Zahav.МненияZahav.ru

Четверг
Тель Авивהביל
+30+24

Мнения

А
А

Что мешает решить проблемы безопасности на Ближнем Востоке

Израиль старается, чтобы противостояние с Ираном не выходило из серой зоны между войной и миром, используя тайные операции для достижения своих целей.

19.06.2022
Израильские самолеты F-15. Фото: пресс-служба МО Израиля

После месяцев раздумий президент США Джо Байден все-таки принял решение отправиться в Саудовскую Аравию на встречу с наследным принцем Мухаммедом ибн Салманом. Его первый президентский визит на Ближний Восток приходится в непростое время обострения отношений: антииранские ястребы в Персидском заливе и Израиль хотят, чтобы Вашингтон вышел из переговоров по ядерной сделке и напрямую противостоял Ирану. Но в реальности военное решение в отношении ядерной сделки невозможно.

Как отмечает Middle East Eye, требование израильских чиновников о региональном военном наращивании против Ирана навевают воспоминания об "арабском НАТО", о котором говорили в период президентства Дональда Трампа. Концепция так и не была реализована и вряд ли бы смогла сдержать Иран от активности по всему региону, не говорят уже о том, чтобы убедить Тегеран отказаться от ядерных амбиций.

Призывы к усилению американского военного присутствия на Ближнем Востоке тоже не соответствует реалиям в Вашингтоне. Начиная с Барака Обамы все последующие президенты США стремились сократить свои обязательства в регионе, предоставив возможность местным игрокам решать вопросы безопасности. Для нынешней администрации Ближний Восток не может стать фактором, который отвлечет жизненно-важные геостратегические ресурсы от Азиатско-Тихоокеанского региона.

Иранское ядерное соглашение станет первым шагом на пути создания основы для позитивной региональной интеграции не вокруг общих врагов, а вокруг общих угроз и интересов. В идеале Вашингтон хотел бы увидеть развитие региональной системы безопасности, которая бы включала Иран, а на смену конфронтации между государствами Персидского залива и ИРИ пришло бы прямое взаимодействие.

Военный бюджет

Сейчас США едва ли расширят свой военный контингент, насчитывающий 50 тыс. военнослужащих в районе, подконтрольном Центральному командованию. Тем не менее непропорциональная доля военного бюджета (около $6 млрд ежегодно, не считая $2,7 млрд, получаемых Афганистаном) по-прежнему направляется на Ближний Восток, хотя операции в Ираке и Афганистане завершены. Израиль - во главе списка бенефициаров: с 1946 года он получил $146 млрд американской военной помощи.

Несмотря на то, что США пытаются сократить свое участие в делах региона, они все еще оплачивают счет за региональную безопасность. Американские военные технологии стоимостью десятки миллиардов долларов ежегодно предоставляются региональным партнерам. Миссии по наращиванию возможностей США продолжают выполняться. Однако США так и не смогли создать в регионе самодостаточную систему безопасности, которая, по крайней мере, в военном отношении могла бы действовать без участия США.

Со стратегической точки зрения для Ближневосточного пакта безопасности нет общих оснований и доверия. Для Ирака, Катара, Кувейта и Омана Иран - неотъемлемая часть региональной инфраструктуры безопасности, который должен быть вовлечен во все процессы. Однако в более широком смысле восприятие угроз и понятия безопасности значительно отличаются у разных арабских государств и Израиля.

Даже если небольшая группа государств, включая Саудовскую Аравию, Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн и Израиль согласятся с тем, что Иран - "величайшая угроза региональной безопасности и стабильности", пути и способы, которыми они готовы решать вопрос, значительно различаются. Ни одно из государств Персидского залива не захочет рисковать военной эскалацией с Ираном, потому что так они окажутся на передовой и им придется испытать на себе мощь иранского возмездия. Организованные в 2019 году Ираном атаки на нефтегазовую структуру Залива продемонстрировали уязвимость государств ССАГПЗ.

Даже Израиль, который, по крайней мере, на словах самый жесткий антииранский лоббист в регионе, крайне уязвим перед иранским ответом. Несмотря на недавние учения израильской армии и усиление возможностей военно-воздушных сил, нельзя не признать, что любой удар по объектам иранской ядерной программы будет иметь крайне ограниченный военный эффект, да и стоить будет невероятно дорого. Неудивительно, что Израиль старается, чтобы противостояние с Ираном не выходило из серой зоны между войной и миром, используя киберсредства и тайные операции для достижения своих целей.

Проблемы с доверием

Отсутствие глубокого доверия между ближневосточными государствами, в том числе и членами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, говорит о том, что военная интеграция и обмен разведданными практически невозможен. Хотя декларация "Аль-Ула", в которой говорится о снятии блокировки с Катара Саудовской Аравией и другими странами Персидского залива, и завершила кризис в Заливе, доверие еще не восстановлено.

Сорок лет члены ССАГПЗ пытались интегрировать свои вооруженные силы и командования. Хотя единая командная инфраструктура существует на бумаге, и у Совета есть собственные военные силы "Щит полуострова", разногласия по поводу видения безопасности после "арабской весны" привели к тому, что помимо совместных учений, вооруженные силы ССАГПЗ мало что делают вместе. Обмена важной информацией и разведданными не происходит, несмотря на наличие соответствующей системы обмены данными. Сложно представить, что арабские государства, помимо ОАЭ и Бахрейна, готовы делиться разведданными и информацией с Израилем.

Что касается интеграции вооруженных сил, ССАГПЗ отбрасывает назад отсутствие скоординированных программ закупок вооружения, и эта проблема может быть усугублена в рамках Ближневосточного пакта безопасности с вовлечением менее технологических развитых вооруженных сил. Вооруженные силы ближневосточных государств представляют собой смешение различных платформ и технологий, которые не так просто интегрировать. Военно-воздушные силы шести государств ССАГПЗ в настоящее время используют семь различных видов истребителей.

Поэтому едва ли Ближневосточный договор о безопасности может быть эффективным. Подобный пакт подразумевает понимание конъюнктуры безопасности за пределами области военной ответственности, а также наличие мощностей серей зоне для успешного противостояния иранским опосредованным операциям. Руководству США также придется свести вместе различные страны и их амбициозных лидеров. Возможно, что Вашингтон и не намерен играть руководящую роль в регионе в долгосрочной перспективе, поскольку геостратегические приоритеты смещаются в другом направлении, но без доверия и единого видения безопасности никакой союз не состоится.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке