Zahav.МненияZahav.ru

Понедельник
Тель Авив
+19+10

Мнения

А
А

Офицер и джентльмен

Именно так неоднократно характеризовал Авигдор Либерман своего соратника и единомышленника Рехавама Зеэви, убитого террористами 12 лет назад.

Rehavam Zeevi gandi
Фото: Getty Images

Именно так неоднократно характеризовал Авигдор Либерман своего соратника и единомышленника Рехавама Зеэви, убитого террористами 12 лет назад.

В речи, посвященной трагической гибели Ганди, глава Комиссии по иностранным делам и обороне Авигдор Либерман напомнил о вкладе этого блестящего политического и военного деятеля в безопасность и благополучие Израиля.

«12 лет прошло с того момента, как профессор Шмуэль Шапира прочитал сообщение, ставшее сильнейшим шоком для всех нас. «С огромной печалью я вынужден сообщить о смерти министра Зеэви», сказал он, - вспоминает Авигдор Либерман. - Очень быстро шок сменился чувством тяжелой потери. Я лишился друга и партнера, злодейски застреленного террористами. Убийство прервало 59 лет служения Рехамвама Зеэви (Ганди) своей стране и народу».
 
Либерман перечислил вехи жизненного пути Ганди, его блистательной военной и политической карьеры. В возрасте 16 лет Рехавам вступил в ПАЛЬМАХ. Он участвовал во всех войнах Израиля и на всех фронтах. Во время Войны за независимость был командиром взвода и разведчиком в ПАЛЬМАХе. Участвовал в боях в долине в Бейт-Шеан, за кибуц Мишмар ха-Эмек, в Верхней Галилеи, Негеве и Иудее. С расформированием ПАЛЬМАХа стал одним из основателей современной израильской армии.

Был офицером Северного округа и одним из выпускников первых офицерских курсов ЦАХАЛа, командующим 13-м батальоном в бригаде "Голани", старшим офицером разведки штаба Южного округа, начальником штаба Южного округа, командующим Центральным округом, начальником оперативного отдела генштаба. Зеэви разработал и осуществил ряд успешных военных операций в Иорданской долине по ликвидации террористических формирований.

Ганди был не только блестящим командиром.

«Он был еще и великолепным стратегом. Вскоре после ухода из армии он предупреждал об опасности новой арабской военной авантюры и фактически предсказал войну Судного дня», - сказал Либерман.

Во время встречи с Моше Даяном, занимавшим пост министра обороны, Ганди сказал: "Меня не оставляет ощущение скорой неизбежной войны". Даян проигнорировал его предупреждение. Через несколько дней началась война Судного дня – одно из самых драматических событий в истории Израиля, навсегда отпечатавшееся в коллективной памяти народа». Война изменила планы Ганди – он вернулся в армию и стал помощником начальника генштаба. Жизненный путь Зеэви неоднократно пересекался с жизненным путем другого выдающегося политического и военного деятеля Израиля, подчеркнул Либерман, - Ицхака Рабина.

Недавно мы отмечали 18-летие убийства Ицхака Рабина. По мнению многих историков, двух этих людей разделяет пропасть. Возможно, так оно и есть, но намного важнее то, что их судьба ближе их взглядов. Оба они служили в ПАЛМАХе, их пути пересекались – и в армии, и в Кнессете.

Рабин был командиром первого курса по подготовке командиров ЦАХАЛа, в котором участвовал и Ганди. "Яркий индивидуалист, быстро и точно схватывающий ситуацию, он прекрасно подходит для роли, к которой его готовят", - дал ему характеристику Рабин.

Заняв пост премьер-министра в 1974 году, Рабин назначил Ганди советником по борьбе с террором, а спустя несколько месяцев – специальным советником по вопросам разведки, что вызвало недовольство ряда политиков и журналистов. «При этом даже противники Рехавама Зеэви признавали его уникальные способности,- сказал Либерман.»

«Нельзя не признать, что Ганди идеально подходит на данную роль. В области организации разведывательной деятельности ему нет равных», - писал в мае 1975 года Кармель. После соглашения с Египтом о разъединении войск в 1976 году Ганди подал в отставку. Его пути с Рабином вновь пересеклись после выборов в 1988 году».

Ганди часто представляют врагом мира, но это ложь. По словам Либермана, он был привержен идее мира, но не позволял себе оказаться во власти иллюзий.

«Одна из главных проблем, с которой столкнулся Ганди, - попытка внести раскол в общество на фоне переговоров с ООП. Он выступил против искусственного разделения на "миротворцев" и "противников мира», - сказал Либерман, приведя в качестве примера выступление Ганди в Кнессете на фоне набирающих силу попыток договориться с Арафатом.

«Я вижу себя, как человека, стремящегося к миру, как еврея, израильтянина и сиониста. Мне не нужно читать проповеди о мире ... Война это ад, страх, ужас и боль. Я хочу мира. Израиль стремится создать развитое общество с современной экономикой и высоким уровнем культуры, и отчаянно нуждается в мире ...", - сказал, выступая в Кнессете, Зеэви. - Тем не менее, он подчеркивал необходимость анализировать и учитывать уроки истории. Сегодня, как никогда, важно это наставление. Концепция "территории в обмен на мир", положенная в основу соглашения Осла, потерпела неудачу, однако многие люди остаются ее заложниками, ведя народа к новым испытаниям. Мир возможен только при определенных условиях, и Ганди назвал эти условия в своей блестящей речи в Кнессете. Слабый Израиль всегда будет восприниматься, как легкая добыча в глазах арабских правителей. Мир возможен только в ситуации, когда Израиль сохраняет свою силу, а сила измеряется не только количеством танков, самолетов и дивизий. Сила, прежде всего, – в территории, которой мы обладаем, стратегическая глубина; позиции, позволяющие нам контролировать ситуацию в Иудее и Самарии. В 1987 году, когда стала обсуждаться тема проведения международной мирной конференции, Зеэви написал, что "террор и насилие проистекает из самой доктрины ООП".

Это его определение, по словам Либермана, сохраняет актуальность и сегодня. «До тех пор, пока палестинское руководство будет сохранять верность идеологии, отрицающей право Израиля на существование, как еврейского государства, и поощрять террор, мир остается недостижимым! Ганди был человеком мира, менее всего он жаждал войны. Тем не менее, он хорошо отдавал себе отчет в существующих реалиях, и его оценки и анализ очень важны для понимания проблем безопасности Израиля и его граждан. Он оставил очень значимое интеллектуальное наследство будущим поколениям, и мы обязаны его использовать. При этом он предупреждал, что ответственность за будущее страны лежит на каждом из нас».

Он напомнил о решении Ганди выйти из состава правительства в 2001 году. «Я хочу коснуться момента, очень важного для меня лично. Ганди был не только блестящим командиром и организатором, он был человеком необычайно высокой эрудиции, а его настольной книгой был ТАНАХ. Мы (блок «НДИ-Национальное единство») вошли в правительственную коалицию во главе с Ариэлем Шароном в марте 2001 года. Зеэви не скрывал своих опасений, но когда решение было принято был готов работать в правительстве в полную силу. В правительстве Шарона Зеэви получил пост министра туризма и с головой окунулся в работу: любовь Ганди к истории, географии, природе Эрец-Исраэль способствовали его успешной работе. Однако в октябре того же года, спустя семь месяцев и перед его гибелью, мы вынуждены были выйти из коалиции. На последнем заседании правительства, перед тем, как мы представили главе правительстве письмо о выходе из правительства, он сказал: "Мой принцип в том, что ради единства необходимы уступки. Но вопрос, почему именно мы (противники уступок палестинцам) должны постоянно уступать?". После того, как мы вышли из комнаты, где проходило заседание правительства, я испытывал сомнение в нашей правоте. Он почувствовал это и произнес фразу из Торы: "И было в те дни, когда вырос Моше и вышел к братьям своим, и увидел их тяжкий труд..." (Шмот 2).

Я спросил, что он хочет этим сказать. Зеэви ответил: "Взгляни, евреи испытывают страдания; их забрасывают камнями, террор набирает силу, мы уступили Хевронское нагорье, поселенческая деятельность сворачивается, земля скудеет, строительство сокращается. А мы будем сидеть в своих офисах, получать хорошие зарплаты, проводить бесконечные заседания, совещания и конференции, как будто все замечательно и ничего не происходит?! Мыслимо ли это?! Это то, чего ожидают от нас, людей, стоящих у власти?!".

Цитата из Торы относилась к Моисею, который не мог оставаться во дворце фараона, наслаждаясь всевозможными благами, когда его народ страдал от бедствий и несчастий. Его слова окончательно убедили меня в правильности нашего шага. Таков был подлинный Ганди.

Это была одна из наших последних бесед, последний шанс почерпнуть нечто важное для себя из его знаний и умения анализировать реальность. Спустя 12 лет после его трагической гибели мы можем и должны обращаться к его наследию. У всех нас есть чему поучиться у него.

Да отомстит Бог за его кровь!».

Источник: zahav.ru

Метки:

Читайте также