего наступал 29 марта. Но к этому времени переговорный процесс зашел в тупик, и израильская сторона заявила о своем намерении не выпускать заключенных, пока палестинцы по меньшей мере не подтвердят свою готовность продолжать диалог.
 
Премьер Нетаниягу при этом заметил, что ни один террорист не выйдет на свободу без выгоды для Израиля. И тут же – вероятно, ради выгоды - предложил ПНА дополнительную опцию: освободить еще 400 заключенных, сократить присутствие ЦАХАЛа в отдельных районах Иудеи и Самарии и негласно заморозить строительство «за зеленой чертой». В обмен палестинцы должны были согласиться на переговоры на основе признания Израиля еврейским государством и отказаться от обращение в международные институты. В ПА ответили, что меньше, чем на тысячу узников они не согласны, а потом и вовсе отвергли предложение. Аббас тут же поспешил подать заявление в 15 институтов ООН. Таким образом, переговоры можно считать прерванными, хотя американский госсекретарь Керри, возможно, еще сумеет их реанимировать.

Надо подчеркнуть, что для этого США пошли даже на то, чтобы включить в условия сделки освобождение Полларда, которого ранее ни за что не соглашались выпустить на свободу.

Но независимо от результатов усилий Керри, израильское правительство выглядело бы достойнее, если бы не торговалось, а просто отказалось бы выпускать убийц по очевидной причине: нет переговоров – нет сделки.
 
Другой вопрос, зачем нам нужны переговоры, которые закончатся, в лучшем случае, потерей части территории? Почему ради них следует отпускать на свободу несколько сотен террористов, наносить травму обществу и ставить коалицию под угрозу развала? Только для того чтобы угодить Белому дому и не заслужить обвинение в срыве переговоров? Но Израиль все равно окажется крайним.
 
Одновременно правительство напомнило палестинцам, насколько нежелательны для нас их обращения в международные инстанции. Неудивительно, что Аббас готов с новым усердием добиваться признания палестинской государственности через ООН и другие институты. До сих пор эти попытки блокировались США в тех организациях ООН, где Вашингтон имеет право вето. Но если Штаты захотят надавить на Израиль, у них есть действенное средство – угроза не мешать палестинскому признанию.
 
Однако с момента выступления Аббаса в ООН мир изменился. Произошло много событий, продемонстрировавших беспомощность и несостоятельность международных инстанций и международного сообщества в целом. Ничего хорошего в этой тенденции нет, но Израиль может сделать из нее полезные выводы и не придавать слишком большого значения решениям ООН. От того что 10, 15 или 20 организаций признают Палестину полноценным государством, она таковым не станет. В любом случае выход на свободу террористов представляет гораздо более серьезную опасность для еврейского государства.
 
Конечно, можно рассчитывать на то, что спецслужбы сумеют держать «под колпаком» отпущенных бандитов. Можно даже не принимать во внимание моральный ущерб для народа Израиля и особенно для родственников жертв террора. Но главная трагедия такого рода сделок – наглядный урок безнаказанности, который получает радикальная молодежь автономии и израильские арабы. Всякий раз они убеждаются, что террористу не грозит ничего, кроме нескольких лет комфортабельного «отдыха» за счет израильских налогоплательщиков и триумфального возвращения домой в роли национального героя. Другое последствие подобных сделок – деморализация армии, прежде всего, ее специальных подразделений, которые с риском для жизни отлавливают преступников.
 
Убийцы наших граждан – слишком дорогая валюта, чтобы оплачивать ею столь сомнительные ценности, как мирный процесс. Это понимает даже Джонатан Поллард, отказавшийся получить свободу такой ценой.

counter
Comments system Cackle