Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье

Мнения

А
А

Ливанский ЦАДАЛ: с израильтянами против террористов

На протяжении многих лет ливанской террористической организации "Хизбалла" противостоял не только ЦАХАЛ (Армия обороны Израиля).

02.12.2021
Майор Саад Хаддад и глава правительства Израиля Менахем Бегин, 1979 год. Фото: GPO / Yaacov Saar

Вместе с израильскими военными против исламистских боевиков сражались и солдаты ЦАДАЛ ("Цва Дром Леванон", Армия Южного Ливана) - военизированного формирования, основанного майором ливанской армии и правохристианским политиком Саадом Хаддадом (1936-1984), выходцем из семьи греко-католиков.

Против разномастных террористов

Когда в 1975 году в Ливане началась гражданская война, общенациональная армия стала стремительно разваливаться. К марту 1976 года она фактически перестала существовать. Между тем нарастали боевые действия между блоком левомусульманских сил, в который входили пять крупных партий, с одной стороны, и вооруженными отрядами правохристианского лагеря - с другой. Причем ливанских правых атаковали и базировавшиеся в Ливане вооруженные боевики Организации освобождения Палестины (ООП), которых иорданский король Хусейн танками изгнал с территории королевства в сентябре 1970 года.

Ведущей силой ливанских христиан была правая националистическая партия "Катаиб" ("Ливанские фаланги") во главе с Пьером Жмайелем. Лидерство в этой партии всегда осуществлял семейный клан христиан-маронитов Жмайелей, известный с середины ХV века. В 1982 году президентом Ливана был избран Башир Жмайель, который делал ставку на союзнические отношения с Израилем. Но он был убит еще до вступления в должность.

Основные военные действия между левомусульманскими и правохристианскими отрядами разворачивались в Бейруте. Более того, в центральных районах города. Тактическая победа левых сил привела к разделению ливанской столицы на Восточный (правохристианский) и Западный (левомусульманский) секторы. Однако находившиеся в других районах Ливана вооруженные правые не пожелали признавать поражение.

Майор Саад Хаддад, базировавшийся со своим батальоном в Южном Ливане, поддержал созданную христианскими офицерами и солдатами Армию Свободного Ливана (АСЛ), которую вскоре и возглавил. Важно иметь в виду, что АСЛ оставалась верной правительству страны.

Тем временем противник наступал. Вначале греко-католик Хаддад обратился за помощью к Сирии, которая после долгого молчания ответила отказом. Тогда он обратился к израильскому командованию.

При активной поддержке ЦАХАЛ майор Хаддад превратил находившуюся под его командованием военно-политическую группировку АСЛ в серьезную военную силу, которая с мая 1980 года стала именоваться ЦАДАЛ - Армия Южного Ливана. При том, что значительную часть южноливанской армии представляли христиане-марониты и греки-католики, в ней служили и мусульмане-сунниты, мусульмане-шииты, а также молодые армяне и египетские копты, находящиеся в изгнании в Ливане.

Активизация сотрудничества ЦАДАЛ и ЦАХАЛ пришлась на операцию "Литани" (название реки в Ливане), предпринятую Израилем 14 марта 1978 года в ответ на бойню, устроенную террористами ФАТХ ("Движение за национальное освобождение Палестины"; входит в ООП) 11 марта того же года.

В тот день отряд из 11 боевиков под командованием недоучившейся медсестры, ливанской палестинки Далаль аль-Муграби, высадившись с моря на Прибрежном шоссе недалеко от Хайфы, взял в заложники пассажиров нескольких автобусов и проезжавших мимо автомобилей. В ходе захвата мирных граждан и последующей попытки их освобождения полицейским спецназом погибли 39 израильтян, в том числе 13 детей. Ранения различной степени тяжести получили 70 человек. Погибли также девять террористов, включая саму аль-Муграби, которой, кстати, было 20 лет.

Продвинувшись к реке Литани в Южном Ливане, израильтяне создали буферную зону, которую через три месяца передали под контроль ЦАДАЛ. 18 апреля 1979 года майор Хаддад объявил о создании в этой зоне государства Свободный Ливан. На следующий день правительство в Бейруте объявило лидера СЛ предателем, лишило звания майора и официально уволило из национальной армии.

К началу 1979 года под контролем Саада Хаддада находилось около 700 кв. км территории, на которой проживало более 100 тыс. человек - 60 тыс. мусульман, 40 тыс. христиан и несколько тысяч друзов. Столицей не получившего международного признания СЛ был объявлен городок Мардж-Аюн с трехтысячным населением. В СЛ обеспечивалось равное хождение ливанского фунта и израильского шекеля. Всем религиозным конфессиям - христианам, мусульманам и друзам - гарантировались равные права.

В 1982 году израильская армия в ответ на террористические атаки боевиков ФАТХ провела операцию "Мир Галилее" (Галилея - северная часть Израиля), которая часто именуется Первой Ливанской войной. В ходе этой войсковой операции ЦАХАЛ взял Бейрут, уничтожил базы фатховцев, заставив палестинских боевиков покинуть Страну кедров и перебазироваться в Тунис. СЛ остался в тылу занятой израильтянами территории и перестал существовать как структура, претендующая на государственность.

14 января 1984 года майор Хаддад в возрасте 47 лет скоропостижно скончался от лейкемии. В церемонии его похорон приняли участие тогдашние премьер-министр Ицхак Шамир, министр обороны Моше Аренс, начальник Генерального штаба Моше Леви, бывшие министры обороны Ариэль Шарон и Шимон Перес, депутаты Кнессета.

"Хизбалла" - главный враг

Шимон Перес и командующий ЦАДАЛа генерал-майор Антуан Лахад в зоне безопасности в Южном Ливане, 1986 год. Фото: GPO / Nati Harnik

Новым командующим ЦАДАЛ стал генерал Антуан Лахад (1927-2015). Он продолжил противостояние палестинским боевикам всех мастей. Но на первый план стали выходить другие противники - прежде всего сирийские оккупанты, вторгшиеся в Ливан еще 31 мая 1976 года. Обладая немалым влиянием в стране, они фактически узаконили свое присутствие.

В середине 1980-х годов усилили свое влияние ливанская шиитская военизированная организация "Амаль" ("Надежда") и особенно отколовшаяся от нее в 1984 году "Хизбалла". Эта партия, возникнув на волне иранской поддержки в 1982 году, в течение двух лет действовала в рамках "Амаль".

Обе эти политические и военные структуры и сегодня борются за шиитского избирателя. Поэтому отношения между ними весьма непростые. Доходило и до кровавых разборок. Но "Хизбалла" благодаря новейшему вооружению и инструкторам из Ирана выросла в силу, вполне сопоставимую с регулярной армией.

В 1985 году Израиль вывел свои войска с большей части Ливана, сохранив контроль только над приграничной полосой площадью около 850 кв. км. Власть здесь по-прежнему принадлежала армии Антуана Лахада, который продолжал противостоять местным боевикам, и прежде всего "Хизбалле". На южноливанского лидера, объединившего под своим знаменем христиан, мусульман и друзов, не желавших подчиняться диктату тегеранских имамов, готовились покушения.

17 ноября 1988 года 21-летняя ливанская гражданка Суха Бешара, бывшая студентка колледжа, покинувшая христианскую общину и вступившая в Коммунистическую партию Ливана (ее членом уже состоял ее отец), совершила попытку покушения на генерала Антуана Лахада. С этой целью она завела знакомство с женой генерала, представившись тренером по аэробике. Однажды хозяйка дома пригласила "тренера" на чай. Дождавшись прихода командующего ЦАДАЛ, бывшая студентка дважды выстрелила в него из револьвера.

Лахад получил тяжелые ранения и долго лечился в госпитале. Его левая рука навсегда осталась неподвижной. Суха была арестована и осуждена к тюремному заключению. Ее освободили 3 сентября 1998 года после интенсивной кампании в Ливане и Европе. В 2000 году она опубликовала свою автобиографию.

25 мая 2000 года израильское правительство, возглавляемое Эхудом Бараком, заявило, что подразделения ЦАХАЛ полностью передислоцированы из Ливана согласно резолюции № 425 Совета Безопасности ООН, принятой еще в 1978 году после операции "Литани". Такое решение премьер-министра, в прошлом начальника израильского Генштаба, лишало ЦАДАЛ мощного союзника в противостоянии с "Хизбаллой" и сирийцами, которые только усиливали свой натиск. Тем более что полностью остановить поток оружия и прибытие советников из Ирана израильтяне не могли.

Важно иметь в виду, что резолюция № 425 требовала от Дамаска вывода сирийских войск, а от Бейрута - развертывания на границе с Израилем ливанской полиции и армии. Та же резолюция предписывала "Хезбалле" разоружиться и передать оружие ливанским военным. В Израиле предполагали, что Сирия и "Хизбалла" также выполнят требования СБ ООН. Но шиитские боевики отказались разоружаться и покидать территорию Ливана. А сирийская оккупация завершилась только 30 апреля 2005 года.

Получив загодя предупреждение об уходе израильских военных, передислокацию на израильскую территорию начали и военнослужащие ЦАДАЛ. Разумеется, вместе с членами своих семей.

В 1984 году в южноливанской армии состояло более 2 тыс. военнослужащих, из которых 65% были христианами, 18% - шиитами, 13% - друзами и 4% - суннитами. В 2000 году численный состав ЦАДАЛ увеличился до 3,5 тыс. Резко возрос и процент шиитов - до 60%.

Иначе говоря, военнослужащие-шииты стали преобладать в ЦАДАЛ. Этот факт весьма красноречив, ибо "Хизбалла" и "Амаль" делали ставку именно на ливанских шиитов, значительная часть которых проживает на юге страны. Большинству шиитов Страны кедров просто надоел не сулящий никакого будущего бесконечный радикализм "Хизбаллы" и вечное противостояние с суннитами, христианами и евреями.

Никаких проблем с вооружением

Командующий ЦАДАЛа генерал-майор Антуан Лахад вручает меч премьер-министру Израиля Биньямину Нетаниягу, 1996 год. Фото: GPO / Yaacov Saar

ЦАДАЛ включал в себя две пехотные бригады, в которые входили пять (иногда шесть) батальонов. Ударную силу составляли четыре танковые роты. Они были укомплектованы модернизированными легкими французскими танками АМХ-13, состоявшими также на вооружении ливанской армии. В своем большинстве танковый парк южноливанцев был представлен средними танками Шерман М-51 (известными как "Супершерман"). Это были израильские модификации американского среднего танка 1950-х М-4 Шерман. Передали танкистам ЦАДАЛ и израильские модификации советских средних танков Т-54, Т-55 и Т-62, захваченных в качестве трофеев в войне с арабскими армиями.

Транспортные средства были представлены полугусеничным бронетранспортером МЗА1 американского производства времен Второй мировой войны, французским бронеавтомобилем "Панар", разработанным и принятым на вооружение в 1960 году, легкими израильскими бронеавтомобилями семейства RАMTA и RAM и трофейными советскими БТР-50 и БТР-52. Бронированные бульдозеры, грузовики и другая техника представляли собой в основном модернизированные израильтянами американские машины.

На вооружении четырех артиллерийских батарей южноливанцев стояли ТСМ-20 - израильские 20-мм легкие зенитно-пулеметные установки производства упомянутого завода RAMTA. Это орудие произвели на базе американской ЗПУ времен Второй мировой. Артиллеристам южноливанской армии были переданы также трофейные советские 85-мм противотанковые пушки Д-48, первые опытные образцы которых были созданы в конце 1948 года. А также шесть трофейных советских установок БМ-21 "Град" и пять французских 155-мм гаубиц M-50.

Личный состав ЦАДАЛ набирался из добровольцев, а также комплектовался по принципу выборочной мобилизации мужчин в возрасте от 17 до 40 лет. Отказавшихся не наказывали. Солдаты получали жалование в размере 500 долл. США в месяц, офицеры - до 1000 долл. И это при полном довольствии. Кроме того, родственники "цадальников" получали разрешение на работу в Израиле.

Функции контрразведки и полиции в ЦАДАЛ выполняла Служба безопасности, в которой состояло около 250 сотрудников.

Согласно статистике Министерства обороны Израиля, за период с 1985 (дата создания Зоны безопасности на юге Ливана) по 2000 год ЦАДАЛ потерял убитыми 650 бойцов. Еще 250 стали инвалидами. Погибло также около 200 мирных граждан из населения районов, контролировавшихся южноливанскими военными. По данным христианской общины Израиля, общие потери ЦАДАЛ и милиций, предшествовавших созданию армии (с 1976 года), - более 1500 человек.

Теперь они живут в Израиле

Военнослужащие ЦАДАЛа на границе с Израилем после ухода израильской армии из Южного ливана. Фото: GPO / Moshe Milner

После вывода ЦАХАЛ из Южного Ливана на территорию еврейского государства перебрались не менее 8,5 тыс. человек. Большинство их составили члены семей военных и служащие местных органов власти. Рискнувшие по разным причинам остаться в Ливане "цадальники" были разоружены и интернированы подразделениями ливанской регулярной армии. Немедленно возникшие трибуналы осудили к разным срокам 1250 человек из 1700 задержанных. Когда южноливанские деревни перешли под управление "Хизбаллы", многие приговоры были пересмотрены в сторону ужесточения.

В еврейском государстве действенную помощь "цадальникам" и членам их семей оказал и продолжает оказывать Комитет поддержки вынужденных переселенцев Южного Ливана. Бывшие "цадальники" получают военные пенсии и льготы от израильского Министерства обороны. Многие южноливанские военнослужащие получили возможность продолжить службу в израильской армии и полиции. Другие смогли наладить свой бизнес.

Арза Хаддад, дочь первого командующего ЦАДАЛ Саада Хаддада, окончила самый престижный израильский вуз "Технион" (Хайфский технологический институт) и получила должность специалиста по ракетной технике в системе производства и запуска израильских спутников.

Несколько лет назад в библиотеке Хайфского университета случай свел меня с Антуаном, бывшим военнослужащим ЦАДАЛ, который, получив магистерскую степень по инженерии в этом учебном заведении, завершал там же написание докторской диссертации.

Антуан - выходец из состоятельной (но, по его словам, "не особенно богатой") семьи ливанских христиан-маронитов. В возрасте двадцати лет он вместе со своими братьями, сестрами и родителями покинул Южный Ливан. Вначале они жили в Афуле, потом переехали в Хайфу.

Согласно точке зрения Антуана, вывод израильских войск из Южного Ливана - крупная стратегическая ошибка тогдашнего руководства еврейского государства. "Эхуд Барак надеялся, что уход ЦАХАЛ из южноливанского анклава с одновременным расформированием ЦАДАЛ откроет Израилю возможность подписать мирный договор с Сирией. Но президент Хафез Асад сорвал переговоры. По сути, сирийцы обманули евреев, а Барак продолжал настаивать, что он должен сдержать предвыборное обещание и вывести войска из Ливана". - рассуждал будущий доктор.

В этой связи показательно, что уже после роспуска ЦАДАЛ в еврейском государстве некоторое время существовало "Правительство Свободного Ливана в изгнании".

Ошибка или верный ход?

Действительно, командование ЦАХАЛ и разведслужбы предупреждали Эхуда Барака об опасностях одностороннего отступления. Резко против отступления из Ливана выступал тогдашний начальник Генштаба Шауль Мофаз (между прочим, уроженец Ирана). Правда, через несколько лет он изменил свое мнение и заявил, что Барак был прав.

Очень немногие в командовании израильской армии, кроме командующего Северным военным округом Амирама Левина, поддержали вывод войск. В АМАН (военной разведке) на стороне Барака выступил только один человек - подполковник Шломо Каши, возглавлявший небольшую "мозговую группу", созданную по следам "войны Судного дня" 1973 года. Эту войну евреи выиграли с большими потерями. В задачу группы Каши входил поиск альтернативных точек зрения, которые шли бы вразрез со стандартным мышлением командиров.

Бригадный генерал запаса Амос Гильбоа, автор книг по истории израильской разведки, служивший в разное время советником премьер-министра по арабским делам и советником министра обороны, в своей книге "Утренние сумерки" писал:

"Каши был образцовым офицером, обладающим острым умом и богатым исследовательским опытом. Его аналитический документ, на который ссылался Барак, представлял революционную для того времени концепцию: "Хизбалла" не хочет, чтобы Израиль вывел войска из Ливана, так как борьба против евреев оправдывает их существование в Ливане и поддерживает репутацию главного борца с сионизмом".

Арабская пословица гласит: "Ветры дуют не так, как хотят корабли". Надежды политических лидеров тоже оправдываются далеко не всегда. В конце концов, мирные договоры заключают по меньшей мере две стороны. Эхуд Барак стремился подкрепить уход из Ливана мирным договором с Сирией, в рамках которого Израиль вернул бы ей Голанские высоты. Но Хафез Асад все еще надеялся сбросить евреев в море и, присоединив территорию еврейского государства, создать "Биляд аш-Шам" ("Великую Сирию").

Идея создания на территории Южного Ливана дружественного еврейскому государству "христианского анклава" появилась вскоре после Войны за независимость Израиля 1947-1948 годов. Рафаэль Эйтан, начальник Генштаба израильской армии в 1978-1983-м, в своей книге "Повесть солдата" (русский перевод 1991 года) отмечает, что Моше Шарет (фамилия при рождении Черток; уроженец Херсона), первый министр иностранных дел в истории Израиля и второй премьер-министр, готов был уже в начале 1950-х оказать ливанским христианам всяческое содействие в формировании собственных военных и властных структур в Южном Ливане.

Такой же точки зрения придерживался и легендарный министр обороны во время Шестидневной войны 1967 года Моше Даян. Однако западные страны, и прежде всего Великобритания, поставившие на богатые нефтью арабские государства, сделали все возможное, чтобы "христианского анклава" в Ливане вообще не возникло или он имел бы короткую жизнь.

Никто не забыт

Церемония открытия Монумента памяти погибшим солдатам Армии Южного Ливана. Фото: МО Израиля / Ариэль Хермони

Создание и существование с апреля 1979 года по май 2000 года южноливанских милиций и военного формирования ЦАДАЛ объясняется объективными и субъективными причинами. Во-первых, такие патриоты Ливана, как майор Хаддад и генерал Лахад, смогли взять на себя инициативу и ответственность за противостояние террористическим и левацким организациям, откровенно объявив себя союзниками Израиля.

Во-вторых, в эпоху холодной войны, когда "коллективный Запад" противостоял Советскому Союзу и его союзникам, даже британский традиционный антиизраилизм откровенно не выпячивался. Израиль по умолчанию тоже считался членом "западного клуба". Тем более что Москва вплоть до конца 1980-х годов никоим образом не желала сотрудничать с евреями на политическом уровне.

Церемония открытия Монумента памяти погибшим солдатам Армии Южного Ливана. Фото: МО Израиля / Ариэль Хермони

Когда же СССР распался, Запад сосредоточил усилия на привлечении на свою сторону стран, которые всегда выступали против Израиля, но действовали с оглядкой на тогдашний "социалистический лагерь". В столицах большинства западноевропейских государств созрело решение превратить Израиль в "мальчика для битья", демонстрируя недемократическим режимам свою решимость пинать евреев и созданное ими государство. К сожалению, и международные организации приняли сторону "коллективного Запада".

При таком раскладе и политическом климате на мировой арене фактически союзное Израилю граничащее с ним государство долго просуществовать не могло. Но память о тех южноливанцах, которые в течение более двух десятков лет сражались вместе с евреями против террористов и бандитов, священна.

Церемония открытия Монумента памяти погибшим солдатам Армии Южного Ливана. Бени Ганц и Авив Кохави. Фото: МО Израиля / Ариэль Хермони

4 июля 2021 года в городе Метула, неподалеку от ливанской границы прошла церемония открытия Монумента памяти погибшим солдатам Армии Южного Ливана. В этой церемонии приняли участие министр обороны Бени Ганц, начальник штаба ЦАХАЛ Авив Кохави, ветераны ЦАДАЛ, семьи погибших.

Ганц и Кохави вручили медали ветеранам, сражавшимся плечом к плечу с солдатами израильской армии. На Монументе, строительство которого велось восемь месяцев, на иврите и арабском языке выгравированы слова: "Мы всегда будем помнить солдат южноливанской армии, павших, защищая города Южного Ливана и Северного Израиля".

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке