Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье

Мнения

А
А

Ответ левым, которые проиграли, и правым, которые еще не осознали, что выиграли

Реальность предоставляет нам возможность увидеть, насколько широка пропасть между тем, что происходит порой в студиях, и тем, чем живет улица.

27.11.2022
Источник:Новости недели
Фото: Walla! / Реувен Кастро

Уже много лет не было у нас такой коалиции, как та, что формируется сейчас, - с широким согласием по ключевым вопросам в области права, безопасности, поселенческой деятельности и еврейской идентичности страны. Так что предстоящему правительству не следует ограничиваться косметическими мерами по всем этим наболевшим проблемам.

"Кампейн "Гевалт!" - трудно иначе назвать то, что творят после состоявшихся выборов левые СМИ Израиля. Со всех страниц и эфиров на нас обрушивается шквал истеричных предсказаний: "Здесь все рухнет, от нашей демократии ничего не останется, американцы будут нас бойкотировать, а евреи всего мира предпочтут перейти в христианство, чтобы не называться нашими соплеменниками…" Ну, а молодые израильтяне соберут, конечно же, чемоданы, возьмут в руки польские, литовские, португальские и иные европейские паспорта, чтобы начать новую жизнь в более благополучных странах.

Время от времени реальность предоставляет нам возможность увидеть, насколько широка пропасть между тем, что происходит порой в студиях, и тем, чем живет улица. Раздающаяся со всех сторон пропаганда настолько забивает уши, что приходится прикладывать усилия для того, чтобы лишний раз вспомнить, кого же, на самом деле, предпочла бОльшая часть общественности Израиля, без тени сомнения отправив на свалку историю левацкий МЕРЕЦ, опустив до порога электорального барьера левую "Аводу" и отдав свыше половины своих голосов партиям национального лагеря.

Я слышу коллег, которые говорят о беспокойстве, якобы охватившем после выборов наше общество, и понимаю, что они продолжают плавать в своем собственном пузыре. Пузыре проигравшего меньшинства. Проигравших, конечно, надо уважать, но все-таки не забывать ни на минуту о том, что основная масса населения пожелала чего-то иного, отличного от того, что предлагали они.

А именно - не лоскутное, а однородное правительство национального лагеря, члены которого имеют между собой согласие по 90 процентам повестки дня. Между ними нет споров о будущем Иудеи и Самарии, нет споров по вопросам, связанным с еврейской идентичностью государства, и нет споров о необходимости встряхнуть систему правосудия.

В предыдущих правительствах всегда находились люди, которые при каждом удобном случае вставляли палки в колеса, когда речь шла о принятии судьбоносных решений. На этот раз партии, которые войдут в состав правительства, сходятся во взглядах по очень большому ряду стоящих перед всей страной проблем. И в решении их не может быть отговорок. Чтобы понять это, достаточно оглянуться на предвыборные обещания лидеров каждой из этих партий и предостережения, которыми запугивали избирателей противники этих партий. "Еш атид" и "Авода" яро выступали против ультраортодоксов, против Смотрича, Бен-Гвира и Нетаниягу, но именно их выбрала большая часть израильского общества. Так что у нового правительства есть на руках полный мандат на преобразования, которых ждет от него это общество. Не заниматься косметическим ремонтом, а совершить настоящую революцию во всех важных для государства сферах.

А судьи кто?

Возьмите судебную систему. Ведь понятно, что все, кто голосовал за формирующиеся коалиционные партии, не хотели легкого решения этой проблемы. Они хотели революции, поскольку давно отказывали в доверии нашей правовой системе. Они хотели изменить состав комиссии по отбору судей, хотели, чтобы в Верховном суде работала более политически сбалансированная команда, хотели ограничить возможность судей решать, какой закон, утвержденный высшим законодательным органом страны - кнессетом, им подходит, а какой, по их мнению, нет.

Они, избиратели, понимали, что есть что-то ненормальное в том, что они выбирают депутатов кнессета, отвечающих их мировоззрению, а на следующее утро вдруг обнаруживают, что группа судей, не избранных ими, считает себя умнее и нравственнее людей, посланных в кнессет для законодательной деятельности. То есть орган, избранный меньшинством, по сути нейтрализует позицию большинства!

Другие особо заботливые предупреждают, что отныне ничто не остановит правительство от жестокого обращения с арабами. И все дружно хором повторяют извечный вопрос: при отсутствии сильного Верховного суда, защищающего права меньшинства, кто остановит депутатов кнессета, если они решат убить всех "рыжих"?

Что ж, здесь уместно еще раз упомянуть, что самое широкое и жесткое нарушение прав меньшинства, имевшее у нас место в последние десятилетия, произошло во время так называемого размежевания. Тогда большинство приняло решение поднять белый флаг над домами проживающих в Гуш-Катифе 8500 человек и разрушить их. И Высший суд справедливости, защитник гражданских прав и попечитель меньшинств, не увидел здесь проблемы, не посчитал нужным вмешаться. А позже покойный судья Элиягу Маца объяснил, что БАГАЦ не оказал поддержку бедным жителям Гуш-Катифа, поскольку "это был политический акт, приемлемый для большей части общества".

Нет никаких сомнений в том, что "большая часть общества", пришедшая в этот раз на избирательные участки, проголосовала за революцию в области подобных рассуждений. И любое отступление от данных правым лагерем обещаний будет встречено разочарованием и воспринято как грубое неуважение к избирателю.

Форпосты: заморозить или строить?

А теперь подумаем: что происходит в сфере поселенческой деятельности. Лидеры правых годами следовали нарративу левых, когда обещали накануне выборов, что не будут эвакуировать поселения на территориях. Простой поиск в Google показывает такие обещания Нетаниягу в 2009, 2013, 2015 и 2019 годах. Однако почему нужно довольствоваться только этим? Почему не возвести новые поселения? Потому что левая пресса заголосит, что это ужасно? Или потому что осудят США?

Когда я прочитал на днях сообщение о том, что Нетаниягу объяснил Смотричу, что необходима сдержанность, то не мог не вспомнить время, когда эта его сдержанность привела к полному замораживанию строительства в Иудее, Самарии и Иерусалиме. Но почему сейчас формирующемуся составу правительства не вернуться к сионизму прошлых времен? Иначе зачем мы пошли на выборы и избрали абсолютно правое правительство?

Мы услышали также о том, что "высокопоставленный сотрудник службы безопасности выражает опасение относительно серьезного ухудшения безопасности" в случае назначения Бецалеля Смотрича на должность министра обороны. Обеспокоенность этого высокопоставленного чиновника связана с мнением должностных лиц палестинской администрации, которые с тревогой следили за выборами в Израиле и теперь боятся возобновления поселенческой деятельности, размещения израильских сил безопасности у гробницы Йосефа и выдачи разрешений на строительство новых форпостов и сельскохозяйственных ферм в Иудее и Самарии.

Не знаю, как это мягко сказать, но при всем уважении к палестинцам и к нашему высокопоставленному силовику, мы пошли на выборы именно для того, чтобы как раз выполнить все эти задачи. И не только эти. Правые партии постоянно говорят о незаконном захвате палестинцами территорий в зоне С. Захвате, который на самом деле способствует созданию палестинского государства, душит еврейские поселения и цепляется за важные оси передвижения в этом районе. Только за один год, при правительстве Беннета-Лапида, палестинцы захватили более 7200 дунамов земли. Нет никаких причин для того, чтобы новое правительство не приняло бы на своем первом заседании решение о сносе 5385 незаконных построек, возведенных за первый год правления "правительства перемен" при попустительстве министра обороны Бени Ганца.

Сколько гоев нужно Израилю?

Оставим на минуту в стороне еще один вопрос, обсуждаемый в эти дни политиками и прессой: что делать с параграфом Закона о возвращении, касающимся внуков евреев? Зададим вопрос по-другому: почему не заняться изменением этого Закона, если мы постоянно рассматриваем другие законы Государства Израиль и вносим в них поправки, соответствующие новому времени? Тем более, что Закон о возвращении является одним из важнейших для дальнейшего существования нашего государства как еврейского?

В течение многих лет мы впускали в страну толпы людей, являющихся дальними родственниками евреев - внуков, супругов внуков, правнуков, детей от предыдущих браков и многих других. Тот, кто считает, что Закон о возвращении заслуживает отмены и что Государство Израиль должно стать государством для всех его граждан, проиграл, на самом деле, нынешние выборы. Но те, кто считает, что этот закон важен, а среди левого лагеря таких, конечно, немало, должны объяснить, почему, например, следует продолжать предоставлять израильское гражданство нееврейке, являющейся вдовой нееврея, чей дедушка был евреем, и разрешить ей привести сюда своего нового супруга, тоже гоя, который привезет с собой еще своих детей-гоев от предыдущего брака, и преподнести всей этой группе израильским гражданство?

Я слышу опасения, что это оттолкнет от Израиля еврейство диаспоры. Несомненно, евреев диаспоры надо всячески приближать, но при чем тут гои диаспоры? Вот уже на протяжении многих лет большинство репатриантов в Израиле вовсе неевреи. Коби Нахшони опубликовал на днях на странице интернет-сайта Ynet поразительные данные, собранные научно-информационным центром Кнессета: 72 процента репатриантов 2020 года из стран СНГ не являются евреями. В 1990 году такой показатель составлял всего 7 процентов. Вы понимаете, по какому склону мы скатываемся?

Конечно, те, кто уже приехал сюда и получил израильское гражданство, -уже часть нашего общества, и нужно приложить все усилия, чтобы они успешно влились в него, прошли, кто хочет, гиюр. Но продолжать завозить сюда все новых и новых неевреев? И думать о том, что смена политики в этом вопросе навредит еврейскому народу? А как вообще такой массовый заезд неевреев может быть оправдан рамками Закона о возвращении, предназначенного, прежде всего, для репатриации в Израиль евреев?

Между тем, количество дезинформации и истерии, которые распространяются сейчас по этому вопросу, просто безумно. Мой друг и коллега Бен Каспит написал, к примеру, на страницах "Маарива", что призыв изменить параграф о внуках вызывает беспокойство и равносилен "разрушению статус-кво, священных принципов, на которых была построена эта страна. Изобретение нового сионизма. Это - водораздел, который сразу превратит Израиль из просвещенного, открытого, либерального, гостеприимного и дружественного еврейского государства в закрытое, темное и изолированное государство Галахи. Это не меньше, чем нападение на принципы сионизма и волю его отцов-основателей".

Очень тяжелые слова. Но чем Каспит объясняет невозможность изменения закона? "Я спрашиваю себя, кто будет служить в Армии обороны Израиля вместо тысяч солдат, репатриировавшихся в Израиль согласно параграфу о внуках? Кто будет служить в резервистских частях? И кто заменит десятки и сотни похороненных на военных кладбищах по всей стране?" И добавляет, имея в виду тех, кто предлагает изменить закон: "Я надеюсь, что они предоставят ЦАХАЛу какую-то замену и обеспечат страну высокими технологиями, продвинутой медициной, наукой, культурой и музыкой". Но это звучит, на самом деле, печально. Потому что Бен Каспит считает, что Государство Израиль превратилось из еврейского государства в компанию по трудовым ресурсам, которая ввозит сюда музыкантов и врачей-иноверцев с той лишь целью, чтобы они использовались как пушечное мясо во время службы в ЦАХАЛе или, не дай Б-г, военных действий.

Но у Бен Каспита имеется и другое обоснование. "Одним из принципов, которыми руководствовались в первые годы существования государства авторы Закона о возвращении, была нацистская расовая теория. Каждый, кого нацисты отправили бы в газовые камеры, заслуживает того, чтобы отправиться в Государство Израиль". Однако этот аргумент не имеет, на самом деле, под собой никакой почвы. Закон о возвращении, как и параграф о внуках, был принят независимо от политики нацистов. Это народная легенда, которую многие любят цитировать, но я рекомендую прочитать на этот счет поучительную статью эксперта по иммиграционной политике доктора Натанеля Фишера, которая была опубликована в журнале "Ха-шилоах". Доктор Фишер приводит целое собрание цитат, услышанных из уст тех, кто принимал этот закон. Из этих цитат следует, что должностные лица, представляющие весь политический спектр тогдашнего израильского общества, были глубоко обеспокоены еврейским характером молодого государства и еврейским происхождением новых репатриантов, и вовсе не предполагали ситуацию, аналогичную той, что происходит сейчас. Так что нынешняя коалиция должна, пока не поздно, исправить эту ситуацию - чутко, не без общественной дискуссии, но определенно исправить.

Я верю своим левым друзьям, которым трудно подумать об Итамаре Бен-Гвире как о министре. Но я хочу им кое-что сказать. Среди нас тоже было немало людей, которые с трудом воспринимали мысль о Мейрав Михаэли и Ницане Горовице как о министрах. Но результаты выборов показали, кого общество хочет видеть министрами, и с этим ничего не поделаешь. В течение многих лет национальный лагерь боялся продвигать в жизнь свое мировоззрение и мировоззрение большей части избравшего его общества. Пришло время реализовать, наконец, желания большинства.

Источник - Маарив

Перевод - Яков Зубарев

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке