Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель-Авив
+30+25
Иерусалим
+29+18

Мнения

А
А

Предвыборная экономика и проблемы израильского хайтека

В Кнессете 24-го созыва депутаты чересчур увлеклись политической борьбой, забыв о народе, который они представляют.

01.07.2022
Источник:NEWSru.co.il
Фото: пресс-служба Кнессета / Ноам Москович

Если кто-то забыл предыдущие четыре раунда выборов в Кнессет, стоит напомнить, что с начала предвыборного периода и до формирования нового правительства главной фигурой экономики страны становится юридический советник правительства.

Любой указ, любое соглашение, фактически любое решение правительства, имеющее экономическую составляющую, должно в этот период получить санкцию юридического советника. Гали Бархав-Миара должна оценивать, можно ли вести переговоры о новом коллективном трудовом договоре с учителями (можно, но осторожно) и не является ли предвыборным злоупотреблением договор министерства сельского хозяйства с заводчиками крупного рогатого скота и молокозаводами.

Впрочем, стоит отметить, что, зная об ограничении, явных поползновений использовать государственные ресурсы для откровенно популистских шагов пока не наблюдается, однако у этого есть своя цена. Во-первых, часть даже здравых инициатив, которые можно было бы провести и в предвыборный период, откладываются, а реализация даже тех, которые в итоге утверждаются, занимает лишнее время.

Пока же в Кнессете разыгрывается сцена из анекдота про человека, который готов вырвать себе глаз, если соседу вырвут оба. Обычно после принятия решения о роспуске Кнессета, но до последнего голосования, депутаты стараются утвердить в итоговом чтении или хотя бы провести в первом чтении законопроекты, по которым нет политических разногласий. Однако в Кнессете 24-го созыва депутаты чересчур увлеклись политической борьбой, забыв о народе, который они представляют. В заложники взяты будущие пользователи метро в Гуш-Дане, израильтяне, которые хотят ездить в США без визы, ликвидаторы аварии на Чернобыльской АЭС и т.д. Зато народные избранники проголосовали за повышение финансирования партий, ведь после четырех предвыборных кампаний за предыдущие два года партии оказались в глубоких долгах.

Что касается закона о метро, немалая вина в том, что он стал заложником ситуации, лежит на спикере Кнессета Мики Леви, исключившем значительную его часть из Закона о государственном регулировании, и на Мейрав Михаэли, у которой было достаточно времени на его продвижение и после принятия закона о госрегулировании. К сожалению, лидер "Аводы" практически никак себя не проявила на посту министра транспорта. После года в кресле министра ее наследием останется вступающая в силу 1 августа реформа тарифов в общественном транспорте (полезная, но основанная на министерских указах, то есть легко поддающаяся отмене/коррекции в тех ее частях, которые предусматривают единые тарифы для всей страны) и мемы, такие как обещание изменить температуру в железнодорожных вагонах. Принятое в начале каденции решение о перераспределении бюджетов в пользу общественного транспорта не было подкреплено способностью добиваться продвижения проектов. Представленная же на прошлой неделе программа снижения дорожного трафика на 5% будет забыта сразу после выборов, поскольку является даже не потемкинской деревней, а ее рекламой. Программа являет собой набор инициатив, в котором перемешаны давно предлагавшиеся, но требующие политической воли (создание надмуниципальных транспортных управлений), и совсем абсурдные (ввоз иностранных водителей автобусов). Этот набор не согласован ни с органами местной власти, ни с профсоюзами, ни с другими структурами, от которых зависит реализация программы. Более того, пара достаточно здравых идей, которые пыталась продвинуть специальная комиссия по разработке промежуточных решений, таких как рассредоточение времени прибытия военнослужащих на базы, в итоге даже не дошли до программы. Никто в министерстве не удосужился обсудить этот вариант с министерством обороны и проверить возможность его реализацию.

Если отвлечься от политических баталий и забастовок, важной темой последних недель в экономических СМИ стала череда увольнений в израильском секторе высоких технологий, последним событием в которой стало закрытие НИОКР-центра (НИОКР - научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) китайского интернет-гиганта Alibaba и увольнение его 50 сотрудников. Наиболее драматические заголовки говорят о "глубоком кризисе в хайтеке" и вспоминают кризис "доткома", однако на самом деле все гораздо менее плачевно. Увольнения и сокращения касаются стартапов, не успевших запастись капиталом в предыдущие два года или осознавшие, что запасенного капитала не хватит до выхода на уровень рентабельности. Еще одна категория, которая может попасть под сокращение - НИОКР-центры иностранных корпораций, которые не являются частью ядра корпорации, как это произошло в случае с Alibaba. При этом беспокоиться о большей части уволенных не стоит. По словам рекрутеров, за ними выстраивается очередь. Последние данные ЦСБ говорят о небольшом сокращении дефицита специалистов в хайтеке, но и здесь стоит отметить, что часть пустовавших длительное время вакансий заполняется не только уволенными, но и репатриантами последней волны из Украины и России.

Израильский хайтек давно не тот, что был 20-25 лет назад, и пока что не дает повода для беспокойства. Однако это не означает, что в нем нет проблем, по поводу одной из которых на минувшей неделе высказался бывший глава национального совета по экономике профессор Юджин Кандель.

В Израиле на текущий момент сосредоточены НИОКР-центры более чем 400 международных корпораций, в которых работают около 70 тысяч специалистов. Однако, как отмечает Кандель, если еще десять лет назад в Израиле каждая ставка инженера в секторе высоких технологий создавала два сопутствующих рабочих места с достойной зарплатой в смежных или обслуживающих сферах, то теперь этот коэффициент в израильском хайтеке составляет 0,8 рабочего места, а если брать только НИОКР - 0,3 рабочих места. То есть иностранные корпорации, используя дефицитный ресурс (израильских специалистов), приводят к резкому повышению зарплат в хайтеке, однако государству платят фактически только налог с зарплат, не делая реальных инвестиций в производство и в обслуживание. Более того, в последнее время примеру глобальных корпораций начали следовать и израильские компании.

Но как бы ни был привлекателен бренд "стартап-нации", экономика - это не только хайтек. В некотором роде можно говорить о сценарии "голландской болезни", где НИОКР-центры играют роль месторождений нефти и газа. Они приводят к росту цен на "сырье" (зарплаты в хайтеке) и к оттоку специалистов из других отраслей. Как следствие - в стране образуется нехватка архитекторов, инженеров-электриков, инженеров-строителей и т.д., то есть тех, кто должен строить дома и офисы, прокладывать дороги, возводить электростанции. Они приводят к резкому укреплению национальной валюты и к другим симптомам, из-за сочетания которых в итоге начинают страдать "несырьевые" отрасли.

Все вышесказанное, разумеется, не означает, что государству надо препятствовать открытию в Израиле НИОКР-центров. Скорее оно должно искать способы заинтересовать корпорации не ограничиваться открытием таких центров, а дополнять его производством, поощрять компании, которые обеспечивают создание дополнительных достойно оплачиваемых рабочих мест вне хайтека.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке