Zahav.МненияZahav.ru

Четверг
Тель-Авив
+26+17
Иерусалим
+24+12

Мнения

А
А

Как в 1999: израильские спасатели вернулись в Турцию

Многие члены вернувшейся из Турции команды израильских спасателей хорошо помнят, что происходило там после землетрясения 24 года назад.

Дуди Петимер
26.02.2023
Источник:Новости недели
Последствия землетрясения в Турции, 7 февраля 2023 года. Фото: Getty Images / Burak Kara

- Для меня это своего рода дежавю, - говорит полковник запаса Эран Маген, в прошлом зам. командира спасательной бригады Службы тыла, а сейчас глава фирмы "Маген", которая занимается инструктажем и подготовкой специалистов-спасателей. - К сожалению, мне не раз пришлось бывать в местах землетрясений, и увиденное не стало для меня травмирующим. Последствия таких событий всюду схожи. Могу лишь сказать, что мы прибыли на место катастрофы одними из первых и неплохо поработали.

- Я не совсем согласен, - вмешивается другой член делегации Нахум Кац. - В 1999-м было страшно, но нынешнее землетрясение посильнее, разрушений больше. Очень многие остались без крова, да и вообще без ничего, даже без одежды, выбежали на улицу в нижнем белье. Тогда же, в 1999 году, турки были куда менее организованы и подготовлены к разгребанию завалов и поиску людей, чем сегодня. С тех пор они чему-то научились. Впрочем, мы, как и тогда, были какое-то время почти одни на местности, турецкие спасатели и наши коллеги из других стран прибыли чуть позже.

- Но самое главное, - добавляет его товарищ Гили Шенхар, - турки так и не внедрили сейсмостойкие стандарты строительства. Они продолжают строить по старинке, что и привело к такому числу жертв и разрушений.

А 1999 году Эран Маген был командиром израильской группы спасателей, которая вытащила из-под завалов пятилетнюю Ширан Франко. Тогда его снимок с девочкой на руках обошел весь мир.

- Да, Ширан мне и сегодня очень дорога, но я не понимаю, почему журналисты сосредоточились именно на этом случае, - говорит Маген. - Были и другие, куда более сложные и интересные. Например, когда мы спасли женщину, оказавшуюся глубоко под завалами бетона. Мы тогда работали 17 часов, не покладая рук, и шанс, что мы ее спасем, был один на миллион. Но мы спасли! Каждый раз, когда ты вытаскиваешь человека из-под завалов живым, ты понимаешь, что не напрасно коптишь небо Это чувство невозможно сравнить ни с каким другим.

- Сравнивая землетрясение в Турции 1999 года с нынешним, Нахум Кац говорит, что не станет выставлять оценки турецким коллегам и спасателям из других стран. Но одно он знает точно: профессиональный уровень израильских спасателей с того времени многократно возрос.

- Мы в этой области сегодня лучшие в мире, с этим никто не спорит, - говорит Нахум. - Хотя знания и опыт иногда доставались нам очень дорогой ценой.

На вопрос о том, насколько, по его мнению, он и его коллеги готовы к столь же сильному землетрясению в Израиле, Маген отвечает, что уровень подготовки сотрудников Службы тыла высок, есть достаточное количество оборудования.

- Но в случае массового бедствия ни одна, самая лучшая спасательная служба не может поспеть сразу повсюду и оказать всю необходимую помощь, - говорит он. - Какие-то обстоятельства, которые приведут к потере времени, при чрезвычайной ситуации просто неизбежны. И здесь очень большую роль может сыграть грамотность населения: люди должны знать, как правильно вести себя во время того или иного стихийного бедствия, оказывать первую помощь пострадавшим и т.д. Это может значительно сократить число жертв.

Как известно, наряду со спасателями в Турции были и наши армейские врачи, и Дуди Петимер попросил некоторых поделиться впечатлениями об этой миссии.

- Я в третий раз участвовал в подобной операции и уже знаю, что легко не бывает, - рассказал майор запаса, специалист по детской интенсивной терапии доктор Гиора Вайс. - Условия работы были крайне сложными: турки разбили неподалеку от уцелевшей больницы огромную палатку, в которой врачи занимались только неотложными случаями. Если они считали, что пациент мог подождать, его отправляли в больницу, но иногда это было неоправданной потерей времени. В первый день наши отношения с турецкими коллегами были довольно напряженными, они нам явно не доверяли. Но в какой-то момент поняли, что мы приехали не задирать нос, а работать, что у нас есть чему поучиться, и все встало на свои места. В немалой степени нашему сближению способствовал тот факт, что среди пациентов было немало беженцев из Сирии, не знающих ни турецкого, ни английского. Тут я заговорил по-арабски с маленькими пациентами и их родителями, часто выступал в роли переводчика, и мои акции резко поползли вверх.

- Я оказалась в составе подобной делегации впервые,- говорит капитан медицинской службы, врач 4-й эскадрильи ВВС доктор Ади Шалом. - И никогда прежде не чувствовала себя настолько востребованной. Мы начинали создавать больницу на голом месте, с нуля, а когда уезжали, там уже работали почти все отделения. Случаев было много, самые разные. Дело не только в травмах, полученных во время обрушения домов. Эти травмы нередко налагались на хронические заболевания. Например, нам привозят вызволенного из-под завалов человека, и тут выясняется, что он должен регулярно проходить процедуру диализа... Было и несколько случаев, которые заставили меня прослезиться. Однажды к нам доставили пятилетнего мальчика в очень тяжелом состоянии, которого нам удалось спасти. Мы думали, что его родители и брат с сестрой погибли, но тут вдруг выяснилось, что его мама выжила и находится в соседней палате, хотя все еще плоха. Мы устроили им видеоконференцию по "Зумму" - наблюдать за матерью и сыном без слез было просто невозможно.

- Хотите знать, как все было? - переспрашивает капитан запаса, специалист по экстренной хирургии, травматологии и ожоговой медицине доктор Моти Херец. - Прибыли мы ночью, с трудом нашли минибус, который готов был отвезти нас с оборудованием в назначенный населенный пункт. По пути шоферу позвонила жена и сказала, что семья их близких родственников погибла, все до единого. Он зарыдал, никак не мог успокоиться. Так и ехали. Наконец, добрались до больницы, а там - ни души. И оборудования ноль! С трудом нашли какой-то запас лекарств, включили свет и расставили оборудование, позволяющее делать срочные операции. Появились пациенты, но никто из них не говорил на английском, мы их с трудом понимали. Гораздо позже прибыли турецкие врачи и медсестры. Они признались, что боялись возвращаться в больницу, но потом решили, что раз израильтяне работают, то им стыдно трусить. Я делал то же, что и всегда: оперировал. Во время одной из операций возобновились подземные толчки - они, кстати, в первые дни нашего пребывания в Турции время от времени возникали, хотя об этом мало кто говорит, - и все, кто был в операционной, да и вообще в больнице, бросились на улицу. "Так, - сказал я ассистенту. - Мы никуда не уходим, пока не наложим швы". И не ушли. Вот так было.

- Для меня это большая честь - представлять Израиль в таких местах, - сказала майор, врач-гинеколог Гилит Клигман-Фурман. - Я горжусь тем, что мы смогли из ничего создать полноценное гинекологическое и неонатальное отделение в самом эпицентре бедствия. Если женщине пришло время рожать, она не может подождать, пока ликвидируют последствия стихийного бедствия. И мы осматривали рожениц и принимали роды, как в обычной больнице. Правда, потом начался огромный наплыв пациенток: по округе пронесся слух, что появились еврейские врачи, и к нам потянулись женщины с самыми разными проблемами, так как турки верят, что евреи - лучшие врачи в мире. Но должна заметить, что никаких особо сложных случаев не было, все довольно тривиально...

Читайте также

В ходе работы израильской спасательной делегации был опробован ряд новых технологий, созданных в нашей стране специально для помощи людям, оказавшимся в районе стихийного бедствия.

Как известно, одним из последствий тяжелого землетрясения является сильное загрязнение расположенных в районе источников воды, и землетрясение в Турции не стало в этом смысле исключением. Тут-то и пригодилась новая система очистки воды, созданная группой израильских инженеров. Система устанавливается на тендере, с которого в реку или другой источник опускается водозаборный шланг. Компьютер в автоматическом режиме производит анализ воды, сам выбирает способы ее очистки и через шланг, установленный с другой стороны тендера, выдает чистую питьевую воду.

В дни землетрясения в Турции израильская компания Seismic AI сообщила о том, что ей удалось разработать технологию раннего оповещения о подземных толчках. По мнению создателей технологии, это позволит людям успеть до начала бедствия отключить электроприборы и газ, собрать необходимые вещи и выйти на открытое пространство. Что, в свою очередь, позволит значительно сократить материальный ущерб от землетрясения и спасти немало жизней.


Источник - Маарив

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке