Zahav.МненияZahav.ru

Четверг
Тель-Авив
+26+17
Иерусалим
+24+12

Мнения

А
А

Черный - новый оранжевый

Как "комната безопасности" в доме, институт президентства кажется ненужным бременем. Но в трудные времена, когда дрожат стены, понимаешь его важность.

20.02.2023
Биньямин Нетаниягу и Арье Дери. Фото: Walla! / Рони Кнафо

На первый взгляд, защищенная комната в доме не нужна. Каждый раз, когда перестраивают дом или делают ремонт, соблазн от нее отказаться очень велик. Бронированная дверь мешает, окно неудобное и потом, будь площадь дома хоть двести метров, каждый все равно на счету.

Такой же обузой представляется израильтянам по большей части и должность президента страны. Каждый раз, когда кнессет собирается избрать нового президента, возникает вопрос, а зачем нам это вообще. Полномочия ограничены, расходы на его содержание высоки, а в казне каждый шекель на счету.

Все так и есть, пока не наступает аврал. Пока не летят ракеты и не сотрясаются стены дома...

Три раза граждане страны умоляли президента вмешаться. Когда правительство Рабина-Переса навязало им соглашения Осло. Когда Ариэль Шарон объявил о разрушении Гуш-Катифа. И теперь, когда коалиция харедим-"Ликуд" хочет изменить политический строй в стране.

Сходство между 1992-м и 2023-м бросается в глаза.

Партия "Авода" выиграла выборы 1992 года благодаря электоральной аварии: партия "Тхия" и еще несколько правых списков ( список рава Левингера и другие) не преодолели электоральный барьер и похоронили четыре мандата. Блок Нетаниягу выиграл выборы 2023 года благодаря электоральной аварии: МЕРЕЦ и несколько центристских списков ( партия Абира Кары и другие) не преодолели электоральный барьер и похоронили четыре мандата. Подобно Рабину и Пересу, Нетаниягу и Дери не принимали в расчет опцию создания правительства национального единства.

Соглашения Осло застали страну врасплох. Избиратель проголосовал за "мистера безопасность" Ицхака Рабина и хотел экономической стабильности и безопасности, не возражая при этом против переговоров с арабскими странами и некоторых уступок. Перес и Бейлин резко свернули влево и вызвали массовый протест.

Избиратель, проголосовавший за "мистера экономика" Биньямина Нетаниягу в ноябре 2022 года, хотел политической и экономической стабильности и личной безопасности. Левин и Ротман совершили резкий демарш с целью изменить политическую систему, и вызвали массовый протест. Расстояние, отделяющее запланированный ими путч от реформы юридической системы, которую поддерживают очень и очень многие, так же велико, как расстояние между Мадридской конференцией и планом автономии, с одной стороны, и признанием ООП, вооруженными террористическими формированиями в Иудее, Самарии и Газе и отступлением к границам 67-го года, с другой. Биньямин Нетаниягу версии 2023 года отличается от Биньямина Нетаниягу двухтысячных, экономиста и либерала, как отличался Ицхак Рабин версии 1993-го. от Рабина 70-х - начальника Генштаба и министра обороны.

Цели, опять-таки, те же.

Основная цель инициаторов соглашений Осло была оставить "Ликуд" на долгие годы в оппозиции и обеспечить власть партии "Авода". Программа Левина и Ротмана призвана обеспечить долгосрочную неограниченную власть блоку харедим - "хардаль" - "Ликуд". Имеется в виду "Ликуд" в его нынешней версии.

И, как и в годы соглашений Осло, власть демонстрирует откровенное пренебрежение и враждебность по отношению к участникам демонстраций протеста. Только, в отличие от Рабина, Нетаниягу фразу "пусть вертятся как пропеллеры" не произносит.

Этот посыл доносят до общества Мири Регев и Тали Готлиб, Симха Ротман и, конечно, Дуди- Картье- Амсалем. Если у тебя есть свора псов, зачем лаять самому ?.

Эзер Вайцман отделался отговорками. Он внимательно выслушивал протестующих, много говорил о единстве и целостности народа и даже предлагал расширить коалицию, но о самом соглашении Осло не высказывался.

Моше Кацав заткнул уши, закрыл глаза и - промолчал.

Ицхак Герцог вышел к своему народу в прайм-тайм и призвал к компромиссу, предлагая конкретные меры.

Нет, это не долгосрочное решение. Комната-бункер тесна и неудобна. Но она служит убежищем в трудную минуту, когда сотрясаются стены дома и грозит обрушиться крыша. Таким убежищем может послужить сегодня Израилю президентский дворец.

Черный - новый оранжевый

В ноябре 2020 года депутат Кнессета Шарен Хаскель подала законопроект с целью ограничить право на подачу апелляций в БАГАЦ. Тогда инициатор закона была депутатом от "Ликуда", год спустя ушла вместе с Гидеоном Сааром в партию "Тиква Хадаша". Хаскель хотела предотвратить распространенную практику, когда радикальные левые организации подавали апелляции с целью задержать строительство в поселениях, а то и разрушить уже построенные дома. Именно эта практика и представляла проблему для правых в годы расцвета судебного активизма Аарона Барака. Не этнический состав Верховного Суда. Не состав комиссии по выбору судей. Практика, позволяющая организациям, не имеющим непосредственного отношения к тем, кто считается пострадавшим, - к примеру, жителям арабских деревень в Иудее и Самарии,- подавать апелляции в Высший суд справедливости. Почему же, в таком случае, Ярив Левин и Симха Ротман продавливают совсем другие изменения ?

Ответ очевиден. Ротман и Левин не соглашаются на предложение президента повременить и попробовать достичь договоренностей, не из-за опьянения властью и не из злобного высокомерия (хотя в отношении Ротмана и это верно). Причина в другом: у них нет времени. У них на голове горит шляпа Арье Дери.

У переворота две основные цели, которые дополняют одна другую. Первая - узаконить коррупцию и закрепить законодательно меры защиты взяточников и махинаторов как на национальном, так и на муниципальном уровнях. См. первый Закон Дери, второй Закон Дери, законопроекты Ариэля Кальнера и Офира Каца, позволяющие превратить квартиры политиков и их помощников в убежища для преступников и склады для ворованного имущества/контрабанды/наркотиков/оружия, ну, как душа пожелает.

Читайте также

Вторая цель - открыть дорогу фундаментализму. Беспрепятственно проводить законы, которые позволят гендерную дискриминацию, предоставить привилегии неработающей части ультраортодоксального сектора и перекроить общественное пространство. См. поправку Смотрича, вынуждающую государство финансировать массовые мероприятия с гендерной сегрегацией, закон Гафни, приравнивающий учебу в ультраортодоксальной ешиве к службе в ЦАХАЛе и так далее, и тому подобное.

Порядок приоритетов не случаен. В последние годы бибисты, полностью подчинившие себе "Ликуд", запустили пропагандистскую машину, чтобы изменить привычные для Израиля критерии. Раньше противники разрушения поселений считались правыми, сторонники, соответственно, левыми. Бибисты изменили определения. Биньямин Нетаниягу, Мири Регев, Мики Захар, Моше Гафни, которые, каждый по-своему, способствовали разрушению Гуш-Катифа, считаются правыми. Шаран Хаскель, Гидеон Саар, Зеэв Элькин и, да, Нафтали Беннет, выступавшие против, записаны в "левые".

Легитимация коррупции, этнический джинн и фундаментализм заняли место идеологии целостности Эрец Исраэль.

Символом борьбы против размежевания был оранжевый цвет.

В нынешней коалиции оранжевый сменился черным, как в сфере религии и государства, так и в сфере морали.

Авторский перевод колонки в "Маариве"

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке