Zahav.МненияZahav.ru

Вторник
Тель-Авив
+29+23
Иерусалим
+31+19

Мнения

А
А

Как мы дошли до этого? Куда пойдем теперь? (Часть 2)

Нетаниягу постоянно внушал правому лагерю и всем соотечественникам, что ХАМАС не слишком опасен и с ним можно договориться.

09.12.2023
Фото: Getty Images / David Silverman

Пошел третий месяц войны с ХАМАСом. Хотя ЦАХАЛ, судя по всему, должен разгромить врага, это не позволит нашему обществу забыть чудовищный провал, из-за которого погибли тысячи израильтян и более двухсот человек оказались в руках террористов. Нам требуется не столько анализ отдельных военных просчетов, сколько переосмысление стратегии развития еврейского государства. А "неадекватная" реакция за рубежом на справедливое возмездие, настигшее головорезов ХАМАСа, говорит о том, что в ТАКОМ мире Израиль и в будущем не ждет спокойная жизнь. И этот мир не изменится, пока мы повторяем бессмысленные ламентации о нашем "неумении вести информационную войну".

В Уганде плохо, среди арабов лучше?

Примерно до 1970-х годов еврейское государство было единым в судьбоносных вопросах. Конечно, в стране кипели политические и идеологические страсти, между партиями - и внутри них - шла борьба за власть. Но израильтяне знали, что другой страны у них нет и надо любить, защищать ее. В сущности, этими словами выражался смысл сионизма!

Вопреки наивным представлениям несведущих людей, сионизм не изложен в каких-то толстых томах и не угрожает другим народам. Сионизм - это желание еврея жить в еврейской стране. Очень просто!

Еврейский народ сохранился в изгнании благодаря этому генетическому сионизму. Тем не менее только к концу 19 века евреи осмелились - вопреки религиозным запретам - задуматься о реальном возрождении своего государства. Естественно, они намеревались строить его в Земле Израиля. Но тут они обнаружили, что здесь за две тысячи лет многое изменилось! Значительную часть библейских земель занимали арабы, которые вели себя по отношению к еврейским репатриантам очень враждебно.

"Арабский вопрос" разделил еврейский ишув на левых и правых. Но в период возрождения государства в Эрец-Исраэль идеологические противоречия отступали перед грандиозностью происходящего! Левые всегда больше занимались практической работой, создавали города, кибуцы и исповедовали прагматизм. Они стремились построить еврейское государство, но если в его границах оказалось арабское меньшинство, то этот факт Бен-Гуриону и его последователям не мешал. Правые были романтиками, склонными к идеализму, максимализму. Их лидер Жаботинский считал, что интересы арабов и евреев никогда не совпадут и лучше всего отделиться от враждебного арабского мира "железной стеной" - так он метафорически называл еврейскую силу. Ученик Жаботинского Бегин, скрепя сердце, в 1947 году принял предложение ООН о разделе Палестины. После создания ЦАХАЛа правые распустили свои подпольные военные организации и вместе со всеми палестинскими евреями включились в отражение арабской агрессии, а затем - в строительство своего государства.

Подписывайтесь на телеграм-канал zahav.ru - события в Израиле и мире

Политические противоречия не исчезли после Войны за Независимость! Находившиеся у власти левые называли сторонников Бегина фашистами. Правые отвергали социально-экономическую концепцию еврейского "большевизма". Тем не менее экономика Израиля усиливалась благодаря алие и быстро увеличивавшемуся населению, Гистадрут кое-как соблюдал социальную справедливость, а ЦАХАЛ при левых правительствах побеждал во всех войнах.

Поскольку евреи любят сложные теоретические вопросы, они не могли не задуматься: если целью сионизма было построение еврейского государства, сохраняется ли сионизм после выполнения этой задачи? В 1970-е годы ведущие израильские политики были едины в том, что современный сионизм складывается из трех компонентов: оборона, алия, поселенчество.

Казалось бы, поселенчество при наличии постоянных границ утратило актуальность. Но разгромленные в 1967 году арабские государства отказались в обмен на возвращение им потерянных территорий заключить мир с Израилем. Эти территории арабские страны и все члены ООН по сей день называют оккупированными, а Израиль - контролируемыми. Опять развернулись идеологические споры: может ли Израиль ютиться в "границах Освенцима" или должен воспользоваться возможностью расширения своих границ? Победил сионистский настрой. Левые, выигравшие Шестидневную войну, подчинили территории израильской администрации и наряду с правыми начали строить там поселения.

Сегодня уже не все помнят, что когда в 1977 году правые впервые пришли к власти и начали мирные переговоры с Египтом, лидер левой оппозиции Шимон Перес клеймил недавнего "экстремиста" Менахема Бегина за то, что тот намерен пожертвовать поселениями на Синае, которые создали его соотечественники, преданные идеалам сионизма. Тем более правые умалчивают о том, что именно Бегин, вернув египтянам Синай, первым реализовал принцип "территории в обмен на мир". Но еще более драматичные последствия имело то, что Бегин подписал включенное в Кэмп-Дэвидский договор обязательство Израиля о предоставлении самоуправления палестинцам. В 1993 году пропаганда национального лагеря представляла Рабина и Переца как "капитулянтов", хотя они выполнили обязательства Бегина - и, в отличие от него, не ликвидировали ни одного еврейского поселения.

Израиль на качелях войны и мира

В начале 1990-х Израиль, уставший от войн, ничего не имел против мира. Но левые вызвали недовольство значительной части соотечественников превращением мирного урегулирования в не обсуждаемый лозунг, навязчивую идею. Соглашение Осло предусматривало поэтапное сближение двух сторон при выполнении ими ряда условий. Однако левые ради скорейшего достижения заветной цели были готовы мириться с арабским террором, который - вопреки договоренностям - усилился после возвращения из-за границы Ясера Арафата. Такого количества жертв террора Израиль еще не знал, и в обществе нарастало напряжение, которое вылилось в убийство премьер-министра Рабина.

Это преступление большинство израильтян осудили, но их вера в быстрое достижение мира с палестинцами пошатнулась. "Авода" еще пыталась бороться с "Ликудом" за власть: на выборах премьер-министра 1996 года Нетаниягу опередил Переса с микроскопическим перевесом. Но Барак победил в 1999 году Нетаниягу не с помощью миротворческой риторики, а благодаря своему героическому армейскому прошлому. В качестве премьер-министра он стал подлаживаться к Арафату и очень быстро разочаровал израильское общество. В результате "Авода" и МЕРЕЦ начали терять поддержку избирателей.

Выборы 2001 года выиграл "Ликуд", возглавленный Шароном. Поначалу он оправдывал свою репутацию "экстремиста", но в 2005 году, несмотря на проигранный им референдум в "Ликуде", провел "размежевание". В итоге ему пришлось создать партию "Кадима". После всех политических потрясений Шарона сразил инсульт. "Кадима" "по инерции" - еще за счет его авторитета - стала в 2006 году правящей партией. Новый премьер-министр Ольмерт поехал на переговоры с палестинцами в Аннаполис, которые не принесли ему лавров. "Кадима" развалилась, Шарон ушел из жизни, а к власти в Израиле надолго пришел право-религиозный блок.

Биньямин Нетаниягу: два лица и один характер...

На выборах 2006 года "Ликуд" получил всего 12 мандатов, и казалось, что опять возглавивший партию Биньямин Нетаниягу уже не сядет в кресло премьера. Но, как выяснилось, среди его несомненных талантов главными были умение бороться за власть и способность создавать себе выгодный имидж в глазах большинства израильтян. Сначала глава "Ликуда" убедил общество в том, что премьер-министр Ольмерт не может выполнять свои обязанности, так как против него ведутся расследования. Когда Ольмерт ушел в отставку и его сменила Ливни, под руководством которой "Кадима" опередила "Ликуд" на выборах в кнессет 2009 года, Нетаниягу сумел дать более щедрые обещания ультраортодоксальным партиям и вернулся в кабинет премьер-министра. С тех пор все зигзаги израильских правительств общества определяются стремлением Нетаниягу удержать в своих руках бразды правления страной.

Нетаниягу решил три задачи, позволившие ему стать безраздельным властителем еврейского государства: премьер сумел внушить соотечественникам, 1) что для Израиля нет ничего важней проблем безопасности, 2) что "левые" слишком сблизились с арабскими партиями, которые сотрудничают с террористическими организациями, 3) что только он может защитить израильтян от опасностей, угрожающих им в нашем регионе. Подчиненная этим задачам пропаганда "Ликуда" оттолкнула от левых партий многих избирателей, усилила право-религиозные партии и превратила премьер-министра в вождя всего национального лагеря. Лидеры ультраортодоксальных партий добавили к заповедям Торы убежденность в том, что союзу с Нетаниягу нет альтернативы, так как только при его правлении они получат максимальное государственное финансирование и смогут внедрять в Израиле свою идеологию, свои ценности.

После 2009 года были попытки напомнить израильтянам о не решенных социально-экономических проблемах. Но Нетаниягу - по мере усиления своих позиций - все уверенней манипулировал общественным мнением. В 2011 году он сумел "заболтать" охватившее всю страну движение за социальную справедливость, много пообещав его участникам и почти ничего не дав. После этого началось массовое переселение молодых израильтян в Европу - особенно в Германию, где они находили хорошо оплачиваемую работу и приобретали жилье, давно ставшее недоступным для них на родине. Но премьер-министра это не волновало. Он думал не об израильском обществе, а о своих шансах сохранить власть. Подумаешь, уезжает образованная, перспективная молодежь! Все равно у нее без жилья было немного детей. Зато у "естественных" союзников "Ликуда" (этот эпитет при Биби стал официальным маркером харедим!) детей больше, чем достаточно - так что, демографический кризис Израилю не грозит и электорат правящей коалиции будет только увеличиваться.

Верность национального лагеря премьер-министру не удивляла бы, будь Нетаниягу религиозным фанатиком или правым экстремистом. Но репутацией пламенного сиониста, для которого важнее всего на свете территориальная целостность Эрец-Исраэль, он обязан исключительно своим талантам пропагандиста и оратора. Причем эти дарования густо замешаны на демагогии, популизме и рассчитаны на поклонников с невысоким интеллектуальным уровнем. Именно поэтому он берет в коалицию партнеров, склонных к экзальтации и догматизму, а среди его самых восторженных почитателей - выходцы из страны, где принято слепо доверять вождю и гордиться партбилетом.

Я не раз предлагал читателям вспомнить биографию Нетаниягу, чтобы проверить их способность удерживать в памяти политические события последних двадцати лет и самостоятельно мыслить, оперируя известными фактами.

Увы, начисто лишены этих качеств "русские" обожатели Нетаниягу! Ну, хорошо, они не хотят считать себя в еврейском государстве отдельной этнической группой и потому не вспоминают, как Нетаниягу в ходе своей первой избирательной кампании надул "большую алию", поразив ее "Программой Брановера". Выходец из СССР Брановер был профессором и убежденным сионистом, он разработал программу трудоустройства 100 тысяч репатриантов. В 1996 году такая цифра потрясала! Насколько продуманным и перспективным был план профессора, никто не узнал, потому что сразу после победы на выборах Нетаниягу выкинул "программу Брановера" в мусорное ведро. Уже тогда было ясно, как Биби относится к алие и конкретно - к "русским". Но вчерашние совки не могли отвернуться от любимого вождя из-за таких "мелочей" как плюнул в лицо или обманул с обещаниями. Главным они считали то, что Нетаниягу - великий сионист. Но в чем же проявлялся его сионизм?

После подписания левым правительством Норвежских соглашений лидер оппозиции Нетаниягу называл национальным предательством сотрудничество левых с террористом Арафатом. Тем не менее, став в 1996 году премьер-министром, Нетаниягу сразу встретился с Арафатом, обнял его и назвал другом! Лидер "Ликуда" не денонсировал "капитулянтские" договора, а добросовестно выполнял их, выведя ЦАХАЛ из Хеврона и других арабских городов на территориях. Этого ему было недостаточно, и он, отправившись с Арафатом за океан, заключил с ним Соглашение Уай, согласно которому передавал ПА 13% территорий! Биби не удалось реализовать это обязательство: соглашение не было утверждено кнессетом после возвращения премьера из США. Нетаниягу проявлял чудеса изворотливости (цинизма!): лидеров арабских партий он уговаривал ратифицировать Соглашение Уай, поскольку этим они поддержали бы расширение территории ПА, а правые партии уверял, что подписал нереальный договор, который палестинцы выполнять не будут. В тот момент Нетаниягу еще не обладал такой магией, как впоследствии, - от него отвернулись и противники, и союзники. Его правительство развалилось с рекордной для Израиля скоростью.

Проиграв Бараку, Нетаниягу заявил об уходе из большой политики. Тогда еще никто не знал, как мало стоят его красивые слова и эффектные жесты. Биби отсиживался вне политики недолго. На выборах 2001 года Шарон буквально раздавил Барака. Нетаниягу, не знавший, как дальше строить отношения с Арафатом, уже через год был министром иностранных дел в правительстве Шарона.

Сам Шарон никогда ни за кого не прятался. Как только началась "интифада Аль-Акса", он показал, что для него запреты, установленные на территориях Норвежскими соглашениями, - не священные коровы. Он ввел ЦАХАЛ в "зону А" и запер Арафата в Мукате, выпустив его только перед смертью. Но о Газе Шарон кое-что знал (именно он построил там много поселений) и заявил, что оттуда надо уходить. Пока страна яростно дискутировала о "размежевании", Нетаниягу не покидал правительство Шарона, как другие министры, и исправно голосовал за "итнаткут". Последний раз он солидаризовался с Шароном за несколько дней (!) до ухода ЦАХАЛа из Газы. После демонтажа Гуш-Катифа и ухода премьер-министра в "Кадиму" Биби возглавил "Ликуд".

Нетаниягу помнил, как в свою первую премьерскую каденцию подвергался давлению со стороны президента Клинтона и госсекретаря Олбрайт из-за торможения мирного процесса. В то же время он сознавал, что выступления против Рабина и Переса, Шарона и Ливни обязывают его играть роль ярого противника мирного урегулирования - только в этом качестве он сможет быть лидером национального лагеря. Поэтому, вернувшись на пост премьер-министра, Нетаниягу стал политиком с двумя лицами!

Западных лидеров Нетаниягу уверял в том, что стремится достичь окончательного урегулирования конфликта с палестинцами. Выступая перед избирателями "Ликуда" и сторонниками других правых партий, Биби легко воспламенял слушателей нехитрой риторикой о неделимой Эрец-Исраэль и нападками на левых, которые якобы готовы ради иллюзорного мира отдать палестинцам значительную часть священной Земли Израиля. Никто не обвинял премьер-министра в двуличии, в том, что он делает взаимоисключающие заявления. Он умело пресекал подобные упреки, в любой аудитории критикуя председателя ПА Абу-Мазена! Когда американцы настойчиво напоминали израильскому премьеру о пробуксовывающем мирном процессе, он делал грустное лицо: мол, сам мечтает о мирном соглашении с ПА, но коварный Абу-Мазен срывает все попытки вступить с ним в диалог. Естественно, правому лагерю Нетаниягу втолковывал, что Абу-Мазен был правой рукой Арафата и потому только прикидывается "прагматиком", а на самом деле стремится к уничтожению Израиля.

Самый рискованный политический вираж Нетаниягу - его бар-иланская речь 2009 года. Он первым из израильских лидеров озвучил лозунг двух государств для двух народов! Следует напомнить, что на протяжении многих лет создание палестинского государства было главным кличем "террориста номер один". Когда Норвежские соглашения превратили главу ООП в партнера Израиля по мирным переговорам, пропаганда правого лагеря твердила, что Арафат не изменился, он по-прежнему руководит террором и его цель - не мир, а создание рядом с Израилем террористического государства. Но в 2009 году Нетаниягу чувствовал себя уверенно, он хорошо изучил интеллектуальный потенциал своих поклонников и не сомневался в том, что никто не напомнит ему, как он обнимался с Арафатом и называл его другом. (Действительно, когда я упоминал об этих фактах, фанатичные сторонники Нетаниягу яростно шипели, что я нагло лгу. Но после того, как я приводил всем известные фотографии, запечатлевшие Биби с его "другом", обожание и склероз отступали перед реальностью и шипение прекращалось).

Если бы к созданию двух государств призвал любой другой израильский политик, это стало бы концом его карьеры. Но в 2009 году Биби уже мог говорить что угодно: его слушатели испытывали прилив счастья от самого лицезрения своего кумира - красивого, красноречивого и самого патриотичного в мире! Понятно, что ни один западный демократ не мог возражать против двух государств для двух народов. А в родном "Ликуде" Биби лукаво объяснял, что высказался за появление рядом с Израилем демилитаризованного арабского государства, которое безоговорочно признало бы Израиль как еврейское государство. Поскольку Абу-Мазен и его соратники на это неспособны, то их мечтам не суждено осуществиться!

Через несколько лет Нетаниягу заявил, что его бар-иланская речь уже неактуальна, так как Абу-Мазен отказался от переговоров с Израилем и предпочитает действовать за его спиной, обращаясь в ООН и суд в Гааге. Но в тот момент Нетаниягу уже мог ничего не говорить - и без этого право-религиозный лагерь знал, что Вождь всегда и во всем прав!

Биби и ХАМАС

Биньямин Нетаниягу в контртеррористическом подразделении полиции "Гидоним". Фото: GPO / Amos Ben Gershom

В свою первую премьерскую каденцию Нетаниягу весьма плодотворно сотрудничал с главой ФАТХа Арафатом, раздавая ему территории. Именно в тот период он ощутил, что с ХАМАСом проблем будет гораздо больше.

В марте 1997 года был совершен теракт в тель-авивском кафе "Апропо". 3 человека погибли, около полусотни получили ранения. Ответственность за это преступление взял на себя ХАМАС.

Через несколько месяцев агенты "Моссада" настигли в Аммане одного из руководителей ХАМАСа Халеда Машаля. Они впрыснули ему в ухо яд, но их задержал охранник Машаля. Король Иордании был в гневе из-за нарушения суверенитета его страны (подписавшей с Израилем мирный договор)! Чтобы замять скандал, в Иорданию отправились Нетаниягу и высокопоставленные лица из его окружения. Но уже тогда Нетаниягу проявил свое характерную черту: готовность "переплатить" в конфликтной ситуации. Он не только передал иорданцам противоядие, спасшее Машаля, но и обязался освободить из израильской тюрьмы духовного лидера ХАМАса шейха Ясина. После этого агенты "Моссада" были освобождены, но Нетаниягу стал в Иордании персоной нон грата...

Возможно, именно тогда в недрах подсознания Нетаниягу родилась "концепция", которой он придерживался до 7 октября 2023 года. Биби постоянно внушал правому лагерю и всем соотечественникам, что ХАМАС не слишком опасен и с ним можно договориться. Он лично договаривался! Как только ХАМАС возобновлял ракетные обстрелы, Израиль заключал с ним очередное соглашение о "затишье" - хотя официально мы не признаем эту организацию и не имеем с ней никаких контактов...

Читайте также

Собственно, это было продолжением тактики "переплачивания". Так Биби "обменял" попавшего в плен Гилада Шалита на тысячу с лишним хамасовцев, а Эрдогана, разозлившегося из-за неудавшейся попытки прорыва его флотилии в Газу, "задобрил" миллионными (!) компенсациями семьям турецких террористов, убитых израильскими спецназовцами. Добавлю, что в 2012 году Нетаниягу в качестве "жеста доброй воли" передал в Газу и Рамаллу тела погибших террористов. Среди них были останки изувера, взорвавшегося в кафе "Апропо"!

Нетаниягу, громогласно критиковавший Лапида и Беннета за газовую сделку с Ливаном, много раз предлагал ХАМАСу различные послабления "для укрепления экономической стабильности в секторе Газы".

Можно предположить, что на провалившееся в ходе нынешней войны освобождение израильских заложников Нетаниягу согласился, помня о "покладистости" ХАМАСа при подобных сделках…

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке