Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье

Мнения

А
А

"Рушится миф о великой державе и мощи армии"

Научный руководитель "Левада-центра" Лев Гудков рассказал об изменении отношения россиян к войне.

Виктор Владимиров
04.12.2022
Источник:Голос Америки
Фото: Getty Images / Contributor

Поддержка войны в российском обществе снижается - таковы результаты опубликованного изданием "Медуза" закрытого соцопроса, проведенного Федеральной службой охраны Российской Федерации (ФСО России). Согласно опросу, за мирные переговоры с Украиной в ноябре выступали около 55% россиян, а за продолжение войны - лишь 25%, хотя еще в июле ситуация была противоположной (57% за продолжение войны и 32% за переговоры).

Можно ли доверять этим результатам? Похожие цифры зафиксированы и в октябрьском исследовании "Левада-центра": за мирные переговоры высказались 57% респондентов (и 27% - против).

Русская служба "Голоса Америки" попросила прокомментировать ситуацию научного руководителя "Левада-центра", доктора философских наук Льва Гудкова.

Виктор Владимиров: Что вы думаете об опросах ФСО, не журналистская ли это легенда?

Лев Гудков: Я ничего толком не могу сказать о них. Потому что не публикуются ни методика, ни выборка, ни то, как проходил опрос, и прочее. Тут возможен неожиданный поворот, что это некие игры спецслужб с целью шантажа, давления на начальство, чтобы выколотить из власти какие-либо преференции. Так КГБ вел себя в советское время, пугая партийную элиту распространением западной пропаганды и ростом антисоветских настроений среди молодежи. Под это дело спецслужба умело выкачивала деньги из кремлевского мешка...

А как результаты "опроса ФСО" коррелируются с вашими данными?

Л.Г.: Данные очень похожи. У нас в октябре соотношение сторонников "партии" войны и сторонников мирных переговоров составляло 36% к 57%. Cтремление прекратить военные действия и начать мирные переговоры преобладало больше чем в полтора раза.

В ноябре эта цифра несколько снизилась. "Партия" войны усилилась до 41%, но все равно большинство (53%) осталось за их оппонентами. Причем, этот процесс очень устойчивый. Начиная с августа, общая картина заметно поменялась. В августе преобладали сторонники войны до победного конца.

Главный фактор, повлиявший на динамику, это, конечно, мобилизация, когда из телевизионной и виртуальной войны ситуация стала касаться всех не только призываемых в армию, но их родителей, родственников. В то, что власти говорят об однократности частичной мобилизации, мало кто верит. По нашим данным, 66% респондентов считают, что на войну будут набирать народ постоянно, чтобы заткнуть дыры на фронте, попытаться избежать явного поражения российской армии или хотя бы замедлить её изгнание с оккупированных территорий. А поскольку никакого чуда-оружия у Кремля не обнаружилось, то, как водится, будут использовать пушечное мясо. И это люди хорошо усвоили.

Можно ли предположить, что очередная волна мобилизации, которую многие прогнозируют, приведет к еще большему усилению наметившихся тенденций?

Л.Г.: Думаю, что да. По крайней мере, сохранится нежелание продолжения войны. Война из блицкрига, как первоначально она программировалась, стала хронической, и люди конца её не видят. Это очень пугает, тем более, что уровень жизни и доходов падает, растет инфляция, возникает угроза безработицы и страх потерять близких и родных. Все это работает в одну копилку - против войны.

Но можно ли здесь говорить о пробудившемся вдруг в людях самосознании, о выработке гражданской позиции?

Л.Г.: В данном случае я бы не стал говорить ни о какой морали. Потому что ни переживаний за содеянное властями, ни сочувствия Украине, в общем, нет, оно проявляется лишь у 10%. Основная масса просто боится за собственное благополучие и безопасность близких, поэтому начинает беспокоиться по поводу будущего. Ни правовое сознание, ни моральные принципы тут не причем. Скорее, проявляется то, что можно назвать эгоистичными или шкурными интересами.

А удручающая ситуация на фронте, утрата у многих веры в успех военной кампании тоже сыграли свою роль при формировании тренда?

Л.Г.: Да, и очень важную. Правдивая информация, несмотря на цензуру и массовые блокировки сайтов независимых СМИ, все-таки как-то доходит до людей. Они все лучше и лучше обучаются, как обходить запреты.

Число пользователей альтернативных каналов информации увеличилось в три раза за время военных действий: с 7-8% до 20 с лишним. Помимо этого очень важным фактором является изменение тональности пропаганды на федеральных телеканалах. Сама по себе идея неминуемой Гааги, трибунала, объявление [парламентами ряда европейских стран] России государством-террористом, преступным государством, действительно заставляет немножко по-другому разговаривать говорящие головы на ТВ - кремлевских клакеров.

Кажется, они начали понимать, что им придется отвечать за свои слова, за пропаганду войны и разжигание вражды и ненависти. Отсюда истерика и агрессивный тон. И для более консервативной части населения, которая постоянно смотрит телевидение и умеет читать между строк, такое изменение тональности - тревожный сигнал. Отсюда возникают претензии к власти - не гуманистического толка, а в связи с большими потерями на фронтах в результате некомпетентности командования, c бардаком, сопровождающим мобилизацию. Люди требуют наказать виновных. Все вместе это, разумеется, меняет отношение к войне. Рушится миф о великой державе и мощи армии…

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке