Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель-Авив
+32+26
Иерусалим
+32+20

Мнения

А
А

Антисемитизм, память о Холокосте и "мягкая сила" Израиля

Палестинская риторика находит поддержку у ряда левых интеллектуалов, обеспокоенных проблемами колониализма и западного доминирования.

Константин Пахалюк
11.11.2023
Источник:The Moscow Times
Фото: пресс-служба ЦАХАЛа

Война между Израилем и ХАМАСом вызвала волны антиизраильских настроений во многих странах мира, в том числе в РФ, в частности, в Дагестане. Субботний удар по скорой помощи в Газе, можно не сомневаться, эти настроения усилят.

Возмущение есть и фоновое, но оно вспыхивает новым огнем всякий раз, когда в Газе случаются человеческие жертвы. К примеру, 17 октября ракета, выпущенная "Исламским джихадом", взорвалась рядом с госпиталем "аль-Ахли". "ХАМАС" представил это преступлением "сионистского образования", да еще на порядок преувеличил количество жертв. Ситуация повторилась уже с якобы уничтожением православной церкви: заявления ХАМАСа об атаке христианской святыни, распространение по сочувствующим медиа, последующее опровержение и фотографии неразрушенного здания. Удар по скорой помощи, в которой, по израильским данным, скрывались террористы, уже вызвал бурю в СМИ и на мусульманской улице.

Проблема заключается не только в том, что против Израиля ведется информационная война. Она началась с атаки ХАМАСа, с огромных жертв среди мирных и веселых израильтян — но даже тогда говорить об однозначной поддержке Израиля в мире не приходилось. Сейчас, во время активной фазы подавления террористического гнезда в Газе, ситуация еще усугубилась.

А это заставляет нас более внимательно рассмотреть связь между распространением антисемитизма в мире, "мягкой силой" Израиля и международными нормами.

Глобальный антисемитизм

Доклад "Антисемитизм в мире. 2022", выпущенный Центром изучения современного европейского еврейства Тель-Авивского университета и "Антидискредитационной лигой" (США), указывал на разнонаправленные тенденции.

Наиболее заметным стал рост по итогам 2022 года антисемитских инцидентов в США (с 2717 до 3697) по всем трем категориям: вандализм, оскорбления и насилие. В частности, было зафиксировано 111 нападений (устойчивый рост с 2019 года). Наиболее активны в распространении антиеврейских высказываний такие организации, как "Лига защиты гойим" (Goyim Defense League, "белые расисты", действуют с 2018 г.), неонацистское "Народное движение сопротивления" (the Folkish Resistance Movement, действуют с 2019 г.) и расистское движение "Белые жизни имеют значение" (White Lives Matter, с 2017 г.).

В других странах с большим количеством еврейского населения, наоборот, наблюдался спад проявлений антисемитизма: Франция (436 инцидентов против 589 в 2021 году), Канада (2200 против 2799), Великобритания (1652 против 2255), Аргентина (427 против 488), Россия (центр "Сова" не зарегистрировал ни одного антисемитского нападения, годом ранее — одно; однако отметил 5 актов вандализма против 3 годом ранее), Германия (2639 против 3028), ЮАР (68 против 76), Австрия (381 против 562). Ситуация отличается в Австралии (478 инцидентов против 447), Венгрии (45 против 37 инцидентов), Бельгии (17 нападений по сравнению с 3 годом ранее). Небольшой рост физических проявлений антисемитизма зафиксирован в Швейцарии, Италии, Испании, Румынии. Среди негативных тенденций — рост антисемитской официальной риторики в России и обращение к теориям заговора у японских политиков.

Современный антисемитизм связывается обычно с ростом радикальных групп, и правых, и левых, а также с такими культурными явлениями, как увлечение конспирологией и поисками "козлов отпущения". В докладе собрана статистика по странам преимущественно западного мира, в отдельный кейс была выделена интенсификация антиеврейской пропаганды лидерами хуситов в Йемене. Уничтожение Израиля в качестве стратегической цели декларируется не только Ираном, но и ливанской "Хизбаллой", а также ХАМАСом. Связь между исламским радикализмом и антисемитизмом просматривается четко.

Вероятно, считалось, что постепенное замирение на Ближнем Востоке и политика нормализации отношений Израиля с частью арабских государств будет иметь демонстративный эффект, который впоследствии позволит изменить отношение к еврейскому государству.

Кейс Армении

Менее чем за неделю до начала войны Израиля и ХАМАСа, 3 октября 2023 г., произошло событие, которое прошло по израильским и международным еврейским СМИ, но получило мало внимания в мировой прессе: в Ереване неизвестные напали на Мировой еврейский центр. Одним из первых этот акт антисемитизма осудил Пинхас Гольдшмит, президент Конференции европейских раввинов. Он заявил, что еврейская община Армении, насчитывающая около 1 тыс. человек, не является участником конфликта вокруг Нагорного Карабаха, и проявления антисемитизма должны быть осуждены.

Ответственность взяла на себя Армянская секретная армия освобождения Армении (АСАОА). Так называлась леворадикальная террористическая группировка, существовавшая в 1970-1990-е гг. Она добивалась возрождения великой Армении, освобождения оккупированных Турцией армянских земель и признания геноцида армян в годы Первой мировой войны. Группировка прославилась террористическими актами против турецких властей, в том числе в европейских странах. В начале 1980-х годов значительную роль в ее финансировании играли армянские сообщества США и Европы. Она изначально базировалась в Ливане и имела тесные связи с Народным фронтом освобождения Палестины. Некоторые страны, в их числе США и Азербайджан, включили АСАОА в список террористических организаций. В середине 1980-х годов она раскололась, а к началу нового столетия прекратила существование.

Вероятно, речь идет о действиях небольшой группы активистов, прикрывшихся именем в прошлом известной организации. Показательно, что заявление доступно на специально созданном для его публикации телеграм-канале, где нет других записей. Евреи назывались врагами Армении и союзниками кровавого режима Алиева. Потому в адрес раввинов Европы и Америки, а также государства Израиль звучали угрозы: теракты против синагог будут совершаться до тех пор, как те поддерживают оккупацию армянских земель и поставляют оружие в Азербайджан.

Этот эпизод — часть большей истории. Армяно-израильские отношения находятся на низком уровне. Но на протяжении последних десяти лет еврейское государство укрепляло партнерство с Азербайджаном: Иерусалим заинтересован в поставках нефти, Баку — в вооружении и других технологиях (прежде всего, сельскохозяйственных). Объединяет и общий враг в лице Ирана. Будучи союзником Турции, Азербайджан не прочь позиционировать себя как защитника всех азербайджанцев по всему миру. Это порядка 12 млн человек, а по другим оценкам, 18 млн. В отличие от курдов и белуджей, здесь нет организованных вооруженных сепаратистских движений, однако стремление Баку использовать этнический фактор не может не вызывать обеспокоенность в Тегеране.

Используя территорию Азербайджана для разведки против Ирана, Израиль сыграл серьезную роль в перевооружении азербайджанской армии. Это в свою очередь позволило Баку одержать победу в карабахской войне 2020 года, а спустя три года окончательно решить карабахский вопрос. В сентябре 2023 года территориальная целостность страны была восстановлена — за счет того, что 120 тыс. армян бежали, опасаясь репрессий.

Подобное разрешение "карабахского вопроса", с одной стороны, дает зеленый свет крупным транскавказским инфраструктурным проектам, идущим как севера на юг — так называемому "Зангезурскому коридору", связывающему Россию, Азербайджан и Турцию через территорию Армении или Ирана, так и с востока на запад. Но, во-первых, остается неурегулированным вопрос о делимитации границ между Арменией и Азербайджаном, а во-вторых, Зангезурский коридор критикуется из-за опасений, что он может стать поводом для территориальной экспансии Баку.

Близкие отношения Израиля и Азербайджана создают риски усиления антиизраильских настроений среди радикальной части армянского общества. Еще в августе 2023 года Институт политики и изучения антисемитизма в мире опубликовал сообщение, где признал, что антисемитская риторика используется некоторыми людьми в Армении и проармянскими лоббистскими группами. Две раздражающих темы: израильско-азербайджанское партнерство и отказ Иерусалима официально признать факт геноцида армян в годы Первой мировой войны (что неизменно ухудшило бы отношения еврейского государства и Турции).

Вероятно, углубление партнерства Армении с Европейским Союзом будет служить сдерживающим фактором роста антиизраильских настроений. Равным образом, нежелание официальных властей Израиля однозначно оценить историческую трагедию армян вовсе не мешает работе еврейских общественных организаций по увековечению памяти геноцида армянского народа.

Уникальный геноцид

В арсенале "мягкой силы" Израиля особое место занимает продвижение памяти о Холокосте как об уникальном геноциде. С ним же связаны и скандалы, которые неизменно интерпретировались как симптомы антисемитизма.

Эта трагедия имеет беспрецедентное значение для семейной памяти евреев. Она вплетена и в сионистский исторический нарратив: раз уж в цивилизованной стране оказалась возможной тотальная политика истребления, евреи обязаны создать свое государство. История Холокоста неплохо задокументирована, опирается на множество визуальных источников — они служат убедительным доказательством того, к чему ведет антисемитизм. Особое значение продвижению памяти о Холокосте за рубежом Израиль начал уделять после 1967 года, в ответ на риторику палестинцев и их сторонников, пытавшихся оправдать свое стремление уничтожить еврейское государство.

Но если вынести за скобки интеллектуалов, которые питают неподдельный интерес к изучению трагедии, причины ее практической актуальности пределами Израиля не сводимы лишь к усилиям представителям еврейской диаспоры. В Германии тема Холокоста неразрывно связано с вопросом о "немецкой вины" и преодолением тяжелого прошлого. Уже ближе к концу XX века память о геноциде евреев стала одним из оснований для строительства общеевропейской идентичности. Логика проста: эта черная страница европейской истории показывает, что происходит при отходе от либеральных и демократических ценностей.

Этими же смыслами память о Холокосте наполнена и в США. Но в 1999 году администрация Билла Клинтона использовала ее для того, чтобы оправдать необходимость военного вмешательства в Югославию для предотвращения массовых преступлений против косоваров. Так трагедия евреев оказалась увязана с формированием нового принципа поведения в международных отношениях: ответственность для защиты. Суверенитет другой страны может быть нарушен, если ее правительство совершает преступления против своих граждан или не предпринимает меры для их спасения.

Третий способ актуализации заключен в подчеркивании своих усилий по спасению евреев. Наиболее характерен он для путинской России, которая особенно активно в 2010-е гг., стала продвигать подобный исторический нарратив. Здесь же отметим и Болгарию, которая в 2013 и 2016 гг. номинировала Болгарскую православную церковь за спасение евреев в годы Второй мировой войны.

Любая значимая тема сразу же начинает подвергаться профанации, как только становится частью политического процесса. Так случилось и с Холокостом.

Его актуализация в ЕС оправдано потянула за собою актуализацию памяти о других жертвах нацизма или прочих массовых преступлениях (колониализм, репрессии коммунистических режимов и пр.) — и понятие Холокост стало неправомерно использоваться для их наименования. Изначально проект общеевропейской памяти строился на идее ответственности стран за преступления прошлого, но эта идея стала размываться усилиями тех консервативных элит из восточноевропейских стран, которые предпочитали в большей степени говорить о собственных страданиях. Злоупотреблению терминами "Холокост" и "геноцид" привело к их банализации, к смешению разных типов массового насилия и даже к конкуренции жертв!

Не менее проблематично увековечивание тех, кто и участвовал в истреблении или притеснении евреев, и сам стал жертвой нацистских преступлений. Этот вопрос создает определенные сложности в израильско-польских отношениях. Так, в 2018 году скандал вызвал польский закон, запрещающий возлагать вину на польскую нацию за соучастие в нацистских преступлениях. Под давлением США он был отменен. В 2022 году Израиль приостановил поездки молодежи в Польшу по местам памяти Холокоста из-за попыток польских властей вмешаться в их наполнение.

В марте 2023 года уже новое правительство Беньямина Нетаниягу подписало соглашение об их возобновлении, правда, в нем указывалось, что экскурсанты должны посетить один из музеев, посвященных преступлениям против неевреев. Закрытый и несогласованный с израильской научной общественностью список прилагался. Это также вызвало нарекания со стороны некоторых ученых и директора мемориала "Яд ва-Шем", поскольку в некоторых музеях увековечены поляки, убивавшие евреев. Также под критику попал и открытый в 2016 году музей семьи Ульмов, которая была убита за укрывательство евреев, поскольку его создатели преследовали целью представить поляков именно как спасителей евреев.

Формирования коллективных представлений о своей нации как о защитниках евреев также способствует замалчиванию преступлений. В случае Болгарии речь идет об участии болгарских оккупационных властей в высылке в лагеря смерти фракийских евреев.

В России определенное развитие памяти о Холокосте в 2010-е гг. (отдельные музейные экспозиции, рост печатных изданий, новые памятники, тематические мероприятия) сопровождалось замалчиванием других темных страниц истории: равнодушному отношению советских властей к истреблению евреев и последующей тривиализации этой трагедии.

Решительное осуждение коллаборационизма также затмило тему антисемитизма в советском обществе. Намеренное продвижение темы соучастия украинских, литовских, латышских и эстонских националистических формирований в Холокосте оставляло в "слепой зоне" аналогичные действия русских.

Концепция "ответственности для защиты" также активно использовалась Россией: сначала в 2008 году она спасал осетин от "геноцида", а затем в 2022 году начала полномасштабную агрессию против Украины под лозунгом предотвращения "геноцида русских". За несколько лет до этого российские власти начали продвигать образ "геноцида советского народа", включившись в конкуренцию жертв. В 2021 году идея стала аккуратно появляться в выступлениях президента Владимира Путина, а в декабре он впервые признал возможность говорить о "геноциде русских" на Донбассе. "Геноцид советского народа" и "геноцид русских" — это два пропагандистских тезиса, которые направлены на формирования исторического воображения россиян с тем, чтобы они считали текущую агрессию оправданной. Развивая эту логику, в январе 2023 года министр иностранных дел России Сергей Лавров напрямую представил действия Украины как таран для решения "российского вопроса".

Риторика геноцида и образы Холокоста стали использоваться и армянскими политиками для критики блокады Нагорного Карабаха с — так, например, строил свою речь в июле 2022 года премьер-министр Армении Никол Пашинян. Гуманитарный кризис в Нагорном Карабахе и его фактическая блокада были названы созданием "гетто". В начале сентября 50 европейских раввинов подписали письмо в адрес Пашиняна с призывом не использовать выражения, которые применимы к Холокосту как к "международному, систематичному и самому крупному геноциду в человеческой истории". Среди таковых названы не только "Холокост" и "гетто", но и само понятие "геноцид". Обратим внимание, что армянская сторона постоянно заявляла об "угрозе геноцида", "политике геноцида" и "признаках геноцида". А в конце сентября массовый исход армян после применения вооруженной силы со стороны Азербайджана был назван уже однозначно — геноцидом.

Риторика Холокоста используется и теми политическими силами на Ближнем Востоке, которые отрицают право существование Израиля. В частности, еще в 2006 году Иран организовал тематическую "научную" конференцию "Обзор Холокоста: глобальное видение", собрав на одной площадке известных отрицателей геноцида евреев со всего мира. Эта риторика звучит и из уст палестинских лидеров. В начале сентября 2023 года президент Палестинской администрации (Западный берег реки Иордан) Махмуд Аббас заявил, что Гитлер истреблял евреев не по этническому принципу, а из-за их доминирующего положения в экономике. Такое заявление вызвало отповедь даже среди ряда палестинских интеллектуалов.

Текущая война между Израилем и ХАМАСом также не избежала взаимного использования "нацистской риторики". Правда, израильские политики предпочитают говорить о "новых формах нацизма". Эта риторика усиливалась по мере того, как стали поступать уточненные сведения о количестве мирных израильтян, убитых террористами в первый день (около 1 тыс. человек). Однако ряд израильских организаций, включая государственный мемориал "Яд-ва-Шем", призвали остановить такие сравнения. Проведение параллелей между ХАМАСом и "Исламским государством" получили куда большее распространение. Обратим внимание, что 19 октября на 45 дней был отстранен от работы член Кнессета Офер Касиф, который днем ранее в одном интервью относительно завуалировано попытался назвать текущую политику в адрес палестинцев "окончательным решением палестинского вопроса".

Взрыв антисемитизма?

С началом войны 7 октября Израиль получил политическую поддержку США и лидеров Европейского Союза. Последовательно еврейское государство посетили лидеры Германии, США, Великобритании и Греции. О поддержке заявило руководство Демократической Республики Конго, Кении, Ганы и Замбии. Произраильскую декларацию выпустил 20 октября Европейский парламент.

Согласно данным опроса Harvard CAPS-Harris Poll, более 80% граждан США поддерживают Израиль в войне против ХАМАСа. Но среди молодежи в возрасте от 18 до 24 лет мнения разделились: 52% на стороне Израиля, а 48% в той или иной степени на другой стороне.

Опрос от Reuters/Ipsos указывает, что Израиль поддерживает примерно 2/3 американцев, наиболее сильны симпатии у республиканцев.

Однако несмотря на очевидность агрессии со стороны ХАМАСа, сегодня на официальном уровне его поддержали власти Ирана, Алжира, Судана и Туниса. Катар возложил ответственность за конфликт на Израиль. Риторическая поддержка идет и со стороны Турции. Россия пытается выглядеть нейтральной, чего не скажешь о доминирующей информационной повестке внутри страны и позицию в Совете безопасности ООН. По всей видимости, Москва, как и другие столицы, решает свою узкую задачу: завоевать симпатии в исламском мире. Отношения с Ираном для нее имеют далеко не второстепенное значение. А потому и заморозка саудовско-израильского сближения — также соответствует приоритетам.

Помимо пропалестинских митингов вырос уровень антисемитизма. Так, к 23 октября во Франции зарегистрировали 588 эпизодов и задержали 336 человек. В Великобритании — 218 антисемитских преступлений. Больше их стало и в Германии.

Акты вандализма (разрисованные стены, сорванные флаги) в отношении синагог зафиксированы в Испании, Португалии, Франции, Чили, Франции и Австрии. Против других еврейский учреждений и мемориалов — в Великобритании, Австрии, Канаде, Никарагуа и Греции. Нападению или вандализму подверглись посольства Израиля в Колумбии, из-за угрозы его дипломатические учреждения эвакуировались из Иордании, Турции, Марокко, Бахрейна. 17 октября была сожжена синагога в Тунисе, 20 октября "коктейлями Молотова" забросали синагогу в Берлине.

Создание картинки

Несмотря на многочисленность сообщений, в большинстве случаев речь идет о локальных акциях насилия и вандализма, которые умело подсвечиваются и порождают иллюзию массовости. Периодические митинги не сказываются напрямую на обороноспособности Израиля, однако создают впечатление общеарабской и общемусульманской солидарности, тем самым играя на руку ХАМАСу.

Лидеры мусульманских стран занимают более умеренную позицию и спешат следовать за гражданами Пакистана, который на камеру зубами разорвали израильский государственный флаг. Заявления о примирении, прекращении боевых действий и даже создании Палестинского государства со столицей в Восточном Иерусалиме в практическом плане никак не помогают ХАМАСу. А вот уличная активность не только отвлекает от насущных экономических проблем, но и дает политикам дополнительную возможность давить на страны Запада, и прежде всего США, чтобы получить выгоды по итогам урегулирования данного кризиса.

Показательна здесь аккуратность поведения руководства Ирана, который всячески отрицает причастность к событиям 7 октября и вполне обеспокоен тем, чтобы самому не превратиться в поле боевых действий. Официальный антисемитизм исламистского правительства, по утверждению ираниста Никиты Смагина, превратился в рутину, не находя поддержки у значительной части общества. Граждане в большей степени обеспокоены галопирующей инфляцией и тратами денег на силовые политические проекты за рубежом.

Если для Израиля это война только против террористов, нанесших первый удар, то ХАМАС заинтересован представить происходящее в качестве очередного витка палестино-израильского конфликта, то есть манипулировать контекстом, переключая внимание публики. Одновременно используется и другая старая уловка: прикрыть антисемитизм его разновидностью — антисионизмом.

Информационная оборона

Причины, по которым Израилю приходится обороняться в информационной сфере, носят комплексный характер. Сторонники ХАМАСа играют на эмоциях и образах мусульманской солидарности. Они используют сочетание сетевой активности по всему миру и подсветки в СМИ. Заморозка конфликта вокруг палестинских территорий также сыграла свою роль: Израилю не удалось убедить общественное мнение в правоте своей позиции, а неожиданное обострение вывело на свет застоявшиеся стереотипы.

Кроме того, про-палестинская риторика находит поддержку у ряда левых интеллектуалов, обеспокоенных проблемами колониализма и издержками западного доминирования. Профессор городского университета Нью-Йорка Филлис Чеслер недавно заявила, что проявляемая сейчас моральная слепота стала настоящим вызовом для феминистского движения.

Сюда же стоит добавить и внутри израильские проблемы: кризис вокруг судебной реформы, нахождение у власти ультраправого правительства и проблемы с обеспечением реального социального и экономического равенства израильтян-арабов. Все это также задает тот контекст, которым удобно манипулировать сторонникам ХАМАСа.

Злую шутку сыграл образ жестких ответов израильской армии на любые провокации: даже некоторые западные СМИ стали говорить о "готовящемся непропорциональном ответе" уже с первых дней. За две недели ЦАХАЛ сумел минимизировать возможности диверсионных групп террористов, начав наносить удары с воздуха на территории Сектора Газа. ХАМАС использует гражданскую инфраструктуру для военных целей, фактически взяв свое население в заложники. Но это же позволяет производить шокирующий визуальный контент, привлекая внимания к страданиям простых граждан.

"Мягкая сила" и ее перспективы

Хотя некоторые авторы и указывают, что Израиль не выглядит страной, успешно оперирующей мягкой силой на международной арене, в действительности ее потенциал достаточно большой. Международный престиж Израиля держится одновременно как на успехах армии, способной защищать единственное еврейского государство (что ХАМАС пытался поставить под вопрос), так и на презентации себя в качестве инновационной, экономически развитой, да еще и единственной демократии на Ближнем Востоке. К этому надо добавить значительную роль еврейской диаспоры.

Образ развитой демократии наиболее значим в отношениях с США, которые имеют стратегический характер. "Глобальная война против террора", объявленная еще Дж. У. Бушем в 2001 году, предполагала закрепление на международной арене таких идейных представлений, как неприятие исламистского радикализма и нулевая терпимость к терроризму. Терроризм как абсолютное зло, война против которого не может быть конвенциональной, — такое представление было и остается выгодно Израилю (и многим другим странам), поскольку позволяет объяснить жесткие меры по отношению к исламистским террористическим организациям и тем государствам, чьи лидеры отрицают право Израиля на существование. Да, еврейское государство пыталось точечно реагировать на имеющиеся угрозы: будь по постепенная активизация борьбы с BDS-движением, или использование таких методов, как развитие собственной школы иранистики и вещание на фарси против Ирана.

"Мягкая сила" в международных отношениях не должна пониматься как пропаганда со своими инструментами. Это не вещь и не фактор, а перманентный процесс, успех которого связан прежде всего с расширением культурного сотрудничества и порождением различных совместных проектов и пространств диалога. Прямое участие политиков будет скорее наносить вред, поскольку ведет к ненужной политизации.

Несомненно, США являются ключевым партнером Израиля, и уже поэтому необходимо подчеркивать образ еврейского государства как демократической страны, где есть место другим этническим группам помимо евреев. Естественно, это требует решения и объективных проблем в их социально-экономическом положении. Однако они сегодня не настолько остры, чтобы оправдывать террористические методы. Поддержание таких норм, как нулевая толерантность к терроризму и военной агрессии, также в интересах Израиля, однако сегодня мы наблюдаем их очевидную деградацию.

Профанация памяти о реальных исторических трагедиях и злоупотребление риторикой геноцидов, где изобилуют сравнения с Гитлером по любому поводу, также стоит принять во внимание. Имеющиеся дискуссии вокруг преступлений прошлого, геноцида и Холокоста показывают необходимость и в профессиональном обсуждении научной терминологии, которая может более аккуратно и точно описывать разные типы массовых преступлений, так и в ее продвижении в медийной среде. Обсуждение разных групп жертв нацистских преступлений и поиск символических средств, позволяющих в мемориальном пространстве увязывать их с еврейской трагедией, будет вполне адекватным ответом на "конкуренцию жертв".

Текущая война против ХАМАСа также выявила ряд проблем, связанных с восприятием пропалестинской пропаганды. Это настроения и американской молодежи, и членов мусульманских общин Европейского Союза. Политика нормализации отношений с некоторыми арабскими странами Ближнего Востока не подкреплялась соответствующими мерами в области мягкой культуры, то есть изменения отношения к Израилю у граждан. Хотя недавние опросы и свидетельствовали, что уровень одобрения этих соглашений заметно упал.

Пропалестинская позиция разным образом воспроизводится российской государственной пропагандой. Удивительным образом не использован потенциал русскоязычных изданий: они остаются неизвестными российской публике, хотя дают альтернативное понимание происходящего не только в Израиле, но и во всем мире.

Поскольку уже на второй неделе тяжесть боевых действий была перенесена на территорию сектора Газа, ХАМАС получил возможность создавать откровенные фейки, убедительность которых покоится на возможности производить в сжатые сроки шокирующий визуальный контент. Его опровержение требует времени.

Читайте также

Право на не-соучастие

Однако ключевая проблема видится не столько в антисемитизме или стереотипах, сколько в сфере коллективных эмоций, политики и деградации международных норм. Стоит учесть, что палестинский вопрос слишком резко вернулся на международную арену, и многие оказались к этому не готовы.

Те, кто в той или иной мере критикуют еврейское государство, выпускают из внимания главный факт: сегодня Израиль — жертва, а ХАМАС сам держит население в заложниках. Совершенно непонятно, как можно договориться с тем, кто делом доказал, что хочет тебя уничтожить. Отсюда проистекает значимость дискуссий об ответственности и правительств по отношению к своим гражданам, и граждан за действия правительств. К сожалению, они утопают во взаимных обвинениях и перечислении исторических обид. Призраки мертвых рушат будущее живых. Ответственность — это не состояние души и мысли, это прежде всего действия, ориентированные в будущее. Личный выбор.

Оба случая начала однозначно агрессивных войн за последнее время (российское полномасштабное нападение на Украину в 2022 году и нападение ХАМАСа на Израиль в 2023 году) были теми точками, когда замороженный конфликт или тлеющее противостояние перешли в иную фазу. Это решающий момент, когда нейтральная позиция уже невозможна. А значит, каждый гражданин государства-агрессора должен определиться. Нежелающие соучаствовать имеют право на помощь международных организаций, содействие их отъезду.

Забота об оставшихся — исключительная обязанность правительства-агрессора. Государство-жертва обязано соблюдать общие правила ведения войны, как это с первого дня делало руководство Израиля, призывая жителей города Газа покинуть будущий район боевых действий.

Винить жертву за то, что она защищается — не только морально сомнительное занятие, но и фактическое потворство тем радикальным политикам, которые готовы этим манипулировать. Увы, сегодня эти простые принципы оказались непонятны многим внешним наблюдателям. Значит, их продвижение и разработка механизмов реализации права не-соучаствовать в преступлениях — вопросы для будущего.

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке