Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель-Авив
+30+23
Иерусалим
+31+20

Мнения

А
А

Вы не поверите, как делаются дела в комиссии по назначениям

Тревожные размышления о структуре, обладающей огромной властью, которая принимает решения по телефону и не имеет никаких критериев.

09.08.2022
Источник:Новости недели
Фото: Depositphotos

Комиссия по назначениям высокопоставленных государственных служащих отказалась утвердить профессора Юваля Эльбашана на пост генерального директора Ведомства национального страхования. Текст соответствующего решения, подписанного председателем комиссии судьей в отставке (в прошлом - председателем окружного Хайфского суда) Бильхой Гильор, должен шокировать каждого грамотного человека. Но прежде, чем объяснить почему, выскажу два момента.

Первый - профессор Юваль Эльбашан мой друг. Второй - сей факт не имеет в данном случае никакого значения, поскольку я не собираюсь здесь доказывать, что он достоин управлять "Битуах леуми". Я не разбираюсь в этом вопросе и не претендую на то, чтобы определять, кто подходит на эту должность, а кто нет. Так почему же я считаю, что история с его дисквалификацией комиссией во главе с судьей Гильор так важна? Да потому, что эта история не об Эльбашане. На самом деле она демонстрирует скандальную ситуацию принятия решений о самых высоких назначениях. И еще раз показывает, что нашей жизнью управляют никем не избранные, никем не курируемые чиновники, получившие право делать все, что им заблагорассудится.

Я принимаю тот факт, что граждане Израиля выбирают во власть общественных представителей. Значит, они оказали им доверие. И если эти представители - в данном случае нынешний премьер-министр Яир Лапид и министр благосостояния Меир Коэн - считают, что Юваль Эльбашан является подходящим кандидатом для управления Ведомством национального страхования, значит, у них есть основание и право так считать. Таково мое мнение. Это ничуть не отличается от того, как вопреки решению той же комиссии по назначениям экс-министр обороны Амир Перец был назначен председателем совета директоров концерта "Авиационная промышленность", а бывший гендиректор министерства юстиции Шами Пальмор стал председателем совета директоров Электрической компании. Судья Алекс Штейн хорошо сказал, когда отклонил петицию "Движения за качество власти": "В конце концов, ответственность за назначение г-на Переца несет министр обороны, а не комиссия, и успех или неуспех мистера Переца на этом посту - в том числе, успех или неуспех министра, а не комиссии".

Отказ назначить Юваля Эльбашана главой "Битуах леуми" комиссия обосновала тем, что считает очень значительным ведомство с бюджетом в десятки миллиардов шекелей, которое занимается важнейшими для всех нас социальными проблемами. Все верно. И ничуть не подлежит сомнению, что назначение генерального директора столь важного ведомства действительно требует серьезного рассмотрения. Но что выясняется на поверку? Что комиссия, для которой это назначение важно и значимо, не удосужилась даже собраться для его обсуждения. Решение об отводе кандидатуры Эльбашана было принято в телефонном (!) разговоре между членами комиссии. Как бы дико это ни звучало, но именно так принимаются у нас решения о назначениях на руководящие должности. Узнав об этом, я был шокирован и обратился к судье Гильор, чтобы понять, скольких соискателей высоких постов обсуждали таким образом - по телефону - в тот день. Вы сидите? "Ну, около тридцати", - услышал я в ответ. Повторяю: тридцать кандидатур на разные руководящие должности обсуждались в один день в одном телефонном разговоре! Вы когда-нибудь представляли себе, что так работает комиссия, которая решает судьбу деятельности того или иного важного государственного учреждения, а значит, и наши судьбы?!

Идем дальше. Мы говорили о том, что решения принимают члены комиссии? Тогда еще одна интересная деталь: членов этих - трое, но на документе о дисквалификации Эльбашана почему-то подписался только один. Точнее, одна: судья Бильха Гильор. Имена двух других даже не упоминаются. Профессор Юваль Эльбашан был вынужден направить комиссии письмо с требованием сообщить, кто те люди, которые обсуждали его дело и определили, что он не подходит для назначения. Выяснилось, что это профессор Уди Нисан и адвокат Нурит Эльштейн. Увидев их имена, Эльбашан понял: его предположение о том, что у одного из них есть конфликт интересов, небезосновательно. Если бы он заранее знал о составе комиссии, то был бы вправе попросить отвода данного члена комиссии, но у нас ведь все происходит под завесой секретности, и кандидат понятия не имеет, кто принимает решение, касающееся лично его.

Но и это еще не все. Комиссия Гильор опубликовала официальное сообщение об отклонении кандидатуры профессора Эльбашана в начале июля, но передала Ювалю Эльбашану документ с обоснованием данного решения только через некоторое время. То есть комиссия дисквалифицировала кандидата, не обменявшись с ним ни словом, не дав ему возможность высказать свою точку зрения. И вот ее ответ на мой запрос: "Комиссия не приглашает на собеседование лица, чьи кандидатуры рассматриваются, но им представляются все нужные материалы". Замечательно! Может быть, стоит применить этот принцип и к судебной системе, в которой работала Гильор? Зачем созывать стороны и заслушивать их в суде? Есть исковое заявление, есть ответчик, так приступайте сразу к выносу судебного решения!

Решив апеллировать к Верховному суду, Юваль Эльбашан попросил комиссию предоставить ему протоколы заседания - и получил на руки документ за подписью той же судьи Гильор. Я обратился в приемную комиссии, спросил, записывала ли машинистка протокол телефонной беседы по вопросам назначения Эльбашана, и услышал "нет".

В своем решении судья Гильор написала, что кандидат не соответствует требованиям, предъявляемым к должности генерального директора Ведомства национального страхования. На каком основании она сделала такое заключение, непонятно, поскольку из резюме профессора Эльбашана следует, что он, помимо большого опыта в юриспруденции, имеет и солидный административный опыт: в 1997 году основал и возглавил юридический отдел ассоциации социальных прав "Ядид"; в 2000 году - отдел прав человека в Академическом центре права и бизнеса в Рамат-Гане; в 2003 году - Центр юридического образования в области прав человека и социальной ответственности при Еврейском университете со штатом в 14 человек и бюджетом в 2 млн шекелей. С 2007 года профессор Эльбашан руководит фондом, охватывающим 72 реабилитационных и диагностических центра по всей стране - с 550 сотрудниками и годовым бюджетом в 110 млн шекелей. Другими словами, необходимый профессиональный минимум для управления в течение пяти лет учреждением социальной направленности, у профессора есть.

Я обратился к судье Гильор и попросил ее указать источник практики, на которой основано телефонное решение комиссии. Вы не поверите: она такого не знала! И это делает процесс номинации на важные должности еще более бредовым. Приходит министр, выбирает на вакантную должность человека, поскольку считает его подходящим, а затем председатель комиссии по назначениям объясняет ему, что назначить этого кандидата невозможно! При этом судья Гильор рассказывает о поступившем в комиссию "анонимном заявлении", согласно которому работа проф. Эльбашана в объединении "Ядид" не включала в себя управленческих аспектов. Госпожа судья обратилась к профессору, и тот заявил, что это ложное утверждение. Но его ответ, как видим, не удовлетворил судью. И это весьма удивительно. Ведь будь у нее желание проверить справедливость анонимки, она бы это, конечно, сделала. Или попросту порвала ее. Но нет! "Члены комиссии были впечатлены многогранной общественной деятельностью профессора, а также страстным его стремлением к социальным улучшениям, к установлению равенства прав и правовой помощи, особенно для слабых слоев населения", - написала она в своем решении: Так, значит, выбор премьер-министра и министра благосостояния верен?! Однако затем судья записывает сбивающее с толку предложение о том, что принятие решения "было сложным". Почему сложным? Что такого сложного? И если это действительно сложный вопрос, то почему не оставить его на усмотрение министра - человека, ответственного за это назначение?

В официальном ответе комиссии говорится: "По кандидатуре г-на Эльбашана было долгое и исчерпывающее обсуждение. Оно не закончились 30 июня, и на 3 июля было назначено новое, внеочередное заседание, на котором также обсуждались еще несколько кандидатур. По окончании внеочередного слушания всеми членами комиссии было принято окончательное решение. Все решения комиссии подписывает ее председатель. Подразумевается, что решения принимаются единогласно. Если существует мнение меньшинства, оно фиксируется в тексте решения".

...На заре своей деятельности Государство Израиль из-за опасения назначений на важные должности недостойных людей учредило орган, который должен был стать своего рода общественным контролером. А что мы получили на самом деле? Комиссию, обладающую огромной властью, которая действует в обстановке полной секретности, без публичных рассуждений и объяснений, у которой нет четких критериев работы. Может быть, пришло время распустить комиссию и вернуть право назначения тем, кого выбрала общественность?

Источник - Маарив

Перевод - Яков Зубарев



Использовано стоковое изображение от Depositphotos

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке