Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель-Авив
+32+26
Иерусалим
+32+20

Мнения

А
А

Вердикты БАГАЦа и продолжение войны

90 дней войны оказались слишком продолжительным сроком пребывания в стагнации и спячке для политической системы.

06.01.2024
Источник:Newsru.co.il
Фото: GPO / Avi Ohayon

Вердикты, объявленные на этой неделе Высшим судом справедливости по двум законопроектам, принятым в ходе реализации юридической реформы, не будут иметь сиюминутного влияния на политику. Однако эти вердикты, а в еще большей степени реакция на них, стали напоминанием о том, что политическая система возвращается к жизни и уже готовится к следующему дню после войны. Дискуссия о "следующем дне" сектора Газы не свободна от политических интересов и амбиций. 90 дней войны оказались слишком продолжительным сроком пребывания в стагнации и спячке для политической системы.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал: zahav.ru - события в Израиле и мире

Вердикты БАГАЦа: реакции справа

Коалиция встретила вердикты БАГАЦа в штыки. Формально это объяснимо - решение отменить поправку к Основному закону, чего не было никогда с момента создания государства, это не просто вердикт - это артиллерийский залп, который судебная система произвела в ответ на неуклюжую попытку Ярива Левина провести реформу. Все, что удалось министру юстиции и его сторонникам за десять месяцев противостояния - это утвердить закон об ограничении действия принципа неприемлемости. БАГАЦ дал ответ. Этот вердикт касается не только утвержденного закона. 12 из 15 судей постановили, что Верховный суд имеет полномочия отменять Основные законы. Доктор Матан Гутман, специалист по административному и общественному праву, в эфире "Кан РЭКА" определил этот вердикт как землетрясение, и оно вызвало вторичные толчки, на сей раз на политической почве.

В коалиции хранят верность выбранной тактике - говорить только о единстве народа. Почти ни слова не было сказано о сути судебных вердиктов. Министры и депутаты, включая главу комиссии Кнессета по законодательству Симху Ротмана, сделали упор на "ударе по единству народа", на "насильственном возвращении в повестку дня разногласий, которым нет места во время войны" и т.п. Иными словами, предпочли говорить о тайминге. В этой тактике есть один серьезный баг. По закону, судьи, уходящие на пенсию, должны опубликовать свой вердикт не позднее, чем через три месяца после завершения каденции. Глава Верховного суда Эстер Хайют покинула здание суда в октябре, и у судейской коллегии не было иного выхода, кроме как опубликовать этот вердикт. Однако при всей проблематичности линии, выбранной коалицией, альтернативы были гораздо хуже. В нынешних условиях выигрышную позицию занимают те, кто проявляют сдержанность.

Биньямин Нетаниягу и его окружение более всего хотят сейчас избежать развала коалиции. Ее крах означает выборы или формирование альтернативного правительства в действующем Кнессете, что почти наверняка приведет к поражению Нетаниягу. Для того, чтобы избежать этого, глава правительства задействует все механизмы и средства, находящиеся в его распоряжении. Самой яркой иллюстрацией является метаморфоза, которая произошла в высказываниях депутатов от "Ликуда". Ханох Мильвицкий на протяжении десяти месяцев был одним из глашатаев реформы. Даже в дни самых агрессивных акций протеста он выступал за ее продвижение, включая требование продвигать изменение состава комиссии по выбору судей. После начала войны, а особенно на этой неделе, он звучал иначе. "Дискуссия по юридической реформе нерелевантна на ближайшие годы", - объявил он и добавил, что главным вопросом на повестке дня политической системы будет закон о равном распределении бремени, иными словами о призыве ультраортодоксов. До 7 октября ничего подобного из уст Мильвицкого не звучало. Пока неясно, в какой степени это отражает позицию "Ликуда" и министра юстиции. Однако, и это самое главное, высказывания депутата совпадают с точкой зрения премьер-министра.

Бецалель Смотрич и депутаты на правом фланге звучат, естественно, резче, так как не могут себе позволить не быть "правее" Нетаниягу. Они не выходят из рядов борьбы за "единство народа" и фокусируют критику на неуместности вердикта в настоящий момент, однако воздерживаются от заявлений о том, что юридическая реформа не вернется на повестку дня.

"Махане Мамлахти": за все хорошее и против коалиции

В партии Бени Ганца на вердикты БАГАЦа отреагировали по-разному. В этом блоке почти по любому вопросу в последнее время мнения расходятся. Так случилось и на сей раз. Гидеон Саар откровенно высказался против вмешательства судебной власти в законотворчество и открыто заявил, что придерживается того же мнения, что и судьи, оставшиеся в меньшинстве. Бени Ганц, в свою очередь, ограничился тем, что пообещал продвигать Основной закон о законодательстве, который упорядочит отношения между звеньями власти. Гидеон Саар также давно выступает за проведение этого закона, однако его решение обозначить свое несогласие с вердиктом суда, вероятнее всего, является неслучайным. Саар продолжает готовиться к самостоятельному участию в выборах или в союзе с кем-то из игроков, не участвующих в данный момент в политической игре. Вопрос об отношении к юридической системе никуда не делся, и без сомнений возникнет на повестке дня следующих выборов.

Несмотря на разногласия между Сааром и Ганцем, их по-прежнему объединяет критика юридической реформы и шагов, которыми сопровождалось ее утверждение. В этом отношении в "Махане Мамлахти" царит единство мнений.

На этой неделе Бени Ганц записал на свой счет небольшую победу. После длительных препирательств и переговоров министр национальной безопасности Итамар Бен-Гвир согласился продлить каденцию генерального инспектора полиции Коби Шабтая еще на полгода. Этот вопрос занимал политическую систему не столько из заботы о карьере Шабтая, сколько из интереса, как решатся отношения в треугольнике Нетаниягу - Бен-Гвир - Ганц. Глава "Махане Мамлахти" наложил вето на смену генинспектора во время войны, заручившись при этом соответствующими параграфами коалиционных соглашений. В них оговорено, что никакие назначения в период войны делаться не будут. Ганц настаивал на соблюдении этого соглашения, и были те, кто видели в этом вопросе угрозу существования коалиции, полагая, что Ганц может использовать этот вопрос как трамплин для возвращения в оппозицию. В конце концов, Биньямину Нетаниягу пришлось выполнить соглашение и навязать свою волю Итамару Бен-Гвиру. Генеральный инспектор остался в должности, однако кризис едва ли разрешен, так как на очереди ожидающееся отстранение от должности главы ШАБАСа Кети Пэри. Следующий экзамен нынешней коалиции на прочность не за горами.

Оппозиция в поддержку БАГАЦа

Для оппозиционных партий вердикты, озвученные на этой неделе, были сладкой музыкой. Яир Лапид заявил, что "судьи выполнили свой долг, встав на защиту граждан Израиля". Гилад Карив, правда пытался убедить всех, что нет поводов праздновать, однако ликование депутатов от оппозиции было отчетливо слышно.

Наиболее сдержанно повела себя партия НДИ. Ее глава, Авигдор Либерман, воздержался от каких-либо комментариев по поводу вердиктов, а депутат Одед Форер, инициировавший подачу иска против закона о недееспособности, лишь приветствовал решение суда, отметив, что остальные вопросы должны будут обсуждаться и дискутироваться после войны.

Продолжение войны и завтрашний день в Газе и в Кнессете

Чем дольше идут военные действия, тем ближе становится момент, когда общий знаменатель - "свержение власти ХАМАСа" - окажется недостаточным для продолжения слаженной работы правительства. На этой неделе дважды откладывалось и к настоящему моменту еще не состоялось заседание военно-политического кабинета, на котором должно обсуждаться будущее сектора Газы. Сами по себе заседания такого форума, как военно-политический кабинет, во время войны, особого значения не имеют: все кардинальные решения принимаются узким форумом - кабинетом войны. После чего министрам военно-политического кабинета дают выговориться всласть и выносят на голосование принятое заранее решение.

На сей раз ситуация иная. Несколько раз за время войны премьер-министр был вынужден снимать то или иное предложение с голосования на заседании кабинета, так как понимал, что у него нет большинства для утверждения предложения. Вопрос об управлении Газой после войны, который должен быть в центре внимания на заседании 4 января, один из наиболее спорных.

Бецалель Смотрич и Итамар Бен-Гвир продвигают инициативу по "стимулированию добровольной эмиграции жителей Газы". Заявления министров на эту тему уже вызвали немало критики за рубежом, и со стороны Нетаниягу. На правом фланге возражают и против всех проектов передачи контроля над сектором какой-либо международной структуре, включая арабские страны, не говоря уже о Палестинской автономии. Правые требуют сохранения полного израильского контроля с последующим восстановлением еврейских поселений. Это не входит в планы премьер-министра и министра обороны.

На этой неделе публиковалась информация о том, что взвешивается кандидатура Салама Файяда - бывшего главы правительства автономии - в качестве возможного главы будущей администрации в Газе. Публично премьер-министр отвергает возможность интеграции кого-либо из представителей Рамаллы в процесс восстановления Газы после войны, однако глава оппозиции Яир Лапид заявил в интервью NEWSru.co.il, что именно об этом в некоей форме шла речь в беседах, которые вел в США министр стратегического планирования Рон Дермер.

Какими бы ни были намерения Нетаниягу, очевидно, что есть разница между тем, что намерен делать он, и тем, что хотели бы видеть Смотрич и Бен-Гвир. В конечном счете у Нетаниягу есть возможность навязать свое решение, так как министры от "Ликуда" и ультраортодоксальных партий дадут ему большинство, однако дальнейшие шаги Смотрича и Бен-Гвира непредсказуемы.

И Нетаниягу вновь надеется - оправданно или нет - на Гидеона Саара.

На этой неделе состоялась еще одна (по меньшей мере) встреча этих двух политиков. Она проходила буквально за несколько минут до того, как был опубликован вердикт БАГАЦа по закону о неприемлемости. Официально было объявлено, что на встрече речь шла о будущем устройстве сектора Газы. Возможно, так оно и было, однако есть в этом и очевидный политический контекст. Нетаниягу видит в Сааре вероятного гаранта дальнейшего существования правительства даже в том случае, если Бени Ганц и Гади Айзенкот примут решение коалицию покинуть. Вполне возможно, что Саар рассматривает контакты с Нетаниягу как некий обеляющий его в глазах электората "Ликуда" процесс. Два политика, которые нуждаются друг в друге, всегда могут договориться.

Читайте также

Нафтали Беннет: кривая дорога обратно в политику

Ни для кого не является секретом, что бывший премьер-министр Израиля намерен вернуться в политическую жизнь и принять участие в следующих выборах. Опрос, проведенный институтом Direct Polls и опубликованный 14-м телеканалом еще две недели назад, давал партии Беннета, если она будет создана, 10 мандатов. Такие данные задолго до объявления выборов очевидным образом пробудили аппетит бывшего главы правительства, и он, как уже неоднократно бывало, утратил контроль за своими словами и выступлениями. Публикация статьи в издании The Wall Street Journal, в которой Беннет, по сути, подтвердил, запрещенную цензурой информацию, напомнила многим эпизоды карьеры экс-премьера, когда в погоне за сиюминутной имидж-выгодой он совершал ошибки, за которые позднее ему приходилось дорого расплачиваться. Мало кто помнит, что именно Нафтали Беннет возглавлял канцелярию тогдашнего главы оппозиции Биньямина Нетаниягу, когда тот в телеинтервью заявил, что был в курсе факта атаки на северокорейский атомный реактор в Сирии. Беннет, как известно, ученик Нетаниягу.

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке