Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель-Авив
+37+20
Иерусалим
+35+17

Мнения

А
А

Судебная реформа в Израиле - отменить нельзя принять

Нынешний этап кризиса в стране связан с вопросом о том, какой должна быть здешняя демократия.

Людмила Самарская
04.10.2023
Фото: Walla! / Реувен Кастро

Социально-политический кризис продолжается в Израиле уже не первый год. Череда казавшихся бесконечными парламентских выборов завершилась в конце 2022 года формированием тридцать пятого правительства под руководством Биньямина Нетаниягу, вернувшегося на пост премьер-министра после полуторагодового перерыва. Это, однако, привело не к разрешению кризиса, а лишь к изменению его формы. Уже более полугода в стране не прекращаются еженедельные протесты, в которых участвуют сотни тысяч человек и которые являются ярким свидетельством серьезного социального раскола.

Хотя причины продолжающегося кризиса глубоки и многообразны, непосредственным поводом для широкомасштабных общественных выступлений стала попытка новой коалиции провести реформу судебной системы в начале 2023 года. Инициированный членом правящего "Ликуда" Яривом Левиным (занявшим пост заместителя премьер-министра и министра юстиции), а также депутатом от партии "Религиозный сионизм" Симхой Ротманом (возглавившим Законодательную комиссию Кнессета), этот проект был призван существенно ограничить полномочия судебной ветви власти и значительно снизить ее влияние на процесс принятия государственных решений.

Одним из факторов, спровоцировавших столь интенсивную социальную реакцию на реформу судебной системы, стал состав правящей коалиции. "Ликуд", "Яхадут ха-Тора", ШАС, "Религиозный сионизм", "Оцма Йехудит", "Ноам" - партии правого и, за исключением "Ликуда", религиозного спектра. Вторая и третья представляют интересы ультраортодоксального населения. При этом последние три являются крайне правыми и занимают достаточно радикальные позиции по многим вопросам. Единственная светская партия среди них - "Ликуд", и она же находится ближе всего к политическому центру. С учетом того, что количество голосов, отданных партиям коалиции и оппозиции, было сопоставимым, подобный состав кабинета вызвал недоверие значительной части населения и опасения, что "наиболее правое правительство в израильской истории" воспользуется сложившейся ситуацией в собственных интересах и необратимо перестроит демократическую систему государства.

Опасения, казалось, оправдались. Хотя партии коалиции многое разделяет, их позиции в чем-то близки (хотя и не идентичны): это касается и значимости еврейского характера государства, и палестино-израильского конфликта, и судебной реформы. Именно принципиальное совпадение мнений по последнему вопросу и запустило резонансный законодательный процесс, а также способствовало попытке провести его в ускоренном режиме. Подобное совпадение позиций может больше не повториться, а потому обстоятельства в начале 2023 года казались наиболее оптимальными.

Впрочем, протесты затруднили быстрое и "безболезненное" принятие реформы. И именно они, вероятно, сыграли существенную роль в том, что даже некоторые члены коалиции стали призывать к приостановке продвижения проекта и началу конструктивного диалога с противоположной стороной. В марте 2023 года министр обороны Йоав Галант выступил с таким заявлением - и был отправлен в отставку Биньямином Нетаниягу, что спровоцировало масштабный всплеск протестов (и без того не прекращавшихся с января) по всему Израилю. В результате через несколько дней Галант был восстановлен в должности, а с оппозицией был начат диалог при посредничестве президента Ицхака Герцога. Переговоры, однако, зашли в тупик и были прекращены, а правительство возобновило принятие реформы.

В июле коалиция приняла поправку к Основному закону: судебная власть - первый из пунктов реформы, который лишил Верховный суд права отменять правительственные решения на основе "принципа разумности/целесообразности". Этот принцип позволял БАГАЦу отменять постановления и назначения правительства на основе их несоответствия не "букве" закона, а общей "разумности". По утверждениям сторонников реформы, это никак не отразится на демократическом характере Государства Израиль, а, напротив, закроет существовавшие ранее законодательные лакуны и нейтрализует возможность судей вмешиваться в законодательный процесс, исходя из их собственных субъективных соображений. По мнению оппонентов, это ликвидирует дополнительный инструмент, который Верховный суд мог использовать для юридического контроля над решениями правительства. Поскольку состав правящего кабинета в Израиле определяется большинством в Кнессете, законодательная и исполнительная власти фактически оказываются не разделены - и в этих условиях именно судебная ветвь остается независимой от любого политического расклада. Риск, таким образом, состоит в том, что и БАГАЦ в итоге окажется подконтролен любой потенциальной коалиции.

В начале сентября Верховный суд начал рассмотрение петиций, призывающих к отмене новой поправки к Основному закону. По мнению экспертов, финальное решение БАГАЦа будет иметь принципиальное значение для дальнейшего хода реформы, поскольку определит дальнейшие "правила игры" в отношениях коалиции и Верховного суда. Будет принято оно не сразу, а лишь через несколько недель или месяцев. Существуют опасения, что оно может спровоцировать конституционный кризис - тупиковую ситуацию, в которой правительство откажется подчиняться решению Верховного суда, а тот, в свою очередь, будет настаивать на неконституционности принятой поправки.

Перспектива достижения компромисса пока выглядит отдаленной. Процесс принятия следующего блока законов планируют начать во время зимней сессии Кнессета, которая должна начаться в октябре. Ярив Левин, один из главных инициаторов реформы, не демонстрирует готовности договариваться и этим значительно сокращает пространство для маневра Биньямина Нетаниягу, который хотя и поддерживает реформу в целом, но не готов идти ради нее на риски - в том числе внешнеполитические. Обеспокоенность относительно ситуации в Израиле высказывали многие израильские международные партнеры, и в том числе США, которые заявляли о необходимости сохранения баланса ветвей власти в Государстве Израиль.

В нынешнюю коалицию также входят партии, отличающиеся достаточно бескомпромиссными позициями: это "Религиозный сионизм" и "Оцма Йехудит". На первом месте для них стоят крайне националистическая идеология и давнее стремление ограничить полномочия Верховного суда, внешнеполитические же соображения глубоко вторичны. С учетом не столь существенного перевеса в пользу коалиции в Кнессете (64 места из 120), возможности каждой из входящих в нее партий для политического шантажа крайне высоки. С другой стороны, ни одна из них не заинтересована в развале правительства, поскольку по результатам новых выборов они имеют вполне реальные шансы оказаться в оппозиции - так что вполне возможно, их договороспособность куда выше, чем они хотели бы продемонстрировать.

В настоящий момент перспективы разрешения кризиса выглядят весьма туманными. Накал общественных страстей не снижается, готовности отказаться от проведения реформы у ее инициаторов и активных сторонников нет. Противники обвиняют друг друга в попытке государственного переворота, искажении смысла демократии, пренебрежении интересами оппонентов. Принципиальным фундаментом продолжающегося кризиса является глубокое взаимное недоверие сторон, отражающее разломы, существующие в современном израильском обществе - и являющиеся следствием его исторически сложившегося разнородного состава.

Читайте также

В итоге кризис, вызванный судебной реформой, оказывается связан не только с дискуссией относительно необходимого соотношения сил различных ветвей власти, но и с вопросом о том, какой должна быть израильская демократия. Будучи крайне значимой сама по себе, эта проблема оказывается чрезвычайно политизирована и потому искажена, а профессиональный диалог о создании в полной мере функциональной системы сдержек и противовесов заменяется популистскими лозунгами и громкими речами. Впрочем, израильское общество уже проходило несколько серьезных кризисов на своем пути, однако успешно преодолевало их без разрушения базовых принципов существования еврейского государства и сохраняя его демократический характер. Высока вероятность, что оно справится и с нынешним.

Людмила Самарская - научный сотрудник Центра ближневосточных исследований ИМЭМО им. Примакова РАН

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке