Борьба плохого с худшим
Фото: AP
Борьба плохого с худшим

Израильские аналитики гадают, что принесут стране выборы, начавшиеся в понедельник в Египте и сопровождающиеся нескончаемыми выступлениями на площади Тахрир. Времени для предположений более чем достаточно, поскольку выборы проходят в несколько этапов и протянутся в общей сложности до марта 2012 (в нижнюю палату - до 10 января). После этого египтяне до конца июня будут выбирать президента.

Всего в парламентских выборах участвуют более 50 партий, 15 из которых называют себя исламистскими.

Фаворитом считается Партия свободы и справедливости – политическое крыло группировки "Братья-мусульмане". В целом исламисты рассчитывают получить в парламенте большинство. Бывшие соратники Мубарака также надеются на успех, пользуясь страхом светского населения перед растущей исламизацией страны.

Но события могут пойти по незапланированному сценарию, который пишется в эти дни на площади Тахрир. В том, что в Египте вновь происходят волнения, многие винят Высший военный совет.

Военные были одной из главных движущих сил "каирской весны". Они, казалось бы, достигли своей цели – не дали Мубараку передать власть сыну и установили свой контроль над политической жизнью страны. Однако народный бунт, который поддержала армия, оказался, по определению политологов, джинном, выпущенным из бутылки. Бунтующие массы быстро поняли, что новая власть ненамного отличается от старой, и вернулись на площадь.

Генералы пошли на уступки – приняли отставку премьер-министра, объявили о формировании правительства национального единства и даже напомнили, что прописанный в старой конституции статус армии не изменится. Иными словами, дали понять, что военные не будут претендовать на руководящую роль в стране.

Однако специалисты опасаются, что этих мер недостаточно, чтобы остановить снежный ком беспорядков. Демонстранты почувствовали свою силу, которая, после десятилетий страха, требует выхода. Тахрир призывает к переменам, которые должны произойти немедленно, еще до того, как народ уйдет с площади – а это, разумеется, невозможно. Учитывая политическую наивность и неопытность бунтующей молодежи, специалисты предполагают, что их не устроит ни одно правительство, из каких бы партий оно ни было сформировано. В конечном итоге, народную поддержку получат силы, использующие наиболее популистские лозунги.
Для Израиля власть Военного совета под руководством генерала Тантауи была меньшим из возможных зол. Ее ослабление вызвало в Иерусалиме серьезную озабоченность и даже критику в адрес Белого дома, который подержал передачу управления гражданской администрации. Слишком быстрая смена власти, считают в Израиле, может привести к победе исламистов.

Дополнительным дестабилизирующим фактором стало падение египетской экономики. Мировые агентства понизили кредитный рейтинг Египта, национальная валюта упала, катастрофически сократились доходы от туризма. Исправить положение быстро, как требуют демонстранты, нереально, поэтому у тех, кто захочет раскачивать лодку, еще долго будут оставаться для этого поводы в виде безработицы, инфляции и нищеты.

Вновь назначенный премьер-министр Камаль аль-Ганзури обещает в ближайшем будущем объявить состав правительства. Однако и его кандидатура устраивает далеко не всех. Аль-Ганзури 78 лет, и для многих он ассоциируется с эпохой Мубарака. Неизвестно, поможет ли ему консультативный совет из политиков, популярных на Тахрире, который он предложил создать. В него, в частности, должен войти экс-глава МАГАТЭ Мухаммед аль-Барадеи.

Аль-Барадеи готовится баллотироваться на пост президента, но уже дал понять, что готов отказаться от этих планов и возглавить новое правительство Египта. Его кандидатура – наиболее приемлемая для всех оппозиционных сил, включая "Братьев-мусульман". Хотя сам Аль-Барадеи – человек достаточно светский, он почти наверняка будет прислушиваться к сторонникам исламизации, чтобы не выглядеть чужаком и "западником" из-за своей работы в МАГАТЭ и длительного проживания за границей.

Роль "Братьев-мусульман" в египетских событиях отражает общую картину растущей популярности исламистских движений в странах, переживающих "арабскую весну". В Израиле многие опасаются, что их приход к власти окажется самым плохим вариантом для еврейского государства. Но ряд аналитиков отмечает, что в среде египетских "Братьев" немало трезвых рационалистов, которые понимают, что прежде всего им придется решать экономические проблемы, и уже сейчас ведут переговоры с США о финансовой помощи. Вероятно, по этой же причине они сохранят "холодный мир" с Израилем, хотя мирный договор может быть пересмотрен в угоду радикально настроенным массам. Это может грозить большими осложнениями в будущем, но в данный момент ни одна потенциальная власть Египта не заинтересована в войне с Израилем.

Однако ситуация может принять неожиданный оборот, если в самом движении победят радикалы. Уже сегодня руководители "Братьев" не могут помешать собственной молодежи выходить на Тахрир. Оппоненты упрекают лидеров движения в поддержке Военного совета и пренебрежении интересами народа. Таким образом, вместо "Братьев-мусульман" к власти в Египте могут придти еще более крайние исламисты.

Однако с любой властью есть шанс договориться. Худшим сценарием в Египте, считают наиболее пессимистично настроенные аналитики, станут продолжающиеся политические катаклизмы и их последствие - безвластие и хаос. Растущая анархия приведет к гуманитарной катастрофе в стране, к разгулу террора на Синае и провокациям против Израиля. Разгорающийся в Египте пожар неминуемо перекинется на Газу, где контроль тоже может перейти к силам более радикальным, чем ФАТХ и ХАМАС. К нестабильности в Сирии, иранскому атому и активизации "Хизбаллы" добавится угроза на южной границе Израиля, которая может вылиться в полномасштабную войну.

При таком раскладе еврейскому государству трудно даже надеяться на лучшее - ведь в Египте сейчас идет борьба плохого с худшим.

counter
Comments system Cackle