Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель Авивחם מהרגיל
+29+20

Мнения

А
А

"Оскорбить могут официально, а извиняются так, чтобы никто не услышал"

Российская внешняя политика и дипломатия стали подстраиваться под дворовую манеру ведения диалога, которая нравится Владимиру Путину.

12.05.2022
Источник:RFI
Фото: Getty Images / Mikhail Svetlov

Войны заканчивается переговорами, а переговоры — достигнутыми соглашениями. И здесь важна работа дипломатов. Впрочем, внешнеполитическое ведомство России в последнее время старается не наладить хорошие отношения, а поссориться даже с теми странами, которые пытались сохранять нейтралитет. Глава МИД РФ Сергей Лавров высказался по поводу еврейского происхождения украинского президента Владимира Зеленского, заявив, что у Гитлера тоже "была еврейская кровь". Российского посла в Израиле вызвали в МИД и потребовали извинений. В ответ российское дипведомство назвало высказывания главы МИД Израиля Яира Лапида "антиисторическими". Скандал набирал обороты, и в разговоре с израильским премьер-министром пришлось извиняться Владимиру Путину. О том, что произошло с главой российского МИДа, имевшим некогда репутацию профессионала, RFI поговорило с независимым журналистом, а в начале 90-х годов политическим советником первого министра иностранных дел России Андрея Козырева — Галиной Сидоровой.

RFI: Что происходит с российской дипломатией? Насколько сегодняшняя риторика Сергея Лаврова вас удивила?

Галина Сидорова: На самом деле это тенденция, которая прослеживается, начиная, как минимум, с 2008 года. Наша дипломатия использует дворовый язык. Наверное, это не могло не привести к такому крупному скандалу. С другой стороны Лавров не делает ничего того, что так или иначе не одобрялось бы Путиным. И глава МИД, и его ближайшие сотрудники ведут себя так, как от них ожидают в Кремле, потому что мы знаем, что Владимир Путин тоже не чужд этой дворовой лексики. И, как сейчас становится понятно, она настолько проникла внутрь в том числе и дипломатии, что приводит к крупным международным неприятностям — реакция последовала на государственном уровне.

Власти Израиля, как известно, потребовали извинений. Вместо этого российский МИД в лице Марии Захаровой развил антисемитские тезисы своего шефа и лишь усугубил ситуацию. Извинился в итоге Путин. Разве это дело президента, а не его дипломатического ведомства?

Я думаю, что они просто не получили указаний из Кремля извиниться. А там смотрели, что будет дальше. Сначала на совершенно отвратительные высказывания Лаврова никто не отреагировал, Захарова усугубила ситуацию, а дальше, увидев какая реакция последовала от Израиля, с которым Путин совершенно не хотел терять возможность разговаривать, президенту самому пришлось извиняться. Хотя мы об этом знаем от израильской стороны, никаких официальных сообщений о принесенных извинениях на сайте Кремля не было, все ограничилось информацией о разговоре Владимира Путина с премьер-министром Нафтали Беннетом. Вообще, я не помню за последние годы случаи, когда Россия за что-то извинялась на официальном уровне. Оскорбить могут официально, а вот извиняются так, чтобы никто этого не услышал.

Те люди, которые знали прежнего Лаврова, говорят, что он был хорошим профессионалом и пользовался уважением в дипломатическом сообществе. Вы работали с ним в МИДе. Когда произошло превращение профессионального дипломата в человека, который использует лексику гопника?

Дело в том, что поменялась политика. Наиболее ярко это проявилось в 2007 году в мюнхенской речи Путина, когда намерения наладить отношения с Западом сменились конфронтацией. Я бы даже сказала, что это началось чуть раньше. В 2004 году после оранжевой революции, когда Украина сделала свой выбор, независимо от России. И вот дальше это антизападничество нарастало, и российское руководство фактически начало противопоставлять страну всему цивилизованному миру. Дальше было нападение на Грузию, аннексия Крыма, конфликтная ситуация на востоке Украины.

То, что происходило в российской дипломатии, было вторично, потому что бразды правления перехватила администрация президента. И это стало очень заметно. МИД прекрасно встроился в новую внешнюю политику, которая стала спецоперацией Кремля. Видимо, это ближе к тому, к чему привык Путин с его чекистским прошлым. Кроме того, российская внешняя политика и дипломатия стали подстраиваться под дворовую манеру ведения диалога с внешним миром, которая нравится Владимиру Путину.

Можно вспомнить разговор 2008 года сразу после начала событий в Грузии. Тогда Сергей Лавров сказал с матерком главе британского МИДа Дэвиду Миллибенду фразу "Who are you to fucking lecture me?!" (Кто ты такой чтобы мне читать лекции?!). Это вышло в публичное поле и обсуждалось — то, что главный российский дипломат разговаривает на таком языке удивило не только Миллибэнда, но и все мировое сообщество. Потом появился еще один мем "Дебилы бл***", прозвучавший в 2015 году на совместной с министром иностранных дел Саудовской Аравии пресс-конференции. Видимо, эта лексика очень подходит сейчас, когда для российской дипломатии фактически весь цивилизованный мир стал врагом. Конечно, это не имеет ничего общего с дипломатией.

Вообще, если вспомнить путь, который прошел Сергей Лавров, то просто удивительно, что случилось с профессиональным человеком, опытным дипломатом, с которым я познакомилась в начале 90-х годов. Думаю, что именно репутация Лаврова была нужна Путину в начале пути. Потому что в то время, будучи человеком мира, уважаемым дипломатом, Сергей Лавров фактически вводил Путина в международное сообщество. А потом, когда начиная с 2004 года востребованными оказались уже совсем другие качества и другие люди, которые определяли путь, который должна пройти Россия в ее отношениях с внешним миром, Лавров переобулся и переквалифицировался в наиболее резкого и удобного для президента проводника его новой внешней политики.

И здесь можно вспомнить о другом профессиональном дипломате. Риббентроп тоже начинал, как очень прогрессивный человек, был послом Германии в Лондоне, а потом превратился в того Риббентропа, которого казнили по приговору Нюренбергского трибунала. Путь этот был пройден достаточно быстро. Под руководством Риббентропа МИД Германии превратился в реакционное ведомство, которое превосходило в этом смысле даже армейскую элиту. К сожалению, сегодня востребован дискурс — мы в кольце врагов. Все поведение МИДа и его руководителя Лаврова этим и объясняется.

Сергей Лавров не единственный профессионал, с которым это случилось. Можно вспомнить покойного Виталия Чуркина, который в 90-х был специальным представителем президента России на Балканах и курировал разрешение конфликта в бывшей Югославии. Потом мы видели его на заседаниях Совбеза ООН в 2014 году во время начала событий в Украине. Те, кто пришел ему на смену, разговаривают со своими оппонентами на том самом дворовом языке, о котором вы говорили. Достаточно вспомнить фразу Сафронкова "В глаза мне смотри", которая уже тоже стала мемом. У российской дипломатии нет профессионального резерва? Его неоткуда брать?

Рыба, как известно, гниет с головы. Это показывает практика. Что востребовано сверху, то мы и получаем. Если даже яркие и востребованные дипломаты конца 80-х и начала 90 годов, к которым относился и Чуркин, меняются до неузнаваемости. Я хорошо знала Виталия Чуркина, его переформатирование в последние годы было для меня непонятным. Мне кажется, что эта его внезапная ранняя смерть (Постоянный представитель РФ при Организации Объединенных Наций и в Совете Безопасности ООН Виталий Чуркин скончался 20 февраля 2017 года в Нью-Йорке в возрасте 64 лет — RFI), она возможно связана с тем, что человек боролся с собой. На мой взгляд, психологически очень сложно говорить одно, а делать другое, — здоровья это точно не прибавляет.

Что касается тех, кто пришел потом, то в основном эти люди уже выросли при путинском режиме. В свое время я тоже закончила МГИМО, хотя давно не имею никакого отношения к этому институту, но представляю, в каком духе воспитывают и образовывают там сейчас студентов. А главное, что они смотрят на старших товарищей.

Начиная с 2014 года ряды преподавателей этого вуза поредели. Там уже не работают Андрей Зубов, Валерий Соловей, Владимир Сухой. Судя по всему, после 24 февраля обстановка ухудшилась — студенты доносят и на своих преподавателей, и на своих соучеников, которые не согласны с провластным взглядом на ситуацию.

Это же все идет по нарастающей. У России — конфликт и конфронтация с Западом и с большинством цивилизованных государств. В какой-то момент приличные люди, с убеждениями, которые были против этого курса, вынуждены были уйти из института. Георгия Кунадзе, в прошлом заместитель министра иностранных дел Андрея Козырева не увольняли, но вынудили уйти за неправильную позицию по Крыму…

То, что студенты стучат на преподавателей и на своих соучеников, говорит о том, насколько низко мы пали. К сожалению, это говорит о том, что следующее поколение, которое придет на работу в эти ведомства, будет еще хуже подготовлено к нормальной дипломатической работе. Их сейчас готовят к тому, чтобы они занимались исключительно пропагандой, в самом худшем и примитивном смысле. Это, конечно, не то, чем должны заниматься дипломаты, но в ситуации, когда "кругом враги", с точки зрения МИДа и президента, проще заниматься пропагандой, чем искать какие-то точки соприкосновения, варианты договоренностей.

После извинений Путина появились разговоры о том, что Лавров вскоре может отправиться на пенсию. Насколько вероятным вам кажется такой сценарий?

Не думаю. Скорее его так же, как и Шойгу, сейчас оставят для того, чтобы потом их назначить виноватыми в глазах российского общества. Поэтому сейчас Лаврова вряд ли отправят на пенсию. Коней на переправе не меняют, а переправа еще не завершена.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке