Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель-Авив
+33+26
Иерусалим
+33+22

Мнения

А
А

Закат Европы вручную

Результатом должен стать тотальный контроль партийной бюрократии над всеми сферами жизни, эдакий неоразвитой социализм с трансгендерным лицом.

Григорий Хавин
18.06.2024
Источник:Лехаим
Демонстрация AfG в Мангейме. Участница держит плакат "Ислам - это гвоздь в гроб демократии". Фото: Getty Images / Thomas Lohnes

В своей знаменитой книге "Закат Европы" Освальд Шпенглер заметил, что "количество форм исторических явлений ограничено, типы эпох, ситуаций и личностей повторяются". Нынешние европейские события действительно кажутся подобием происходивших столетие назад, в 20-х годах прошлого века.

Тогда в Германии, Испании, Италии адепты традиционного марксизма — тогдашние левые — проповедовали отказ от традиционных ценностей семьи, религии, частной собственности, индивидуальной свободы в пользу "мировой революции". Огромные массы людей такая идеология и практика не устраивала и раздражала, поскольку разрушала основы их жизни. На фоне экономических проблем тогдашней Европы это раздражение вылилось в мощную правую реакцию. Коммунисты успешно раскачали общество вплоть до появления в Европе фашизма и нацизма.

Современные левые исповедуют неомарксизм в различных его модификациях. Классическая классовая борьба заменена на борьбу неких "угнетенных" социальных конструктов за культурное и социальное доминирование. Результатом должен стать тотальный контроль партийной бюрократии над всеми сферами жизни, включая экономическую, — эдакий неоразвитой социализм с трансгендерным лицом. Оставляя теоретические новации в стороне, это все тот же инструмент управления массами и политического контроля, каким его задумали отцы-основатели. За прошедшее столетие технологии пропаганды и управления значительно усовершенствовались, но пока все-таки дают сбои. Реакция не заставляет себя ждать.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал: zahav.ru - события в Израиле и мире

6 июня состоялись выборы в Европарламент. Если исходить из того, как преподносят результаты этих выборов мейнстримные СМИ, Европа погружается во мрак фашизма, "коричневая" волна реакции захлестнула алтарь демократии и прогресса. Дело в том, что правые партии по всему континенту значительно укрепили свои позиции, тогда как леволиберальные уменьшили представительство в Европарламенте.

Темные европейские массы, видимо, не хотят идти в светлое будущее и тормозят прогресс. Современная левая повестка кажется им слишком агрессивной и, скажем прямо, не совсем нормальной. Когда несовершеннолетним, желающим "сменить свою гендерную идентичность", в школах рекламируют прием препаратов, тормозящих половое созревание, да, это вызывает раздражение у их "недостаточно сознательных" родителей. Ощутимое ухудшение экономической ситуации, преподносимое как "необходимая жертва" ради экологии будущего и торжества демократии во всем мире, также не вызывает должного энтузиазма у "отсталых" масс населения. Да и огромное число мигрантов, не желающих следовать репрессивным нормам культурного европейского империализма, а желающих получать социальные пособия, продавать наркотики, жечь покрышки и требовать установления европейского халифата, — что, видимо, должно привести к торжеству социалистического мультикультурализма, — не находит симпатии у "реакционной" части населения европейских стран.

В либеральной Европе за последние 10-15 лет люди хорошо приучились держать язык за зубами. Уже никого не удивляет, если за политически "неправильный" пост в соцсетях граждане подвергаются публичному шельмованию и даже судебному преследованию, теряют или не могут получить работу. Главные мировые СМИ в круглосуточном режиме транслируют ультралиберальную политическую повестку, ведут все более грубую пропаганду, в которой клеймят "отвратительных реакционеров" и стращают аудиторию ультраправыми фашистами, гомофобами, врагами демократии, разрушителями европейских ценностей, исламофобами и антисемитами, агентами Кремля, аморальным Дональдом Трампом, а в последнее время и ультраправыми сионистами-нацистами — изгоями международного права, адвокатами и пособниками геноцида в мирной Газе. Учитывая громадный политический, административный и информационный ресурс европейских "либералов", результаты, достигнутые внесистемными партиями на выборах в Европарламент, действительно впечатляют.

После объявления предварительных итогов выборов по всей Европе были организованы многотысячные марши и демонстрации, протестующие против этих итогов с лозунгами типа "Фашизм — это смерть".

"Подъем националистов и демагогов представляет опасность для нашего народа и для всей Европы", — заявил Эммануэль Макрон. Сопредседатель правящей социал-демократической партии Германии Ларс Клингбель в прямом эфире обозвал сторонников консервативной "Альтернативы для Германии" нацистами. Во Франции министр в правительстве Макрона Жеральд Дарманен также приравнял партию "Национальное объединение" к нацистам и заявил, что сотрудничество с ней для любой французской партии станет "новым Мюнхенским пактом", легитимизирующим фашистский режим.

Сам Европарламент, являющийся законодательным органом, а не политическим объединением, перед выборами выпустил пропагандистское агитационное видео, в котором пожилая француженка, пострадавшая от Холокоста, рассказывает внуку о своем ужасном опыте на фоне военной кинохроники; затем, уже на фоне рассказа очевидца событий 1968 года, мы видим, как по Праге идут советские танки; затем следует фрагмент о Румынии времен репрессий Чаушеску; затем снова фрагмент с сыном жертв Холокоста в Голландии; затем фрагмент о Латвии времен распада СССР… В конце концов европейцев призывают правильно распорядиться своим голосом, чтобы "судьбу Европы не решили другие".

Подобное пропагандистское рагу показательно и печально. Собранные в один ряд исторические квазианалогии с современной политической ситуацией не просто сильно хромают, — евробюрократия и идеологически, и концептуально именно что родственна партийной бюрократии времен советского "развитого социализма", а нацисты в Германии были, как известно, партией национал-социалистической.

Реальная ситуация сильно отличается от рисуемой СМИ "мрачно-коричневой" картины. Правящие европейские "либеральные" политики, конечно, обеспокоены падающей эффективностью привычных пропагандистских клише, но за власть держатся уверенно и лишиться ее не намерены. Они как раз отдают себе отчет в происходящем, были к этому готовы и скоординированно предпринимают соответствующие шаги.

На примере "рискованного" решения Макрона распустить французский парламент и назначить новые выборы из-за провальных результатов на выборах в Европарламент эксперт по правым европейским партиям из Лондонской школы экономики Марта Лоример отмечает два элемента стратегии правящих элит. Первое — представить политическую ситуацию как драматическую борьбу здоровых сил в обществе с экстремизмом. Это продолжение и нагнетание пропагандистской кампании в СМИ с использованием уличного протестного активизма, чтобы подтолкнуть электорат к голосованию за "умеренных демократов" в противовес "фашистам". И это мы уже видим. Однако главная ставка делается на другое.

Голосование в Европарламент — это прежде всего выражение недовольства существующей властью. И уже во вторую очередь голосование за правых. Ведь внесистемные ультралевые партии также усилили свои позиции: так, в Германии несколько мест неожиданно получили какие-то совсем "ультрафиолетовые", а не обычные "зеленые". Интересно в этом смысле и голосование в Венгрии, где правящая правая партия президента Орбана потеряла голоса, а правоцентристская антиорбановская — голоса набрала. В Словакии, где к власти недавно пришли правые и на правого премьер-министра Фицо было совершено покушение, на выборах также неожиданно победили левые.

Итак, Макрон не рискует, а намеренно создает ситуацию, когда во французском парламенте может оказаться правое большинство и Марин Ле Пен станет премьер-министром. Во Франции есть даже специальный политический термин для ситуации, когда президент и премьер-министр относятся к разным партиям: "сожительство". При таком "сожительстве" Марин Ле Пен просто разделит с Макроном бремя власти в смысле ответственности за очередные непопулярные решения, но на принятие решений фактически повлиять не сможет. В результате к президентским выборам поддержка правых должна будет значительно снизиться. Немецкий эксперт Катя Хойер отмечает: у Шольца просто нет такой возможности, иначе он поступил бы точно так же.

Жордан Барделла прибыл, чтобы представить программу его партии "Национальное объединение". Фото: Getty Images / Chesnot

Подобным процессам уже дан старт и в самом Европарламенте. Премьер-министр Италии Мелони, совсем недавно называемая не иначе как "наследницей Муссолини", после 18 месяцев нахождения у власти оказалась вполне правоцентристским, а не радикальным политиком. И Урсула фон дер Ляйен, чья коалиция выступила лучше, чем ожидалось, и заняла дополнительные 9 мест, получив уверенное большинство в Европарламенте, заявила, что будет сотрудничать с партией Мелони. Это, несомненно, лучший способ снизить популярность Мелони в Италии.

Сама Мелони по поводу сотрудничества с фон дер Ляйен заявила следующее: "Помимо того, что я лидер "Братьев Италии", я также лидер европейских консерваторов, которые хотят сыграть решающую роль в изменении курса европейской политики".

Греческое слово "демократия", которым достаточно произвольно пользуются правящие бюрократы, состоит из "демос" ("народ") и "кратос" ("власть"). Означает "народовластие". Европейский "демос" находится в серьезном антагонизме с "кратосом", заседающим в Страсбурге, Брюсселе и Люксембурге. Интересы Европы в представлении значительной части населения европейских стран и в интерпретации евробюрократии сильно расходятся, но объяснить это расхождение в рамках стандартного противопоставления "левых" и "правых" партийных ярлыков сегодня невозможно.

Еще одним фактором, ослабляющим реальное политическое влияние новых правых, является борьба между самими правыми партиями. Причем нередко это борьба за "привилегию" считаться менее радикальной партией, чем другая правая.

Пример тому — изгнание из правой коалиции в Европарламенте немецкой "Альтернативы для Германии" после череды медиаскандалов и антифашистских маршей в Германии, — которые, как видим, на поддержке партии никак не сказались, если даже не увеличили ее популярность.

Таким образом, номинально правоцентристская коалиция Урсулы фон дер Ляйен не только сохранила, но и укрепила большинство в Европарламенте. Ряд либеральных партий места потерял. Несколько радикальных левых партий — приобрели. Ряд правых партий серьезно укрепился, но говорить о правом большинстве не приходится. Наоборот, тенденция указывает на тяготение правых к бюрократическому мейнстриму. Вдобавок правые серьезно разобщены.

О перспективах правых партий в случае их прихода к власти на будущих национальных выборах в Германии и Франции можно судить по ситуации в Великобритании.

После выхода из ЕС и череды консервативных правительств на протяжении 14 лет (а каждое из них обещало решить вопрос неконтролируемой миграции и прочие проблемы, вытекающие из агрессивной левой повестки), сделано не было ровным счетом ничего. Если говорить о нелегальной миграции, то количество таких мигрантов в Великобритании многократно возросло и достигло миллиона человек. Как заметил популярный консервативный публицист Даглас Мюррей, "совершенно непонятно, для чего Риши Сунак вскарабкался на скользкий столб английской политики, попутно загнав нож в спину Лиз Трасс, как она до того загнала нож в спину Бориса Джонсона, и так далее. Неужели это было сделано для того, чтобы Риши Сунак смог выступить с мощной инициативой запрета на курение электронных сигарет?.."

Перед предстоящими очередными выборами консервативный электорат в Великобритании во власти апатии и фатализма.

Серьезнейшей проблемой новых правых является отсутствие позитивной идеи, способной объединить европейцев. Ведь традиционная правая идея — национализм — нежизнеспособна в современных реалиях и условиях экономической глобализации, не говоря о ее тяжелом историческом "шлейфе". Строить политику исключительно на противостоянии левой повестке — бесперспективно, это означает обрекать себя на роль вечной "реакции", тогда как инициатива будет за оппонентом.

Вернемся к Дагласу Мюррею. Организованную Гуверовским институтом беседу с Питером Робинсоном о политической ситуации в США и Европе он неожиданно завершил следующим образом: "Я был, как вы знаете, достаточно пессимистичен относительно будущего Европы. То, что я увидел в Израиле, изменило меня. Ответ молодых израильтян на то, что произошло 7 октября… Я слышал от израильтян старшего поколения, что молодежь стала слабее, мягче, и все, чего они хотят, это тусоваться в Тель-Авиве, ходить по клубам и тому подобное. Но когда для этого поколения наступил момент истины — момент испытания 7 октября — они поднялись. Я увидел настоящий героизм и величие. Я видел их вблизи, на фронте. Как они теряют товарищей, идут с передовой на похороны и сразу обратно, на передовую. Это удивительные молодые люди и девушки. Они понимают нечто чрезвычайно важное. Жизнь не просто дана тебе. Жизнь — это то, за что ты должен бороться. Если ты хочешь ходить в клуб в Тель-Авиве, жить хорошей жизнью, ты должен за это воевать, или кто-то другой должен воевать за тебя. Сегодня я верю, что молодежь в Европе, Америке, Британии очень быстро придет в себя. Что-то произойдет. Я уверен, что в течение моей жизни случится нечто, что поставит нашу молодежь, народы Европы, Америки и Британии, перед реальностью, подобной той, с которой столкнулись молодые израильтяне 7 октября. Это изменит Европу. 7 октября эпоха нарциссизма, глупости и безответственности на Западе закончилась. Чем быстрее мы это поймем и объясним это нашей молодежи, тем лучше. Жизнь — серьезная вещь".

Звучит несколько пафосно, но Даглас Мюррей — один из ведущих современных правых интеллектуалов, и он выражает тут характерное настроение. Неоконсерваторы говорят об иудео-христианской основе европейской цивилизации. Правые европейские политики безоговорочно поддерживают Израиль в войне с ХАМАСом и заявляют, что война Израиля — это война в том числе за будущее Европы.

Риторикой дело не ограничивается. Посмотрим на наиболее одиозную "Альтернативу для Германии", регулярно обвиняемую левыми в неонацизме и антисемитизме.

В Бундестаге АдГ выступает с произраильскими законодательными инициативами. Так, в 2019 году она разработала законопроект по запрету движения BDS в Германии. В законопроекте АдГ уточняет, что "движение BDS возникло из антисемитских и антисионистских инициатив арабских групп, которые действовали задолго до создания Государства Израиль и имели тесные и дружеские контакты с нацистским правительством Германии с 1933 по 1945 год". В ответ же на инициативу "ультраправых экстремистов" и "исламофобов" в Бундестаг было внесено другое, "умеренное" предложение. В результате немецкий парламент официально "осудил" движение BDS, но не запретил его. В дальнейшем, реагируя на "экстремизм" АдГ, 1400 "либеральных" деятелей немецкой культуры и искусства выступили с инициативой… запрета запрещать BDS.

Далее АдГ внесла в Бундестаг законопроект о запрете деятельности в Германии "Хизбаллы", включая запрет на фандрайзинг, арест банковских счетов и т.д. Законопроект парламентом рассмотрен не был, а был передан в министерство внутренних дел.

Делегации АдГ регулярно посещают Израиль, в том числе Иудею и Самарию, поддерживают тесные контакты с активистами поселенческого движения.

Представитель АдГ в Европарламенте Йоахим Кухс заявил, что "вместе с нашими друзьями из просионистских групп мы продолжим разоблачать финансирование Евросоюзом антиизраильских НКО": речь о предполагаемом вмешательстве ЕС во внутриполитическую борьбу в Израиле и финансировании протестов против Нетаниягу.

В ответ на обвинения в нацизме и антисемитизме АдГ формально учредила "еврейское крыло" партии. Входят в него в основном евреи-выходцы из бывшего СССР, что дает левым еще один повод обвинить АдГ: на сей раз в том, что члены партии — агентура Кремля.

Итак, портрет типичного члена АдГ по версии либеральных СМИ: ультрамахровый антисемит-фашист реакционного сионистского толка, пособник геноцида в Газе, завербованный лично Путиным. Как в анекдоте: позвольте представиться, милые дамы: майор Чингачгук Абрам Аронович.

Подытожим. По итогам выборов в Европарламент реальная политическая власть в ЕС остается в руках евробюрократии во главе с председателем Еврокомиссии Урсулой фон дер Ляйен. Успех новых правых партий является скорее следствием недовольства европейцев результатами текущей политики, чем выражением специфически правых политических предпочтений. Евробюрократия без особого труда нейтрализует или абсорбирует правую "волну", какими бы позорными ярлыками ее ни клеймили. Параллельно можно ожидать усиления леволиберальной риторики и пропаганды, в том числе антисионистской.

Читайте также

Население Европы при этом на пропаганду обращает мало внимания. Антисемитизм, или антисионизм, или "поддержка Палестины" не является на сегодня повесткой, способной дать какие-то дивиденды на выборах в Европе, но является фактором внутренней политики из страха перед исламистским активизмом и терроризмом и также является неотъемлемым элементом леволиберальной идеологии.

Если говорить об Израиле, ему результаты выборов в Европарламент могут быть скорее приятны, чем полезны. Если же говорить о населении Европы, ему от таких выборов ни холодно ни жарко: ни глобальное потепление, ни рост цен на энергоносители не способны остановить закат Европы в ручном режиме. Нужно ждать выборов в США. Или еще чего-нибудь, от чего "европейцы быстро придут в себя".

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке