Zahav.МненияZahav.ru

Суббота
Тель-Авив
+31+23
Иерусалим
+30+20

Мнения

А
А

Начало новой эры в отношениях Турции и ОАЭ

Несмотря на развивающиеся контакты, трудно представить, что идеологическая напряженность между Турцией и ОАЭ просто исчезнет.

07.12.2021
Фото: Getty Images / Mikhail Svetlov

Турция и Объединенные Арабские Эмираты идут по пути нормализации отношений, но несмотря на способствующее сближению стран развитие экономических связей, политические разногласия между ними сохраняются. Отношения Турции с арабскими странами в последние годы были весьма натянутыми, но вывод американских войск из Афганистана изменил баланс сил в регионе, пишет политолог, эксперт по вопросам энергетики Омид Шокри для The New Arab.

За последнее десятилетие отношения между Турцией и ОАЭ были особенно напряженными, поскольку страны оказались по разные стороны региональных конфликтов в Сирии, Ливии и Египте, а также энергетической гонки в Средиземноморье. Однако для ОАЭ, которые хотят наладить экономические и дипломатические отношения как в регионе, так и на международном уровне, главным фактором стала стабильность.

Начавшаяся в 2011 году "арабская весна" вызвала усиление нестабильности в странах региона и разногласия между ними. Однако некоторые эксперты считают подписание "Соглашений Авраама" и последующий процесс нормализации отношений между ОАЭ и Израилем конкретным признаком окончания "арабской весны" и возникновения новой формы региональной политики.

Региональное сближение

Процесс нормализации отношений между Турцией и ОАЭ начался ранее в этом году, но особенный прогресс был достигнут в конце ноября, во время первого за девять лет визита в Турцию наследного принца Абу-Даби, шейха Мухаммеда бен Заид Аль Нахайяна. Хотя и не ожидается, что политические разногласия между двумя странами будут разрешены в краткосрочной перспективе, растущий уровень экономического сотрудничества, возникший в результате этого визита, может предотвратить эскалацию напряженности в будущем.

ОАЭ иногда называют "маленькая Спарта" из-за агрессивной внешней политики государства, население которого приближается к 10 миллионам, большая часть которых иностранцы. На протяжении многих лет Абу-Даби участвовал в нескольких региональных конфликтах, в том числе в Йемене, Ливии и Сирии, но в настоящее время стремится взять на себя роль регионального "миротворца".

Попытка ОАЭ изолировать Катар в 2017 году провалилась из-за поддержки, оказанной Дохе со стороны Турции. В этом смысле визит наследного принца Абу-Даби в Турцию можно рассматривать как часть более широких усилий Абу-Даби по изменению своей внешней политики.

Когда ОАЭ, Саудовская Аравия, Египет и Бахрейн ввели экономическое эмбарго против Катара, Турция поддержала Доху. С тех пор военные связи между Турцией и Катаром только укрепились. От Катара тогда потребовали ряд уступок, одной из которых был вывод турецких войск с территории монархии. Однако Катар не принял эти требования, посчитав их нарушением суверенитета страны. В начале же этого года Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет подписали заявление о примирении с Катаром, снизившее напряженность в регионе.

Опора на экономические отношения

В рамках недавней встречи между наследным принцем Абу-Даби и Эрдоганом были подписаны соглашения о прямых инвестициях в Турцию в сферах энергетики, нефтехимии, технологий, транспорта, инфраструктуры, здравоохранения, финансовых услуг, продовольствия и сельского хозяйства.

Председатель Государственного инвестиционного фонда Абу-Даби (ADQ) Мухаммед Хасан ас-Сувейди объявил, что ОАЭ выделили $10 млрд для инвестиций в Турцию. Кроме того, был подписан меморандум о взаимопонимании о сотрудничестве между Центральным банком Турецкой Республики и Центральным банком ОАЭ.

Перед визитом шейха Совместный экономический комитет Турции и ОАЭ, заседание которого проходило в Дубае с участием государственного министра внешней торговли ОАЭ Тани бин Ахмеда Аль Зейуди и министра торговли Турции Мехмета Муша, согласовал совместный план действий по увеличению объема ненефтяной торговли и оптимизации коммерческих обменов между двумя странами.

Обратив внимание на стратегическое положение двух стран, Зейуди отметил, что Турция является важным рынком для Эмиратов на пути к Европе и странам Азии. Более того, ОАЭ могут служить мостом для доставки турецких товаров на Ближний Восток, в страны Азии и Африки. Министр внешней торговли ОАЭ обратил внимание на экономические события и проекты, призвав турецкие компании принять в них участие.

Сфера энергетики также может стать основой экономических отношений. В сентябре заместитель министра энергетики Турции Алпарслан Байрактар приветствовал переговоры об инвестициях ОАЭ в энергетический сектор Турции. "Жители Эмиратов уже проявили интерес к выработке электроэнергии, и ожидается, что дополнительные переговоры пройдут с министром энергетики ОАЭ Сухейлем Мухаммедом аль-Мазруи. Есть разные области, в которых мы можем работать вместе", - сказал Байрактар.

В то время как ситуация с точки зрения выбросов углекислого газа неблагоприятна в обеих странах, за последние годы ОАЭ добились значительного прогресса в области возобновляемых источников энергии. В Турции высокий потенциал ветровой и солнечной энергии, и эмиратские компании могут инвестировать в турецкий сектор возобновляемых источников энергии. В самом деле, обе страны могли бы продолжить сотрудничество в сфере возобновляемой энергетики.

Щепетильные вопросы останутся на повестке

Несмотря на постепенную нормализацию экономических отношений, остаются вопросы по поводу долгосрочного сближения и его влияния на отношения в регионе в целом. "В настоящее время мы переживаем момент деэскалации в регионе. Страны устанавливают контакты друг с другом, ни одна из сторон не желает сохранения напряженных отношений, - сказал д-р Али Бакир, доцент-исследователь Центра гуманитарных и социальных наук имени Ибн Халдона при Университете Катара. - Применительно к Турции и ОАЭ, я думаю, что нынешнее экономическое сотрудничество может быть хорошим способом, чтобы проверить, удастся ли им восстановить отношения и начать с чистого листа, или же их разногласия в конечном итоге возьмут верх после изменения международных и региональных условий".

Учитывая новый баланс сил в регионе, есть также вопросы относительно будущего турецко-катарских отношений после постепенного сближения Анкары и Абу-Даби. Но Али Бакир считает, что этот союз сохранится. "Что касается Катара, я считаю, что альянс между Турцией и Катаром является вторым по прочности альянсом в регионе после альянса Ирана и Сирии. Я не думаю, что улучшение отношений между Турцией и Эмиратами в настоящий момент окажет негативное влияние на отношения Дохи или Дохи-Анкары", - отмечает он.

Генеральный директор Gulf State Analytics Джорджио Кафьеро с этим согласен: "ОАЭ не собираются заменить Катар в качестве важнейшего партнера Анкары в Совете сотрудничества стран Персидского залива. Между Анкарой и Дохой существует взаимосвязь по многим вопросам внешней политики и безопасности, которая вряд ли возникнет между Турцией и ОАЭ при Эрдогане".

"Кризис в Персидском заливе в 2017-2021 годах сблизил Анкару и Доху, чему вряд ли может помешать сближение между Турцией и ОАЭ. При этом, если отношения между Анкарой и Абу-Даби могут значительно улучшиться, позиция Турции на Аравийском полуострове может быть более сбалансированной", - отметил он.

Однако с учетом внешнеполитических различий между Турцией и ОАЭ и несовпадения идеологических позиций по региональным и международным вопросам маловероятно, что такая напряженность будет разрешена в краткосрочной перспективе. "Трудно представить, что идеологическая напряженность между Турцией и ОАЭ просто исчезнет. Анкара и Абу-Даби имеют принципиально разные позиции по множеству региональных вопросов, и их конкуренция за влияние, вероятно, останется частью геополитической реальности на Ближнем Востоке и в других регионах", - добавил Кафьеро.

"Скорее всего, конфликты в Сирии и Ливии останутся вопросами щепетильного характера, в которых турки и Эмираты позиционируются как противостоящие стороны. Тем не менее, со стороны обоих государств явно присутствует решимость укрепить отношения и начать с чистого листа, о чем свидетельствует историческая поездка наследного принца Мухаммеда бен Заид Аль Нахайяна в Турцию в ноябре 2021 года", - считает генеральный директор Gulf State Analytics.

На данный момент страны сотрудничают в основном в сферах экономики, торговли и энергетики. Еще предстоит увидеть, получится ли в будущем расширить это сотрудничество за счет других областей.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке