Zahav.МненияZahav.ru

Четверг
Тель Авивחם מהרגיל
+28+20

Мнения

А
А

"Если у нас получилось, то это может каждая"

39 человек стали выпускниками летного курса ЦАХАЛа. Только 4 из них - девушки. Лейтенанты Т. и Р. о трудностях, которые они преодолели за последние 3 года.

Сигаль Бен-Давид
08.01.2022
Источник:Новости недели
Девшушки-выпускницы курса военных летников. Фото: пресс-служба ЦАХАЛа

- Здесь всегда сложно, на каждом этапе курса. С одной стороны, это напрягает - нужно постоянно быть в форме и не отставать от парней, а с другой - увлекает, потому что преодолеваешь трудности, о которых прежде даже не догадывалась. Всегда есть чем заняться, к чему стремиться, и при этом знаешь, что никто не даст тебе поблажки только потому, что ты женщина. Пол здесь не имеет значения.

Этими мыслями поделилась со мной лейтенант Р., одна из четырех женщин, завершивших 183-й курс военных пилотов и штурманов.

- Все началось с желания пройти самую настоящую, полноценную армейскую службу, - продолжает Р. - Я не считаю себя особенной, просто хотела внести свой вклад в армию и в государство и не мечтала с детства, как некоторые, именно о летной карьере. Но когда увидела список предлагаемых военных профессий, то решила попробовать себя на летном курсе - постараться выложиться по полной, испытать, на что я способна. Многие девушки боятся даже думать об этих курсах, полагая, что их шансы очень низки. На самом деле тем, кто не боится трудностей и неба, всегда стоит попробовать. Невозможно точно знать заранее, есть ли у тебя способности к летному делу. Важно открыть для себя и этот вариант.

Несмотря на то, что в 1995 году Высший суд справедливости вынес по иску офицера Элис Миллер решение о праве женщин служить в боевых частях ЦАХАЛа, включая ВВС, представительницы прекрасной половины израильского общества, кажется, не торопятся в боевые пилоты. За четверть века "крылышки" на лацкане военной формы получили только 66 женщин, из них всего пять стали боевыми летчицами. Вместе с лейтенантом Р. учебу на курсе начали 270 человек, из них 29 женщин, до завершения добрались всего 39 курсантов, и из них, как я уже сказала, четыре женщины: три штурмана и одна - пилот.

- Большинство девушек-призывников не стремится попасть на летные курсы, их мечты о будущем связаны с другими областями, - говорит лейтенант Р., получившая диплом боевого штурмана. - В этом и состоит разница между нами и парнями. Мальчики, если их медицинский профиль соответствует выбранной военной специальности, обязаны явиться на призывной пункт после получения повестки о прохождении боевой службы, а для девочек это дело добровольное. И, прежде чем решиться, нужно сначала изменить кое-что в своем мышлении. Нам, конечно, известно количество женщин-пилотов, и я была бы рада, будь их больше, но проблема хорошо известна. Немногие девушки приходят даже на призывной пункт, где набирают будущих пилотов, еще меньше проходят первичный отбор, чтобы начать учебу на курсе. Если бы все девушки были обязаны служить в боевых частях и прошли успешно экзамен на тренажере, возможно, женское присутствие было бы заметнее. Сейчас, кстати, создана комиссия, которая рассматривает эту проблему.

- С вами советовались?

- Конечно, - отвечает присоединившаяся к нашей беседе лейтенант Т. - Мы говорили с девушками о том, что может помочь в учебе на всех этапах, и где, как мы думаем, начинаются проблемы. Каждая рассказывала о том, что привело ее на курс, и выяснилось, что практически у всех была одинаковая мотивация - личное продвижение и желание бросить вызов себе и окружающим. Мы направили свои выводы в комиссию, и она сейчас изучает их. Скажу, что всегда находятся люди, которые пытаются поселить в твоей душе сомнения: каковы шансы, что ты пройдешь весь курс, может, это пустая трата времени, и нет смысла даже начинать, а если тебя примут, то через месяц ты сама не выдержишь и уйдешь, и так далее.

- И что ты отвечала?

- Я получила опыт, который в любом случае того стоил. Я не знала, получится у меня или нет, но мне было важно попробовать. В конце концов, даже если у меня ничего не получится, потеря невелика.

По признанию девушек, на протяжении всего курса они не получали какого-либо особого отношения к себе. Тренировки для всех одинаковы.

- Между нами и парнями, понятно, немало физиологических различий, включая массу тела. Но мы выполняем то же, что и парни: пробегаем те же километры, составляем ту же навигацию. И когда выполняешь все эти сложные упражнения при полной физической и психологической нагрузке, то даже не чувствуешь себя девочкой среди мальчиков, просто ощущаешь себя рядом с друзьями. Иногда во время тренировки или отдыха автоматически возникают вещи, присущие только мужской компании, например, разговор на "мужском" языке. Но ты можешь изменить ситуацию одним замечанием, и ребята нормально это воспринимают.

21-летняя штурман-лейтенант Р. - старшая из трех детей в семье, живущей в Од-а-Шароне. С юных лет она любит спорт и музыку, играет в теннис. 23-летняя лейтенант Т. из Тель-Монда - единственная девушка в семье, в которой еще четверо парней. С раннего возраста она занималась гимнастикой и танцами, а повзрослев, работала вожатой с подростками и целый год - добровольцем в доме для людей с ограниченными интеллектуальными возможностями. Обе девушки выросли в семьях, никак не связанных с военной авиацией, и все же нашли именно здесь свой жизненный путь.

Выпускники курса военных летчиков. Фото: пресс-служба ЦАХАЛа

- Большую часть юности я вообще мечтала стать учителем, - говорит Т. - А сейчас с радостью подписала договор на семилетнюю службу в ВВС. Я очень люблю летать, для меня очень важна эта работа. Мне также понравилась часть курса, связанная с физической подготовкой, хотя она была суперсложной. Я хотела на армейской службе дойти до командной должности - быть может, даже в разведке, но когда узнала о возможности учебы на летном курсе, мне показалось это интересным. Я почувствовала, что это то, чего я действительно хочу и где могу добиться успеха. Я не знала никого, кто прошел бы такой курс, и это тоже подстегнуло меня - стать первой! Я всегда и во всем добивалась успеха и знала, что буду стараться и здесь изо всех сил, отдам учебе все, что во мне есть. Я выросла в доме, который приветствовал самостоятельное развитие, позволял выбирать собственный путь, быть приверженным поставленной цели, и мне это очень помогло.

- Наверняка, в течение трех лет учебы ты испытала и кризисные моменты…

- Главной трудностью для меня было чувство неуверенности в себе и стремление преодолеть его. На начальном этапе учебы нам специально создавали условия неопределенности: могли поднять посреди ночи и поставить задачу сложной навигации в сложной местности. В конце концов, удавалось дойти до финиша, но чувство, с которым ты выходила на задание, вызывало все-таки душевный дискомфорт. Однако цель - быть готовым ко всему - достигалась. Чтобы завершить курс, потребовалось много стойкости и упорства. Это долгий процесс, при котором невозможно расслабиться ни на минуту. Все время ищешь подкрепление - в виде ободрения самой себя или поддержки друзей. И нужно как можно скорее научиться справляться с неуверенностью, не поддаваться ей.

- Меня долго мучали сомнения, справлюсь ли я с навигационным делом, - делится штурман Р. - Я с трудом представляла себе, как буду заниматься им в течение семи лет. Но сегодня я очень довольна своей работой и понимаю то, о чем не знают многие другие люди: штурман - полноправный член летного экипажа, только он не пилотирует самолет. Зато прокладывает маршрут, отвечает за работу всех систем вооружения и управляет ими на пути к цели.

- Можешь рассказать о самых трудных минутах учебы?

- Во время одного из полевых маршей-бросков был момент, когда я не укладывалась в темп и осталась позади всех. Мне было очень сложно попросить помощи, не хотела, чтобы остальные думали, будто я "слабый пол" и потому требую особой поддержки. Но кто-то увидел мое состояние и молча помог мне справиться. А потом был короткий перерыв, и я отдохнула. Мы продолжили путь, и тут, взглянув налево, я увидела товарища, который едва переставлял ноги. Я протянула ему руку и с этого момента тащила его за собой. Это произвело на меня потрясающее впечатление. Всего 20 минут назад я сама находилась в ужасающем положении и получила дружескую поддержку, а теперь протягиваю руку другому, чтобы оказать ему помощь. И внезапно у меня обнаруживается для этого сила!

- Бывали моменты, когда опускались руки?

- Я очень плохо воспринимала в первое время уроки по навигации. Часами занималась, все знала, кажется, наизусть, но на практике ничего не получалось. Снова и снова терпела поражение. Никогда до этого не испытывала такого чувства неудачи. Спрашивала себя - быть может, во мне нет того, что они хотят от меня, быть может, я не принадлежу к ним? Но оглядываясь назад, я понимаю, что просто не замечала того, что видели они: что я шаг за шагом продвигаюсь вперед и осваиваю то, что требуется.

- Что вы ощущаете, когда поднимаетесь в воздух?

- Полный кайф! - смеется Т. - Меняется весь темп жизни, адреналин в крови бурлит. Бывает, поднимаете на мгновение голову и видите сквозь радугу небывалую красоту облаков - ту, что никогда не увидишь с земли. В то же время каждый полет - это новое испытание. Когда я оказываюсь на борту самолета, то точно знаю, на чем нужно сосредоточиться и на что ориентироваться.

- Я ощущаю в полете, прежде всего, большую ответственность, - добавляет Р. - Мне нравится, что при каждом взлете удается что-то улучшить или вспомнить забытый урок. Курс дал мне очень многое, больше, чем просто штурманский диплом. Он научил меня справляться с трудностями, я узнала, что жизнь - это не спринт, как думала раньше, а марафон, в котором не следует выкладывать сразу все силы, поскольку впереди длинная дистанция. Сегодня я по-другому смотрю на многие вещи. Я не думала стать профессиональным летчиком, но попыталась, и у меня получилось. Убеждена, каждая может повторить мой путь.

Источник - Маарив

Перевод - Яков Зубарев

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке