Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель-Авив
+33+26
Иерусалим
+33+22

Мнения

А
А

Что будет через час после завершения операции "Щит и стрела"?

Нет ничего проще, чем сделать вывод, что эта операция ЦАХАЛа преследует политические цели. Этот вывод напрашивается. Но напрашиваются и сомнения.

13.05.2023
Источник:Newsru.co.il
Фото: GPO / Haim Zach

Операция "Щит и стрела" не стала неожиданностью. После волны ракетных обстрелов и ответов на них, которые очень многими были восприняты как слабые и неспособные восстановить фактор сдерживания в отношениях с террористами, появились цитаты "высокопоставленных источников" о том, что на сей раз будет дан гораздо более жесткий ответ. Сообщалось также, что на премьер-министра Биньямина Нетаниягу оказывается давление, причем далеко не только со стороны радикальных министров правительства.

Какое-то время казалось, что речь идет о словах, которые, как известно, стоят очень недорого. Однако операция началась, и социальные сети (а также некоторые СМИ) буквально захлестнула волна обсуждения политических выгод, которые собирается извлечь из этой операции Нетаниягу. Некоторые почти в открытую намекали, что тайминг начала операции выбран не случайно.

Операция действительно началась в невероятно удобный для премьер-министра момент. Крах юридической реформы, непрекращающиеся конфликты внутри коалиции, 12 миллиардов шекелей "коалиционных денег", большая часть которых пошла на религиозные и околорелигиозные проекты, застопорившийся закон о непризыве ультраортодоксов в ЦАХАЛ и, как следствие всего этого, обвал в опросах общественного мнения. С таким балансом подошел Биньямин Нетаниягу к ночи на 9 мая, когда были ликвидированы трое лидеров "Исламского джихада".

Нет ничего проще, чем сложить два и два и сделать напрашивающийся вывод о том, что эта, по словам Заавы Гальон "излишняя", операция ЦАХАЛа преследует политические цели. Этот вывод напрашивается. Но напрашиваются и сомнения в этом, казалось бы, очевидном выводе. О сомнениях говорят даже самые острые, но сохраняющие интеллектуальную честность оппоненты Нетаниягу: он никогда прежде не ввергал страну в военные авантюры для извлечения политических выгод. Скорее напротив. Так, например, "сделка Шалита" была, по мнению многих, попыткой изменить тенденцию в общественном мнении на фоне акций социального протеста. "Нетаниягу всегда был очень осторожен, чтобы не сказать опаслив, в шагах, способных привести к эскалации и вообще во всем, что касается военных шагов", - сказал в интервью "Кан РЭКА" журналист Йоав Краковски, которого никто не заподозрит в чрезмерных симпатиях к лидеру "Ликуда".

Премьер-министр отлично знает, что военная операция, сколь бы успешной она ни была, не решит его политических проблем. Итамар Бен-Гвир возобновил сотрудничество с коалицией, однако ни у кого нет сомнений в том, что следующий кризис между "Ликудом" и "Оцма Иегудит" - только вопрос времени. Когда Нетаниягу пришлось заморозить юридическую реформу, он уже "откупился" от Бен-Гвира решением проголосовать за создание национальной гвардии. Прошло совсем немного времени и нужно тушить новый пожар, так как Бен-Гвир был недоволен робкой и неуверенной реакцией правительства на ракетные обстрелы, последовавшие за смертью голодавшего в израильской тюрьме Хадра Аднана. Даже сейчас, когда операция еще не завершена и рано подводить ее итоги, очевидно, что претензий у Бен-Гвира быть не может, но также очевидно и то, что глава "Оцма Иегудит" продолжит формировать свой имидж в глазах избирателей, в большей степени бросая вызов коалиции, нежели - преступному миру. По меткому выражению стратегического советника Моше Клугафта, Бен-Гвиру гораздо больше подходит костюм оппозиционера нежели министра. Сложно представить, что временное затишье в вялотякущем конфликте с "Оцма Иегудит" может быть серьезным доводом при принятии главой правительства решений в вопросах военных.

Приближающееся утверждение бюджета также с трудом можно воспринять как фактор в определении политики в сфере безопасности. Нетаниягу утвердит бюджет, какими бы ни были итоги этой операции, он утвердил бы бюджет, если бы операция не началась вовсе. Провал голосования по бюджету означает роспуск Кнессета и досрочные выборы. Никто в нынешней коалиции не торопится на встречу с избирателем. Поэтому бюджет - также не довод.

Наиболее убедительным является довод о том, что якобы таким образом Нетаниягу пытается отвлечь внимание общества от провалов его правительства. Недостаток этого довода заключается в том, что, вопреки бытующему мнению, уже много лет военные операции не приносят руководившим ими правительствам политических дивидендов. Операция "Литой свинец" началась в разгаре предвыборной кампании, однако не спасла правившую тогда партию "Кадима" от поражения. Операция Облачный столп" началась за два с небольшим месяца до выборов, однако ничего не изменила в повестке дня и не остановила рост партии "Еш Атид", которая тогда говорила о проблемах среднего класса. И самый свежий пример - операция "На заре". Яир Лапид записал в свое резюме проведение военной операции (кстати, по многим характеристикам схожей с той, что проводит сейчас Нетаниягу). Избиратели не впечатлились. Добавьте к этому Вторую ливанскую войну, которая, по сути, похоронила политическую карьеру Эхуда Ольмерта.

Любовь к ЦАХАЛу и непререкаемость (возможно, чрезмерная) авторитета его генералов не стали меньше в последние годы. И в то же время израильтяне осознали, что операции начинаются и заканчиваются, а в целом ситуация не меняется. "Арабы - те же арабы, а море - то же море", - сказал когда-то Ицхак Шамир. Газа остается Газой, террористы, правящие там, остаются террористами, и одна за другой операции ничего в этом отношении не меняют. Победы, подобно той, что была одержана в 1967 году, это уже прошлое. Сегодня речь идет о тактических победах, которые сопровождаются похоронами солдат и граждан. Это не приносит славы политикам. Это отлично знает Биньямин Нетаниягу. Он знает также и то, что те, кто критиковали его за нерешительность, сдержанность и половинчатость реакции на ракетные обстрелы из Газы, не окажут ему поддержку в том случае, если он решит выполнить обещание, данное им еще в 2008 году - свергнуть власть ХАМАСа в Газе. Этого требуют не только правые радикалы в его правительстве, но и политические оппоненты, всегда готовые напомнить о невыполненном обещании. Ни те, ни другие не разделят с ним бремени общественной критики на фоне потерь в случае крупномасштабной операции в Газе.

Все это не означает, что Биньямин Нетаниягу полностью игнорирует политическую сторону. Глава правительства безусловно попытается записать операцию в Газе в свой актив и по объективным результатам и в том, как итоги противостояния будут преподнесены израильтянам. Нетаниягу уже сейчас играет на том, что важно израильтянам. "Мы проходим этот момент вместе, мы стоим вместе, мы победим вместе", - сказал глава правительства. Посыл "мы вместе" - прямая противоположность ощущению, царившему в Израиле первые четыре месяца работы нынешнего правительства. Война - отличный момент, чтобы начать это впечатление исправлять.

Оппозиция осталась оппозицией и в эти дни. Лапид и Ганц несколько раз заявляли - порознь и вместе - о своей поддержке операции, солдат ЦАХАЛа и сил безопасности. Слово "правительство" не упоминалось. Стоит только отметить, что в дни операции "На заре", после встречи с тогдашним премьер-министром Яиром Лапидом, тогдашний глава оппозиции Биньямин Нетаниягу заявил, что выражает поддержку "правительству и силам безопасности".

В оппозиции всеми силами дают понять "Ликуду", что, как только операция завершится, политические баталии возобновятся с новой силой. Уже после начала операции состоялась встреча главы оппозиции Яира Лапида и главы "Махане Мамлахти" Бени Ганца. В заявлении, опубликованном после встречи, речь идет не только об операции в Газе, но и о "координации шагов на переговорах по юридической реформе, которые ведутся в президентской канцелярии". Лидеры оппозиции дали понять Нетаниягу, что ему не стоит рассчитывать на то, что операция в Газе хоть на один градус ослабит уровень напряженности или снимет хоть один вопрос с повестки дня. Еще один посыл, который был не менее важен для Лапида и чуть менее важен для Ганца: "Несмотря на борьбу между нами, мы остаемся единым фронтом". Трудно сказать, насколько этот фронт действительно един, когда блок "Махане Мамлахти" постоянно усиливается в опросах, в том числе за счет партии "Еш Атид", которая мандаты теряет. Однако в оппозиции пытаются создать хотя бы внешнее впечатление единства. И есть еще одна цель у этого совместного заявления Ганца и Лапида. Глава "Махане Мамлахти" рассматривается постоянно как подозреваемый в возможном присоединении к правительству Биньямина Нетаниягу. По мере улучшения его положения в опросах, вероятность того, что Ганц войдет в правительство, снижается: если есть шанс стать главным в оркестре, зачем соглашаться на роль второй, третьей или четвертой скрипки? Но всегда полезно подкрепить намерение политического партнера его публичным заявлением. Каждое совместное заявление с Лапидом делает и без того призрачную вероятность того, что Ганц войдет в правительство Нетаниягу, еще меньше.

Читайте также

Если не произойдет ничего экстраординарного, операция "Щит и стрела" закончится в скором времени и не превратится в затяжное противостояние в стиле "Нерушимой скалы" 2014 года. Перед Нетаниягу стоят несколько актуальных политических задач, откладывать решение которых он не может, и первая - прекращение падения в опросах. В окружении главы правительства утверждают, что "достигли дна" и 52-53 мандата, которые блок партий нынешней коалиции набирает в последних опросах, это низшая точка. Вряд ли это может удовлетворять Нетаниягу. Его приближенные убеждены, что ключом к восстановлению популярности являются экономические шаги, и как можно меньше спорного, вызывающего раздражение и возможную критику. Не начнись сейчас операция в Газе, мы бы услышали о нескольких шагах, которые планировал объявить премьер-министр вместе с министром экономики Ниром Баркатом. Борьба с дороговизной эффективнее в общественном мнении, чем военная операция.

Одновременно продолжается и постепенное умерщвление юридической реформы. Как сообщило на этой неделе издание "Калькалист", Нетаниягу пообещал главам рейтингового агентства S&P заморозить реформу. Израильтянам Нетаниягу об этом сообщать не спешит, впрочем, мало кто сегодня считает, что есть шанс на ее реализацию. В связи или без связи с этим фактом, еще до начала эскалации в Газе публиковались сообщения о том, что в конце месяца ожидается утверждение проектов строительства еще тысяч единиц жилья в Иудее и Самарии. Отказ от реформы требует компенсаций избирателям и коалиционным партнерам.

А оппозиции придется принимать решение о дальнейшей тактике борьбы с правительством. Продолжать ли переговоры в президентской канцелярии или согласиться с требованием лидеров внепарламентского протеста и обозначить дедлайн, исчисляющийся неделями? И как выстраивать отношения с теми, кто митингует на улицах, но уже бросает взгляды на здание Кнессета, планируя будущую предвыборную кампанию? И, конечно, бюджет, борьба вокруг призыва или непризыва ультраортодоксов и спор о коалиционных деньгах. Все это вернется на повестку дня через час после того, как будет объявлено о прекращении огня в секторе Газы.

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке