Zahav.МненияZahav.ru

Воскресенье
Тель Авивחם מהרגיל
+32+22

Мнения

А
А

Человек, который знал

Джон О'Нил видел будущее и говорил, что должно произойти. Отчаявшись убедить людей, он стал главой службы безопасности башен-близнецов.

Рон Майберг
11.09.2021
Источник:Новости недели
Фото: Getty Images / Craig Allen

Джон О'Нил жил шикарно, как нувориш. Курил дорогие кубинские сигары, пил Chivas Regal, носил костюмы из дорогой ткани в тонкую белую полоску и туфли известных брендов. По свидетельству коллег, у него были изящные руки с ухоженными ногтями. Трудно было представить, что этот человек занимает одну из ведущих должностей в Федеральном бюро расследований и является одним из самых компетентных специалистов в области исламского террора.

О'Нил прекрасно осознавал, какую ненависть питают исламисты к западной цивилизации, их готовность проливать кровь "неверных". В его кабинете висели плакаты с названиями террористических группировок, орудующих по всему миру, и снимки боевиков, которые были схвачены и подверглись допросам. В начале девяностых годов в этом списке появилось имя главы террористического движения Усамы бин-Ладена. Джон О'Нил настаивал тогда на тщательном допросе Рамзи Юсуфа, который пытался разрушить "башни-близнецы", взорвав в 1993 году заминированный автомобиль на подземной автостоянке комплекса, позже - на допросе слепого шейха Абдул-Рахмана, предвидевшего падение башен. О'Нил был одной из тех охотничьих собак, что не возвращаются с болота без добычи, которую подстрелил хозяин.

В многотомном следственном отчете, посвященном трагедии 2001 года, содержатся разделы, рассекретить которые требуют от президента Джо Байдена семьи погибших в теракте 11 сентября.

Джон О'Нил стоял у истоков создания группы "Алекс", в задачу которой входила совместная с ЦРУ слежка за бин-Ладеном и финансовыми потоками его организации. Особенно важно было ликвидировать высокопоставленных руководителей "Аль-Каиды", находить их укрытия и тренировочные лагеря. Однако ввиду конкуренции между двумя крупнейшими разведывательными структурами США О'Нил получал от коллег из ЦРУ далеко не всю информацию. Те делились с Джоном незначительными сведениями, а сами выкрадывали из его офиса важные документы. Постепенно соперничество превратилось в открытую вражду, которая порой перерастала в рукопашные схватки на брифингах у Ричарда Кларка, советника президента Клинтона по национальной безопасности. И, хотя Кларк был склонен больше прислушиваться к О'Нилу, ЦРУ являлась многопрофильной организацией, которую трудно было игнорировать.

Конфликт между двумя учреждениями напоминал историю отношений между нашими АМАНом и "Моссадом" накануне Войны Судного дня, но был в разы смертоноснее: 11 сентября в "башнях-близнецах" погибло больше американцев, чем израильтян в той войне. И все они были гражданскими лицами.

ЦРУ располагал крепкими агентами, которым удалось заполучить снимки участников международной встречи руководителей "Аль-Каиды" в Малайзии. Если бы эти снимки вовремя передали О'Нилу, он бы опознал некоторых из тех, кто осваивал профессию летчика в Америке, где, как он уже четко осознавал, закрепились ячейки организации бин-Ладена.

Нападение террористов на военный комплекс в Саудовской Аравии в 1995 году, в результате которого были убиты 168 мирных жителей, заставило О'Нила возглавить направившуюся туда делегацию из сотни агентов ФБР. Это была самая крупная террористическая атака, которую когда-либо расследовало ФБР. В огромной палатке люди О'Нила собрали взорвавшийся грузовик, и когда улики указали на бин-Ладена, к месту происшествия поспешил шеф ФБР Луи Фри. Он не принадлежал к поклонникам О'Нила, ему не нравились сделанные им выводы расследования. Во время совместного возвращения в Вашингтон раздосадованный О'Нил нарушил церемониал и сказал Фри, что готов позволить саудитам надрать ему задницу. И тем самым подписал смертельный приговор своей карьере.

В 1997 году Джон обнародовал свое обоснованное мнение о том, что бин-Ладен перебросил мост в Америку: "Каждая исламская террористическая группировка сегодня присутствует в США. Многие группы обладают возможностями и инфраструктурой, способными причинить нам вред в любой момент. Ведь если вы хотите совершать террористические акты в политических и социальных целях, то стремитесь к тому, чтобы они освещались в новостях. Чем масштабнее операция, тем больше эфирного времени". О'Нил завершил свои замечания пессимистически: "К сожалению, я не могу гарантировать, что американцы не будут убиты или ранены в результате террористического акта. Фактически именно это и будет происходить до тех пор, пока насилие воспринимается как способ продвижения политической и социальной повестки дня".

Осенью 1999 года О'Нил поделился с руководством ЦРУ подозрениями в том, что "Аль-Каида" собирается разрушить "башни-близнецы" Всемирного торгового цента в Нью-Йорке. Он был настолько озабочен возможностью нового нападения на ВТО, что как-то во время обеда с коллегами упомянул о стремлении стать после выхода на пенсию главой системы безопасности комплекса. В конце трапезы О'Нил уточнил, что "Аль-Каида" ужасно разочарована неудачной попыткой причинить "близнецам" вред, и не в ее правилах оставлять задуманное незавершенным.

20 октября 2000 года небольшая лодка с боевиками "Аль-Каиды" и взрывчатыми веществами врезалась американский эсминец "Коул" у берегов Йемена, пробив большую дыру в борту. 17 американских моряков погибли. 500 агентов ФБР во главе с О'Нилом приземлились в Йемене. Рядом с Джоном был его новый ученик, молодой агент ливанского происхождения Али Суфан. Посол США в Йемене Барбара Бодин пришла в ярость - она невзлюбила О'Нила с первой минуты знакомства. В своем костюме для сафари он выкрикивал приказы сотням агентам ФБР, вооруженным автоматическим оружием дальнего действия. Бодин потребовала существенного сокращения численности группы. Правительство Йемена не собиралось сотрудничать со следствием, и поведение госпожи посла лишь усиливало его мотивацию.

В группе федеральных агентов, прибывших в Йемен для расследования атаки на эсминец, был Пэт Паттерсон. Вечера он проводил в баре отеля в компании О'Нила. Оба размышляли о том, какова может быть следующая цель бин-Ладена, и Джон пришел к выводу, что это будут "башни-близнецы". Позже Паттерсон говорил: "Я считал, что для них не имеет смысла атаковать одну и ту же цель второй раз, но Джон был убежден, что их цель именно такова. Это было его внутреннее чутье".

О'Нил вернулся в Нью-Йорк, чтобы доложить начальству детали расследования и попросить разрешения вернуться в Йемен для продолжения допроса подозреваемых. Однако Бодин отказала ему в визе на въезд.

Летом 2001 года О'Нил и старшие агенты ФБР встретились с мэром Нью-Йорка Джулиани и начальником полиции Криком, чтобы проинформировать их об угрозе теракта. О'Нил сказал Крику, что вот-вот произойдет "нечто грандиозное" и выразил разочарование отношением администрации США: "Основным препятствием для расследования исламского террора в Саудовской Аравии являются интересы американских нефтяных компаний в этой стране. А ведь все ответы, все, что нам нужно для ликвидации организации бин-Ладена, находится там".

Между тем, О'Нил на фоне разочарований в личной жизни совершил серьезную оплошность - потерял электронный носитель с именами агентов. Вследствие умышленной утечки информации, произошедшей не без участия его недругов, "New York Times" опубликовала историю утраченного дела. И О'Нил сдался. Он подал в отставку и 23 августа 2001 года был назначен начальником службы безопасности ВТО с офисом на 34-м этаже Южной башни. Друг Джона - Крис Ишем, старший продюсер ABC News, сказал тогда: "По крайней мере, это будет несложная работа. Ведь ОНИ не собираются снова взрывать башни". О'Нил ответил: "Правда в том, что они всегда стремятся закончить работу, и, думаю, попытаются еще раз".

Последние две недели перед 11 сентября прошли для О'Нил благополучно. Вместо старого "Бьюика" у него появился новый "Мерседес" и именная стоянка подземном паркинге под "башнями". Он встречался с женщинами, которые боготворили его. Ночью 10 сентября он приехал к Элен Джеймс, а оттуда с членами Китайского клуба отправился выпить стаканчик. Он был немногословен, только сказал, что вот-вот произойдет что-то грандиозное. Утром О'Нил извинился перед подругой за позднее возвращение, отвез ее на работу и отправился на встречу в свой офис...

Первый самолет врезался в Северную башню в 8:46 утра. Через полчаса он позвонил Джеймс и пытался успокоить ее: "Со мной все в порядке, милая. Но, господи, как здесь страшно! Куски тел повсюду. Не плачь! Думаю, все мои помощники погибли, но я должен делать свою работу".

Тело О'Нила было обнаружено 21 сентября. Последний, кто видел его живым, сказал, что Джон помогал раненым в Северной башне.

Есть люди, которые умеют правильно оценивать информацию. И всегда находятся те, которые их игнорируют. История подобных случаев одновременно трагична и исполнена героизма. Джон О'Нил был пунктуальными и прилежным исследователем глобальной угрозы. Он владел инструментами, способными вовремя обнаружить и предотвратить ее, но его вытеснили рабы традиционного мышления, которые отказывались рисковать. Рука случая привела его к смерти именно в том месте, где, как он раньше всех знал, произойдет катастрофа.

Источник - Маарив

Перевел Яков Зубарев

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться.

Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.

Статьи можно также обсудить в Фейсбуке