Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авив
+19+14

Мнения

А
А

Соглашение и несогласные

Руководители Запада, России и Китая вполне довольны собой: удалось предотвратить неизбежную войну с непослушным Ираном, который пытался обзавестись ядерной бомбой.

iran
Фото: Getty Images

Соглашение с Ираном, подписанное «шестеркой», создает в мире новую реальность. Руководители Запада, России и Китая вполне довольны собой: удалось предотвратить неизбежную войну с непослушным Ираном, который во дворе густонаселенного континента пытался обзавестись ядерной бомбой. Довольны собой и иранские руководители, заставившие весь мир признать за ними право на ядерные разработки и фактически профинансировать эти разработки, отменив сдерживавшие их экономические санкции. За это Иран пообещал пока никого не трогать, даже не утруждая себя какими-либо далеко идущими обязательствами. «Это как кран, который мы закрыли. Но если они не выполнят своих обязательств, мы откроем его снова», – откровенно признался руководитель ядерной программы Ирана, бывший глава МИДа Али Акбар Салахи.

В Израиле это соглашение было воспринято как «историческая ошибка» - именно этим недипломатичным словосочетанием премьер-министр Биньямин Нетаниягу охарактеризовал происшедшее. В официальных СМИ и в социальных сетях происшедшее оценивается как капитуляция Запада перед фанатичным режимом. Самое распространенное сравнение – Мюнхенская сделка 1938 г., развязавшая нацистам руки для нападения на Чехословакию и распахнувшая дверь Второй мировой войне. Пожимая руки представителю Ирана, чья официально объявленная цель – стереть Израиль с карты Ближнего Востока, мировые лидеры фактически признали за ним это право в глазах мирового простонародья. Они не посмели обратиться к иранским коллегам с предложением хотя бы на словах отказаться от этой цели. Или хотя бы формально отменить смертный приговор, который 34 года назад вынес аятолла Хомейни британскому гражданину Салману Рушди якобы за оскорбление пророка Мухаммеда. Об отмене назначенной иранским фондом награды в $3,3 млн тому, кто приведет приговор в исполнение, и речи нет. Нынешний духовный авторитет Ирана аятолла Хаменеи еще и объявил убийство Рушди «богоугодным делом», заранее оправдав преступника. Так что же, «британский лорд свободой горд» или он уже признает над собой юрисдикцию шариата? 

Израильские политики в один голос осуждают Женевскую сделку и считают, что Запад в миротворческом порыве позволил иранцам обвести себя вокруг пальца, пожертвовав при этом интересами Израиля. Словесная реакция обрела уже и реальные черты: намечавшееся в эти дни размежевание партий «Ликуд» и «Наш дом Израиль», объединившихся накануне выборов в кнессет, отменено. А лидер НДИ Авигдор Либерман призвал все национально-патриотические партии вообще объединиться в одну, чтобы общими силами противостоять новым угрозам. 

Этот призыв, однако, указывает на более серьезные угрозы, нежели гипотетический иранский атом. Полгода, отведенные «шестеркой» для выработки окончательного соглашения с Ираном, совпадают со сроком завершения израильско-палестинских переговоров о постоянном урегулировании и создании Палестинского государства. Израилю, если он хочет повлиять на окончательную редакцию договора с Ираном, придется быть покладистым на переговорах с палестинцами, с особым рвением курируемых вашингтонской администрацией. 

Эти переговоры с переменным неуспехом продолжаются уже больше 20 лет. Взаимное нежелание израильской и палестинской сторон что-либо менять в существующем положении всегда позволяло воспользоваться любым поводом, чтобы хлопнуть дверью и покинуть переговоры. Израильским «ястребам» в этом готовы подыграть ХАМАС, «Исламский джихад» и прочие борцы-освободители. Со своей стороны местные национал-патриоты, как только переговоры входят в решающую стадию, объявляют какой-нибудь тендер на строительство в поселениях. Палестинские переговорщики ловко принимают подачу, хлопают дверью и возвращаются на откорм в жирные гуманитарные закрома. После чего стороны дружно обмениваются заявлениями об отсутствии партнера и его неготовности на уступки.

«Подвешенность» окончательного соглашения с Ираном ставит Израиль в зависимость от спонсоров мирного процесса и ограничивает свободу маневра израильского национально-патриотического лагеря. Этим объясняется и недавняя решительная отмена Б. Нетаниягу строительства 20.000 единиц жилья на спорных территориях, и доходящая до истерии нервозность израильских лидеров по поводу соглашения «шестерки» с Ираном, и призыв А. Либермана к объединению патриотических сил. Которое скорее всего не состоится в связи с отсутствием у правого лагеря общей идейной платформы – если «Еврейский дом» Нафтали Беннета последовательно выступает против создания Палестинского государства, то либермановская НДИ давно признала его право на существование. Что же касается «Ликуда», возглавляемого Б. Нетаниягу, то он, как и было сказано, признав Палестинское государство на словах, на деле всячески торпедирует его создание. Незавершенность переговоров с Ираном дает президенту Б. Обаме рычаги для управления непослушным партнером, которому нельзя открыто навязать свою волю. «Священной корове» американо-израильского партнерства ничего не угрожает, но идти ей придется туда, куда погонит мировое сообщество, жаждущее независимости палестинцев. Если, конечно, правому лагерю не удастся доказать, что Палестинское государство угрожает не только благополучию поселенцев, но и безопасности Израиля. А для этого, как минимум, придется спровоцировать третью интифаду – звонким лозунгам уже давно никто не верит.

Гарантирует ли действительно безопасность окончательное соглашением с Ираном? Скорее всего нет, несмотря на клятвы американцев и европейцев вступиться за Израиль, если что. Зато можно прогнозировать новый виток гонки вооружений на Ближнем Востоке – Турция, Египет и Саудовская Аравия, лишившиеся поддержки Запада в противостоянии с шиитским Ираном, не скрывают намерений тоже вооружиться чем-нибудь ядерным. 

В Женеве цивилизованный мир принял фанатичный исламский режим в свое сообщество, не потребовав от него никаких доказательств его хотя бы стремления к цивилизованности. Главный результат соглашения в том, что признано право Ирана на обладание ядерным оружием. Процентные нормы обогащения урана – чисто технический вопрос, который с согласия мирового сообщества или без него может быть пересмотрен. Так что безопасность откладывается. На данный момент самым точным описанием сложившейся ситуации можно считать афоризм У. Черчилля: «Миротворец – это тот, кто кормит крокодила в надежде, что тот съест его последним».

Метки:

Читайте также